Тюрьма и мир: принудительное кормление в Гуантанамо и тюрьма для сексуальных преступников

В самом центре небольшой деревушки Персе, пользующейся популярностью у туристов из-за окрестных живописных скал, совсем рядом с ресторанами и сувенирными магазинчиками, располагается тюрьма, в которой содержатся 42 опасных заключенных. Вот уже три года, как в этом пенитенциарном учреждении проводится необычный эксперимент: реабилитация сексуальных преступников.

 США: принудительное кормление в тюрьме Гуантанамо

Заключенный из Йемена, содержащийся в тюрьме Гуантанамо, определил принудительное кормление как «жуткую боль» и «жестокое наказание», которого он не пожелал бы никому на свете. В этой американской тюрьме, расположенной на Кубе, до сих пор подвергаются принудительному кормлению 38 человек [ Данные по состоянию на август 2013 года. ]. Власти признают, что эта процедура «безусловно, является малоприятной», но «необходимой».

Во время организованного властями посещения журналистами американской базы Гуантанамо, на территории которой находится одноименная тюрьма, медицинский персонал тюремной больницы продемонстрировал специальное кресло для принудительного кормления, к которому привязываются и приковываются голодающие заключенные во время этой процедуры.

– Сначала мы предлагаем им обычную еду, когда они отказываются, мы предлагаем добровольно проглотить специальную питательную смесь; когда они и это отказываются сделать, охранники сажают их в это специальное кресло и привязывают, – объясняет санитар, просящий называть его просто Леонато, именем, заимствованным из одного из шекспировских произведений.

Он не хочет, чтобы его настоящее имя стало известно из-за того, что эта процедура принудительного кормления осуждается многими правозащитными организациями.

– Затем мы измеряем необходимую длину трубки, предлагаем заключенным воспользоваться гелем (анестетик) или оливковым маслом, – добавляет он, показывая тонкую резиновую трубку, которую необходимо вставить в нос, через который она пропихивается до желудка. – Процесс принудительного питания через нос длится 30–35 минут.

– Это быстрая процедура, – добавляет его коллега, представляющийся как Фрот, – неприятнее всего, когда зонд проходит через горло, но, впрочем, эта процедура не является болезненной.

– Безусловно, это неприятно, – замечает Эрик, еще один санитар.

Никто из журналистов так и не смог присутствовать на этих сеансах кормления 38 из 56 продолжающих голодовку заключенных, которые проводятся дважды в день в лагерях № 5 и № 6 тюрьмы Гуантанамо.

В течение уже шести месяцев эти заключенные, которые лишь подозреваются в связях с террористическими организациями, протестуют против содержания их в Гуантанамо без суда и следствия. И длится это их заключение более 10 лет.

– Понятное дело, если бы все эти люди не ели шесть месяцев, их давно бы уже не было в живых, – поясняет капитан Роберт Дюран, представитель Пентагона по связям с общественностью.

– Мы стремимся сохранить жизни заключенным, используя законные методы, – говорит он, предпочитая называть принудительное кормление «внутренним кормлением» – такой термин изобретен в вооруженных силах.

– Большинство из них подчиняются процедуре, которая разработана таким образом, чтобы быть безболезненной, – добавляет г-н Дюран. Он категорически опровергает определения, которыми эту процедуру недавно наградила федеральный судья Глэдис Кесслер: «болезненная, оскорбительная и унижающая человеческое достоинство».

– Это не имеет ничего общего с той театральной постановкой, которую продемонстрировал этот музыкант, – резко говорит капитан Дюран, которого спросили, что он думает о том шокирующем видео, которое снял рэпер Мос Деф. По просьбе одного из телеканалов он, желая продемонстрировать, что представляет собой принудительное кормление, переоделся в оранжевый комбинезон [ Обычный цвет униформы американских заключенных. ] и очень ругался, когда ему, полностью связанному, засовывали в нос зонд.

– Я испытывал ужасную боль в груди, горле и желудке, – написал недавно один из объявивших голодовку в газету «Нью-Йорк таймс». Этот гражданин Йемена Самир Наджи аль-Хасан Мокбель утверждает, что «никогда ранее не подвергался таким страданиям».

Четверо других заключенных говорили о «пытках» и умоляли суды – впрочем, напрасно – положить конец «насильственному кормлению».

– Да, эта процедура не из легких, – допускает главный тюремный врач, – но она необходима, чтобы сохранить жизни заключенным.

По его словам, процедура принудительного кормления применяется в соответствии с федеральными тюремными правилами.

Этот врач, предпочитающий не раскрывать свое имя и лицо тоже, обследовал в июне месяце большинство из 106 объявивших голодовку в Гуантанамо. На июнь как раз пришелся подъем протеста, когда голодовку объявило большинство из 166 узников, содержащихся в этой тюрьме [ По состоянию на начало сентябре в «Гуантанамо» содержалось 164 заключенных. ].

Всего в этом учреждении работает 137 человек медицинского персонала, из которых 37 прибыли специально после начала голодовки, чтобы помогать медикам, работающим здесь на постоянной основе.

Тем не менее главврач опасается за жизнь отдельных своих пациентов.

– Некоторых мы были вынуждены поместить в госпиталь, чтобы буквально вытащить с того света, – говорит он.

И хотя тюремные власти считают, что никто из голодающих не находится в состоянии «опасности», врач не исключает того, что может произойти «неожиданная смерть» по причине «возникших медицинских проблем, вызванных длительным голоданием».

Чтобы исключить «неожиданную смерть», заключенному, который в результате голодовки теряет 15 процентов своего веса или, если после 21 дня воздержания от пищи, у пациента возникают клинические симптомы, главврач рекомендует начать кормление через зонд: добровольно или принудительно – по выбору самого арестанта.

Великобритания: наркотюрьма

Всего чуть больше года прошло со дня введения в эксплуатацию одной из крупнейших британских тюрем, а она уже признана самым «наркотически зависимым» пенитенциарным учреждением. Каждый пятый в этой тюрьме (а всего здесь содержатся 1600 заключенных) употребляет наркотики. Генеральный инспектор тюрем весьма обеспокоен сложившейся ситуацией и обвиняет частного оператора – охранную компанию G4S – в неспособности осуществлять должное управление.

Итак, знакомьтесь – тюрьма Оквуд. В этом пенитенциарном учреждении наркотики достать легче, чем кусок мыла – это едкая констатация фактов, высказанная Генеральным инспектором британских тюрем Ником Хардвиком после проведенной проверки этой гигантской тюрьмы, расположенной около города Уольверхэмптон в регионе Уэст-Мидлендс (запад Англии).

В своем отчете, опубликованном на сайтах газеты «Гардиан» и телерадиовещательной корпорации ВВС, Ник Хардвик с возмущением указывает, что тюрьму уже заполонили наркотики, хотя открыта она лишь 14 месяцев назад.

Это действительно одна из самых новых тюрем в Великобритании, сданная в эксплуатацию в апреле 2012 года. Ее общая вместимость составляет 1600 заключенных, и она управляется частной охранной компанией G4S, что позволяет британское законодательство.

Первая независимая и внезапная инспекция с момента открытия Оквуда указывает на то, что если уж частный сектор берется за управление пенитенциарным учреждением, то должен делать это гораздо лучше, чем делается в настоящее время.

Положительные тесты на употребление наркотиков показали 20% заключенных. В отчете подчеркивается, что каждый седьмой заключенный пристрастился к наркотикам именно в этой тюрьме.

Как указывается в отчете инспекторов, в тюрьме Оквуд список легкодоступных продуктов, препаратов и изделий «весьма широк», несмотря на то,что они запрещены. Чаще всего здесь употребляют «Черную мамбу» – синтетическую «траву», дающую эффект марихуаны. За «Черной мамбой» следуют субутекс (опиоид, является мощным обезболивающим) и героин. Проверявшие тюрьмы инспекторы установили также, что в Оквуде имеет место незаконный оборот наркотиков, осуществляемый медицинской службой.

Чрезмерное употребление запрещенных препаратов влечет за собой неприятные последствия – высокий уровень насилия и напряженности в тюрьме. И уровень этот (нападения, домогательства, избиения и т.д.) растет. Результат: «большое количество заключенных не чувствуют себя в безопасности, включая и тех заключенных, которые относятся к категории особо уязвимых и содержатся в отдельном блоке». Использование силовых методов для «успокоения» агрессивных заключенных в Оквуде в два раза чаще, чем в других тюрьмах с таким же режимом. Всего за первые шесть месяцев 2013 года инспекторы насчитали 241 подобный случай.

Тюрьма Оквуд подвергается критике уже не в первый раз. В июле 2013 года она была признана одной из двух худших тюрем из числа находящихся под частным управлением после проведенной Министерством юстиции проверки.

Последний отчет Генерального инспектора тюрем, впрочем, не останавливается только на проблеме «суперпотребления» наркотиков. Среди других серьезных недостатков отмечаются: очень низкий уровень воспитательной работы; высокий уровень членовредительства; претензии заключенных к тому, что их попросту не желают слушать; нехватка туалетных принадлежностей первой необходимости; неопытность тюремного персонала, который попросту не обучен тому, как правильно реагировать на плохое поведение со стороны заключенных, в результате чего сотрудники зачастую просто не в состоянии избежать конфронтации.

Компания G4S, основанная в 2004 году, на сегодняшний день является самой мощной охранной структурой во всем мире. Численность ее персонала составляет 620 000 человек в 120 странах. Эта британская многонациональная компания в 2012 году выиграла гигантский контракт по обеспечению безопасности во время Олимпийских игр в Лондоне. Кстати, к ее работе во время Олимпиады имелись большие претензии.

Несмотря на четко обозначенные проверкой проблемы, компания тем не менее пытается защищаться, указывая, что величина объекта затрудняет управление.

«Мы уже наметили путь к улучшению, усилив оперативное сопровождение проблемных случаев, таких как, например, повышенное наличие наркотиков», – заявил Джерри Петерик, исполнительный директор Департамента по управлению тюремными учреждениями компании G4S.

По состоянию на апрель 2013 года в Великобритании насчитывалось 91 700 лиц, содержащихся в тюрьмах, что составляет 148 заключенных на 100 000 населения. Это один из самых высоких показателей во всей Европе.

Канада: тюрьма для сексуальных преступников

В самом центре небольшой деревушки Персе, пользующейся популярностью у туристов из-за окрестных живописных скал, совсем рядом с ресторанами и сувенирными магазинчиками, располагается тюрьма, в которой содержатся 42 опасных заключенных. Вот уже три года, как в этом пенитенциарном учреждении проводится необычный эксперимент: реабилитация сексуальных преступников.

Не так давно в этой маленькой деревне была открыта тюрьма, в которой содержатся исключительно сексуальные преступники. Из-за своеобразия этого учреждения пришлось создать дополнительно 70 рабочих мест. А ежегодные инвестиции в эту необычную тюрьму – пока единственную во всем мире – составляют более 5 миллионов долларов США.

– Это вовсе не гостевой домик для педофилов, – сразу же предупреждает Эндрю Мак Киббен, главный врач этого центра заключения, в котором для интенсивного шестимесячного лечения одновременно могут находиться лишь 42 осужденных за сексуальные преступления.

После перепрофилирования этого пенитенциарного учреждения, которое было произведено в 2010 году, жители деревни, узнав, что в ней будут содержаться исключительно сексуальные преступники, поначалу протестовали против этого.

– Им совершенно не хотелось, чтобы, например, в июле, когда деревню наводняют толпы туристов, здесь же разгуливали и эти заключенные, – говорит Бренда Кайн, владелица туристического отеля, расположенного рядом с тюрьмой.

В результате между жителями городка и Министерством общественной безопасности был заключен «социальный контракт», по которому все риски были сведены к минимуму.

225 заключенных, прошедших в Персе за эти три года полный реабилитационный курс, наслаждались мирной жизнью во время своего пребывания в тюрьме. Понятное дело, что в других – обычных – тюрьмах такое спокойствие им гарантировать никто не мог.

– Это потому, – объясняет г-н Мак Киббен, – что в тюремной иерархии сексуальные преступники находятся в самом низу иерархической лестницы. В обычной тюрьме такой человек полон тревог, он опасается за свою жизнь, ему постоянно угрожают, относятся как к крысе. Такие люди не занимаются спортом, поскольку они находятся в постоянно запертой в целях их безопасности камере, – продолжает врач. – Участник программы, прибывая сюда, в Персе, встречается с персоналом, который относится к нему уважительно. Такому человеку обеспечивается полная безопасность. Из ситуации полной безнадежности он попадает туда, где ему пытаются помочь и сделать его лучше, чем он есть. Здесь соединяются интересы общества и интересы этих парней.

Криминолог-сексолог Мак Киббен прекрасно понимает, что подобные преступления вызывают сильную отрицательную реакцию со стороны населения, но он просит принять к сведению некоторые факты.

– Да, я работаю с сексуальными насильниками, но я постоянно работаю в интересах всех жертв, – уверяет д-р Мак Киббен. – Во время своего пребывания здесь преступники должны пройти через очень жесткую программу реабилитации.

Кроме того, в центре заключения деревни Персе действуют те же самые правила осуществления мер безопасности, что и в остальных канадских тюрьмах, со всеми имеющимися ограничениями.

– Здесь вовсе не «Хилтон», – напоминает г-н Мак Киббен.

Продать дом, расположенный напротив тюрьмы, в которой содержатся педофилы, задача не из легких. Взять, например, Ивана Леблана.

Он живет прямо напротив входа и постоянно видит зарешеченные автофургоны, перевозящие заключенных. Уже 16 месяцев, как он выставил свой дом на продажу, но до сих пор не нашлось ни одного потенциального покупателя.

– Никто не то чтобы не пришел посмотреть, но даже и ни единого звонка не было, – говорит г-н Леблан, один из самых непримиримых противников открытия в 2010 году этой спецтюрьмы. – Да и само словосочетание «тюрьма-больница» отпугивает, – добавляет он. – Представьте, вдруг сюда явится мужчина, у которого двое детей и который хочет купить такой дом, как у меня. А затем он узнает, что прямо напротив находится тюрьма для педофилов. Как вы думаете, купит он мой дом? – Ну да, открытие тюрьмы позволило создать ряд рабочих мест, – продолжает Иван Леблан. – А мне-то что с этого? Что я с этого имею? Ничего!

Его большое поместье стоило 245 тысяч долларов США, но после открытия тюрьмы он был вынужден снизить цену. Теперь г-н Леблан пытается его продать хотя бы за 200 тысяч.

– Хорошо, если удастся продать и за 160 тысяч, – вздыхает он.

Г-н Леблан и его сосед, который также продает свою собственность, выступали против открытия этой тюрьмы. В свое время организованная ими в адрес властей петиция собрала 8600 подписей.

Бизнесмен Жиль Жан считает, что открытие тюрьмы для сексуальных преступников произошло потому, что жители деревни избрали себе не то местное начальство. Промахнулись, полагает он.

– Зачем она вообще здесь нужна, эта тюрьма? – недоумевает г-н Жан. – Это же туристический центр! Они бы еще открыли тюрьму для педофилов у подножия Эйфелевой башни, – иронизирует бизнесмен. – Здесь ей не место.

Если поначалу местные жители были настроены весьма отрицательно к открытию этой своеобразной тюрьмы, то теперь они вполне спокойно воспринимают тот факт, что ежегодно в ней проходят реабилитационный курс около 75 заключенных. Хотя, безусловно, они несколько разочарованы тем, что из-за этой тюрьмы местность получила ряд негативных в экономическом плане последствий. Поток туристов хоть и незначительно, но снизился.

Местная тюрьма была закрыта в 1985 году, а затем, когда тюремное население в Канаде стало расти, Джорджу Мамелоне, бывшему в то время мэром, пришла в голову идея вновь открыть здесь специализированное пенитенциарное учреждение.

Организация 70 новых рабочих мест в одном из самых проблемных в части обеспечения работой районов в то время рассматривалась как важный вклад в местную экономику, но специфическая клиентура – сексуальные преступники – вызывала опасения.

Петиция против открытия тюрьмы собрала 8600 подписей, и была организована инициативная группа, пытавшаяся заблокировать этот проект.

В 2008 году г-ну Мамелоне, ставшему к тому времени депутатом парламента, удалось «выпустить пар» и «протолкнуть» проект, пообещав, что никто из заключенных тюрьмы во время пребывания в ней, не сможет ни под каким предлогом выйти «на улицу».

Сегодня эта в своем роде знаменитая тюрьма для сексуальных преступников является частью окружающего пейзажа, тем более что располагается она прямо напротив знаменитой скалы, которую так любят туристы.

А Джордж Мамелоне считает, что благодаря ей удалось не только создать 75 дополнительных рабочих мест, что весьма немало для крошечной деревушки, но и увеличить муниципальный бюджет за счет налогов на 250 тысяч долларов США ежегодно, что составляет около 20% всего бюджета.

– А ведь это очень много, – отмечает с довольным видом депутат.

США: Основная задача – снижение числа заключенных

С 27 октября по 1 ноября в городе Колорадо-Спрингс, штат Колорадо, проходила XV ежегодная конференция, проводимая Международной ассоциацией исправительных учреждений (МАИУ). В ее работе приняли участие более 500 делегатов пенитенциарных систем и учреждений из 72 стран.

На первом же заседании участники конференции почтили память исполнительного директора Департамента исправительных учреждений штата Колорадо Тома Клементса, застреленного бандитами 20 марта 2013 года. Как отметил в своем вступительном слове губернатор штата Колорадо Джон Хикенлупер, Том Клементс очень готовился к этой конференции и делал все от него зависящее, чтобы она прошла на высоком уровне. «А еще Том очень верил в людей…» – сказал губернатор.

Во время пленарных заседаний и в кулуарах конференции основной темой, обсуждавшейся участниками, была следующая: «Исправление вне стен тюрьмы: сокращение использования наказания в виде лишения свободы».

Проблема постоянного роста числа заключенных давно волнует специалистов-пенитенциариев. На сегодняшний день в мире насчитывается уже более 10 миллионов заключенных, и их число постоянно растет. При этом около четверти арестантов приходится на Северную Америку.

Доклад директора ФСИН России Геннадия Корниенко на тему «Разработка новых мер, не связанных с тюремным заключением» вызвал большой интерес среди участников конференции. Оно и понятно: Россия является одной из немногих стран, где действительно происходит значительное сокращение тюремного населения. Доклад, содержащий подробный анализ практики внедрения альтернативных наказаний, а также развернутые, исчерпывающие ответы на вопросы произвели серьезное впечатление на зарубежных коллег и позволили сформировать у участников конференции объективное и положительное представление о ходе реформирования уголовно-исполнительной системы России.

Интерес участников конференции вызвало и выступление Уильяма Браунфилда, помощника Государственного секретаря США по вопросам международной борьбы с наркотиками и правоохранительной деятельности. Г-н Браунфилд отметил, что США оказывают помощь многим странам в разработке эффективных программ исправления и реабилитации заключенных-наркоманов.

Исполнительный директор МАИУ Тинеке де Вале (Бельгия) в своем выступлении отметила, что хотя тюрьмы и являются необходимыми учреждениями для поддержания безопасности и ограждения граждан от посягательств преступников, тем не менее они зачастую выступают в качестве «учебных центров», в которых заключенные «повышают свою квалификацию» и становятся действительно опасными преступниками. Кроме того, как сказала исполнительный директор, любая тюрьма очень дорого обходится налогоплательщикам. Поэтому, по мнению г-жи де Вале, необходимо, чтобы все страны делали упор на альтернативные виды наказания.

Интересным для участников стал и доклад Рубена Фернандеса Лима, генерального директора Департамента профилактики и социальной реабилитации мексиканского штата Мехико. Известно, что Мексика является одной из самых проблемных стран в том, что касается наркотрафика и деятельности международных наркосиндикатов, вовлекающих в свои ряды огромное число несовершеннолетних и молодых людей. Тем не менее, по словам г-на Лимы, его страна постоянно ищет действенные способы реабилитации правонарушителей без их заключения в тюрьму.

В рамках конференции для ее участников были организованы различные интересные встречи, а также посещение пенитенциарных учреждений, в которых они могли ознакомиться с тем, как функционируют американские тюрьмы.

Во время конференции было удостоено специальной награды Министерство юстиции Азербайджана. Награда вручена за реализацию программы контроля над туберкулезом в пенитенциарной системе страны. Применяемые в тюрьмах Азербайджана экспресс-тесты позволили в 40 раз снизить смертность среди заключенных, больных туберкулезом.

В работе конференции МАИУ также приняли участие представители Министерства юстиции, Федерального бюро тюрем, Госдепартамента и Американской ассоциации исправительных учреждений.

Чехия: чтобы легче сиделось

Чешские пенитенциарные учреждения регулярно подвергаются критике за условия содержания заключенных. Особенно это касается следственных изоляторов. Как отмечают в Чешском Хельсинкском комитете, условия содержания в этих учреждениях, в которых находятся люди в ожидании суда, должны быть улучшены в первую очередь.

Полная реновация началась с тюрьмы Панкрац – пражского СИЗО, где полной реконструкции подверглись первые 27 камер.

Чешские следственные изоляторы предназначены для подследственных, то есть лиц, ожидающих судебного разбирательства. И хотя по закону они пока еще не являются виновными, их чаще всего отправляют в тюрьму, чтобы, как уверяют следственные органы, они не могли скрыться или каким-либо образом воздействовать на свидетелей или соучастников преступления. Однако само нахождение в следственном изоляторе уже сродни наказанию, поскольку существующие условия содержания являются, по мнению правозащитных организаций, унижающими достоинство человека.

Бывший депутат парламента Давид Рат, обвиняемый в коррупции и более года находящийся под стражей, регулярно жалуется на условия содержания в СИЗО. Он внес несколько проектов по улучшению ситуации в следственных изоляторах. В июне 2012 года в палате депутатов он описывал ситуацию в следующих выражениях:

– Мы живем в стране, в которой предварительное заключение в настоящее время является настоящей пыточной системой. Системой, имеющей своей целью уничтожать и пытать людей.

Доклад Чешского Хельсинкского комитета, опубликованный весной 2013 года, описывает камеры размером 4 квадратных метра, в которых живут по три человека. Заключенные могут принимать душ не более двух раз в неделю. В докладе отмечается катастрофическая нехватка «личного пространства», а также наличие различных административных проволочек.

Кажется, эта критика была услышана. По крайней мере, новое – более гуманное – законодательство вступит в силу в апреле 2014 года. К тому времени следственные изоляторы, в основном за счет собственных средств, должны произвести ремонт камер и санузлов.

Тюрьма Панкрац, одна из трех самых старых во всей стране, первая приступила к модернизации и только что завершила работы по реконструкции и ремонту камер, предназначенных для подследственных. Эти работы обошлись в 5 миллионов крон (примерно 200 000 евро) и позволили, как отметил руководитель пенитенциарного ведомства Чехии Петр Дохвал, переоборудовать 27 камер по «европейским стандартам».

– Все отремонтированные камеры обставлены совершенно новой мебелью – койками и шкафами. В них также установлены новые туалеты с обязательной изоляцией, что обеспечивает заключенным полную интимность. Подследственные смогут свободно перемещаться по коридору, то есть они не будут заперты в камерах 24 часа в сутки. Они смогут общаться друг с другом, посещать места, выделенные для проведения различных культурных мероприятий.

Камеры, кстати говоря, предназначены максимум для двоих человек. Такая же реконструкция, согласно единому плану, в ближайшее время начнется и в остальных чешских следственных изоляторах. Петр Дохвал утверждает:

– Этот процесс гуманизации условий предварительного заключения является комплексным процессом. Это означает, что условия содержания во всех СИЗО будут абсолютно идентичны.

Стоимость работ по реновации обеспечивается за счет экономии средств, ставшей возможной в результате массовой президентской амнистии, объявленной 1 января 2013 года бывшим главой государства Вацлавом Клаусом, которая привела к освобождению нескольких тысяч заключенных по всей стране. Несмотря на то, что эта амнистия подверглась резкой критике буквально со всех сторон, однако в том, что касается улучшения условий заключения, она дала положительный результат.

Мексика: Тюремный Ангел

18 октября все заключенные печально знаменитой своими бунтами мексиканской тюрьмы Ла Меса, расположенной в городе Тихуана, на самом севере Мексики, надели черные повязки. Так же поступили и охраняющие их сотрудники. Всеобщий траур случился по случаю смерти католической монахини – сестры Антонии Бреннер, которая скончалась днем ранее. Она немного не дожила до 87 лет. Кем же была сестра Антония, заслужившая такую любовь со стороны как обитателей тюрьмы Ла Меса, так и ее охранников?

До принятия монашества ее звали Мэри Кларк, и родилась она 1 декабря 1926 года в Лос-Анджелесе, в семье ирландских иммигрантов. Отец Мэри оказался талантливым бизнесменом и сколотил крупное состояние. Повзрослев, Мэри Кларк вышла замуж и родила семерых детей – четыре дочери и три сына. И всю свою сознательную жизнь она занималась благотворительной деятельностью.

В 1977 году, когда дети уже выросли, Мэри неожиданно для всех оставляет свою богатую квартиру, расположенную в шикарном районе Беверли-Хиллз, отказывается от денег и состояния и переезжает в Тихуану, где сосредоточивает свое внимание на оказании помощи тюрьме Ла Меса.

– Что-то случилось со мной, когда я впервые увидела этих людей за решеткой, – рассказывала много позже сестра Антония. – Я много думала об этих несчастных, как им там холодно ночами за решеткой… А когда я вновь пришла в эту тюрьму, мне показалось, что я вернулась домой.

По ее просьбе администрация тюрьмы выделила ей камеру в женском отделении, и монахиня в своем черно-белом одеянии, поразительно спокойная, с постоянной улыбкой и ласковыми голубыми глазами, ежедневно выходила вместе со всеми на утреннюю проверку. Она и питалась вместе с заключенными, стоя в общей очереди с алюминиевой миской.

Каждый день монахиня вставала в пять утра для молитвы, потом раздавала карточки с молитвами заключенным.

– Всему когда-нибудь приходит конец: вашим деньгам, вашей боли, семье, тюремному сроку, – говорила она на службе в тюремном храме.

Она совершенно не боялась находиться в этой переполненной тюрьме, вмещающей 8000 убийц, насильников, воров и наркоторговцев. Сестра Антония свободно ходила среди них и для каждого находила ласковое слово утешения. Она обладала каким-то особым даром: ей достаточно было прикоснуться своей теплой ладонью к щеке самого буйного заключенного, и тот сразу же успокаивался.

Сестра Антония не просто жила в тюрьме. Она продолжала свою благотворительную деятельность, не только даря узникам слова утешения, но и организуя поставки самого необходимого – медикаментов, еды, одежды, почтовых конвертов, туалетной бумаги… Помогала сестра Антония и сотрудникам тюрьмы, и их детям.

Обитатели камер звали ее просто – Мама, а охранники – Тюремный Ангел. Почему «Ангел»? Да потому, что именно благодаря сестре Антонии трижды удавалась останавливать кровавые «разборки». Она под свист пуль, в клубах слезоточивого газа появлялась в тюремном дворе, как настоящий ангел, спустившийся с небес, и уговаривала прекратить бойню. И ее слушались. Сколько жизней ей удалось спасти? Кто ж его знает…

Она рассказывала заключенным о том, какое горе своими преступлениями они доставили своим жертвам.

– Они слушали меня внимательно. Я просила их признать, что они были неправы. Среди них много страшных людей, но я все равно их всех люблю, – когда-то сказала сестра Антония корреспонденту журнала «Таймс».

Как-то, отвечая на вопрос о том, что более 30 лет назад заставило ее сменить привычный быт на тюрьму, сестра Антония ответила: «Я не понимаю, чему так удивляются люди. Помогать – легко. Сложно попросить о помощи».

Деятельность сестры Антонии заслужила уважение во всем мире, начиная от президентов Мексики и США Висенте Фокса и Рональда Рейгана и кончая матерью Терезой, с которой сестра Антония встречалась, когда та приезжала в Тихуану. В знак признательности ее заслуг местные власти одну из улиц, прилегающих к тюрьме Ла Меса, назвали ее именем.

Когда-то, отвечая на вопрос журналиста, что такое счастье, сестра Антония сказала так:

– Счастье у каждого свое. Счастье не зависит от того, где вы находитесь. Я живу в тюрьме. И вот уже 25 лет у меня ни разу не было депрессии. Да, я бывала расстроена, я на что-то или на кого-то сердилась. Порой мне бывало грустно. Но я счастлива здесь. Счастлива тем, что могу помогать всем этим людям. Наверное, именно поэтому я и живу…

Бельгия: заключенные требуют эвтаназии

В сентябре 2013 года один заключенный, приговоренный к длительному сроку лишения свободы, умер с помощью разрешенной ему эвтаназии. Это был первый подобный случай в истории Бельгии. Сегодня уже с десяток заключенных требуют разрешить им эту процедуру.

У этого человека нет никакой надежды когда-либо вновь обрести свободу. Хотя, впрочем, он ее и не требует. «Я – настоящий монстр», – признает Франк ванн ден Блекен, 50-летний бельгиец, уже около 30 лет находящийся в заключении за изнасилование и убийство 19-летней девушки-студентки. Лечение, получаемое им в тюрьме, ему не помогает, констатирует он, уточняя, что если бы даже он вышел на свободу, то «безусловно и сразу же» взялся бы за старое. «Я совершенно не ощущаю себя человеком», – признает этот насильник-рецидивист и требует, чтобы ему предоставили возможность умереть с помощью эвтаназии.

Его адвокат Йосван дер Вельпен только что направил иск с требованием вызвать в суд министра юстиции Аннеми Туртебоом. «Мой клиент, – говорит адвокат, – сам настаивает на том, чтобы комиссия по условно-досрочному освобождению не рассматривала его дело. Он не хочет рисковать, полагая, что от его действий на свободе могут быть другие жертвы. Но, по мнению психиатров, он страдает невыносимыми психическими заболеваниями и он не хочет страдать до конца своей жизни». Три года назад Франк ванн ден Блекен подал заявление об эвтаназии. «Два врача дали свое согласие, – продолжает рассказывать адвокат. – Но третий врач колеблется. Потому что, по его мнению, возможна альтернатива – перевод моего клиента в специализированную клинику в Голландии, где условия заключения гораздо более гуманны и где ему действительно могут предоставить соответствующее лечение».

Но министр юстиции не желает заниматься этим делом, поскольку речь идет о переводе заключенного в другую страну. «Это создало бы прецедент! – возмущенно говорит адвокат Фернан Келленер, бывший член Комиссии по контролю и оценке [ Специальная комиссия, проверяющая законность всех случаев применения эвтаназии. ], которая проверяет, была ли эвтаназия проведена в соответствии с требованиями законодательства. – Что же, сначала начнем переводить заключенных в другую страну, а потом они потребуют экстрадировать их на другую планету…»

Сейчас примерно десять заключенных просят разрешить им эвтаназию, которая позволит им закончить свои дни. Кое-кто уже встревожен таким поворотом дела. Что это? Возврат к смертной казни с помощью «гуманистической уловки»? «Это ведь настоящая добровольная смертная казнь, – недоумевает г-н Келленер. – Благодаря этим заключенным, возникает множество вопросов. Например, есть обоснованные сомнения, связанные с тем, что вполне возможно, их страдания связаны исключительно с тюремным заключением… Но тогда в любом случае мы должны исследовать причины этих психических страданий и найти способ, как их избежать!» А по мнению Жаклин Херреманс, президента Ассоциации «За право на достойную смерть» и члена Комиссии по контролю и оценке, «необходимо обратить внимание на некоторые стороны проблемы»: «Если речь идет лишь об отчаянии, возникающем в результате постоянного пребывания в четырех стенах, то это одна проблема, – говорит она. – Но если у человека имеется неизлечимое заболевание, то это совершенно другая проблема».

В Бельгии, где сейчас идут дебаты о возможности предоставления эвтаназии несовершеннолетним и психически больным, в этом году зарегистрировано рекордное число обращений с просьбой о проведении эвтаназии. Закон позволяет сделать такое заявление в период, когда человек еще находится в здравом уме и отдает отчет в своих действиях. В период между 1 января 2013 года и серединой октября этого же года зарегистрировано 15 279 таких обращений (за весь 2012 год их было 12 728). «Все больше и больше людей отказываются от того, чтобы кто-то принимал решение от их имени, – полагает Жаклин Херреманс. – Это является доказательством того, что декриминализация эвтаназии позволила обозначить наличие свободы выбора». В ближайшее время Франк ванн ден Блекен узнает в суде, сможет ли он воспользоваться этой самой «свободой выбора» – единственным, что ему остается в этой жизни.

ЮАР: скандал с частной охранной фирмой

Как сообщила следственная группа, персонал южноафриканской тюрьмы использовал в качестве наказания заключенных электрошок и насильственным образом делал им инъекции антипсихотическими препаратами (транквилизаторами). Правительство сделало заявление, что результаты расследования будут полностью обнародованы.

Исправительный центр Мангаунг, расположенный вблизи города Блумфонтейн, – это тюрьма максимально строгого режима, находящаяся под управлением британской охранной фирмы G4S. В начале октября 2013 года правительство ЮАР, после ряда скандалов, связанных с трудовыми спорами и проблемами с обеспечением безопасности, временно приостановило деятельность компании и взяло управление тюрьмой на себя. G4S, в свою очередь, отрицает все обвинения в жестоком обращении с заключенными.

Тревогу подняли активисты движения The Wits Justice Project. Эта организация, являющаяся составной частью факультета журналистики Университета города Витватерсранда, отслеживает ситуацию в системе криминальной юстиции в Южно-Африканской Республике. В течение года организация собирала свидетельства заключенных этой тюрьмы.

Более 30 узников рассказали, что сотрудники отдела безопасности тюрьмы пытали электротоком «проблемных» заключенных. Как заявила журналистка Рут Хопкинс, принимающая участие в работе организации, эти рассказы заключенных подтвердили и шесть тюремных охранников.

Арестанты, в частности, рассказали журналистам, что охранники «уводили их в специальную камеру, запирали дверь на ключ, раздевали их догола, силой укладывали на металлическую койку, обливали их водой, а потом пытали с помощью электрического тока». Организация The Wits Justice Project утверждает, что у нее имеются аудиозаписи, на которых слышно, как люди плачут и кричат от боли во время этих экзекуций. По словам журналистов, у них имеются и видеозаписи пыток.

По словам госпожи Хопкинс, пятеро заключенных под присягой рассказали о том, что их насильно принуждали принимать сильные антипсихотические препараты. Их свидетельства подтвердили еще двадцать заключенных и медицинская сестра.

«Некоторые из заключенных говорят, что предпочли бы умереть, только бы не подвергаться снова таким мучениям», – рассказала Рут Хопкинс. Заключенные, по словам активистов The Wits Justice Project, также жалуются на то, что из-за постоянных избиений охранниками они получают переломы и другие серьезные увечья.

Фирма G4S защищается от обвинений, заявляя, что никогда не использовала против заключенных тюрьмы Мангаунг чрезмерной или необоснованной силы. «Персонал G4S не имеет также доступа к медикаментам и не распоряжается ими», – добавили в охранной компании. Также представитель G4S заявил, что у них нет доказательств виновности сотрудников, и компания проводит внутреннее расследование. «Мы не можем доказать подлинность видео, на которых запечатлены пытки, однако мы можем подтвердить, что у нас не используются какие-либо виды пыток, включая электрический ток», – подчеркнул он.

Казахстан: тюремная реформа

7 ноября 2013 года заместитель министра внутренних дел Амантай Куренбеков представил депутатам казахского парламента проект нового Уголовно-исполнительного кодекса.

Согласно проекту, предусматривается поэтапное изменение условий содержания осужденных и стимулируется их правопослушное поведение. В этой связи проектом Кодекса вводится соответствующая классификация поведения осужденных (оценка поведения за период отбывания наказания). Осужденный к лишению свободы начинает отбывать наказание в обычных условиях. А в дальнейшем, в зависимости от его поведения, он может быть переведен на строгие либо облегченные условия.

По новому Кодексу положительно характеризующиеся осужденные разделяются на 3 группы: достигшие 1-й степени поведения (при отсутствии взысканий, наличии одного или нескольких поощрений, не являющиеся членами самодеятельной организации осужденных, не допускающие совершения нарушений в течение трех месяцев и более); достигшие 2-й степени поведения (при отсутствии взысканий, наличии одного или нескольких поощрений, являющиеся членами самодеятельной организации осужденных, не допускающие совершения нарушений в течение шести месяцев и более); достигшие 3-й степени поведения(при отсутствии взысканий, наличии одного или нескольких поощрений, являющиеся членами самодеятельной организации осужденных, не допускающие совершения нарушений в течение одного года и более).

В свою очередь отрицательно характеризующиеся осужденные также разделяются на три группы: лица, допустившие единичные нарушения порядка отбывания наказания; лица, систематически нарушающие порядок; злостные нарушители.

Это, по мнению разработчиков Кодекса, позволит более дифференцированно подходить к воспитательному процессу. В конечном счете осужденный будет знать, что за свою судьбу он отвечает сам.

В соответствии с международной практикой в проекте Кодекса прописаны обязанности осужденных (права осужденных определены и в действующей редакции УИК, и в проекте Кодекса), которые ранее определялись ведомственным нормативным актом в виде Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений.

Новым в проекте Кодекса является и то, что заметно усиливается роль общественности как в воспитательном процессе с осужденными, так и в обеспечении защиты их прав. Предусматривается создание попечительских советов при воспитательных колониях, а также консультативно-совещательных органов при местных исполнительных органах по месту дислокации учреждений с участием в этой работе помимо представителей неправительственных организаций и других общественных объединений.

Особый акцент сделан на профилактику пыток осужденных, что является актуальным в контексте ратифицированного Казахстаном Факультативного протокола к Конвенции ООН против пыток.

Законом впервые вводится национальный механизм предупреждения пыток в лице Уполномоченного по правам человека и неправительственных организаций. Если сегодня места принудительного содержания могут посещать только представители общественных наблюдательных комиссий (ОНК), то законом расширяется перечень таких субъектов – теперь разрешается посещение и членами НПО, не входящими в состав общественных наблюдательных комиссий.

С целью предупреждения коррупционных проявлений со стороны сотрудников пенитенциарных учреждений проектом Кодекса исключается компетенция начальника отряда по наложению взысканий и поощрений на осужденных, а также конкретизируется перечень лиц, с которыми осужденный вправе получать длительные свидания (в проекте Кодекса исключается понятие «иные лица»); конкретизированы и обстоятельства, при которых осужденному предоставляется право на телефонные переговоры (раскрывается понятие «исключительные личные обстоятельства», а также предоставляется право на телефонные переговоры не «до 15 минут», когда присутствует вероятность вмешательства администрации, а «15 минут», когда осужденный сам выбирает продолжительность телефонного разговора). За осужденными закрепляется право на непосредственное обращение в суд по вопросу перевода в колонию-поселение.

Предполагается запретить посылки заключенным, но при этом будет увеличен размер месячного расчетного показателя для приобретения ими продуктов первой необходимости в магазинах исправительных учреждений.

Поскольку Казахстан является светским государством, проектом нового УИК запрещается строительство на территории пенитенциарных учреждений культовых сооружений. В то же время заключенные имеют право общения с представителями различных конфессий. В статье 7 недавно принятого закона «О религии» говорится: «К лицам, содержащимся в специальных учреждениях, обеспечивающих временную изоляцию от общества, находящимся в учреждениях, исполняющих наказания, (…), по их просьбе или их родственников в случае ритуальной необходимости приглашаются священнослужители религиозных объединений, зарегистрированных в порядке, установленном законодательством Республики Казахстан. При этом совершение религиозных обрядов, церемоний и (или) собраний не должно препятствовать деятельности указанных организаций, нарушать права и законные интересы других лиц».

Одной из новаций проекта УИК является введение классификации исправительных учреждений, исполняющих наказания в виде лишения свободы, в зависимости от степени безопасности и содержания заключенных: минимальной безопасности – колонии-поселения; средней безопасности – исправительные колонии общего режима; средней безопасности для содержания несовершеннолетних – воспитательные колонии; полной безопасности – исправительные колонии строгого режима; максимальной безопасности – исправительные колонии особого режима; чрезвычайной безопасности – тюрьмы; смешанной безопасности – следственные изоляторы, а также учреждения с изолированными участками различных видов режима исправительных колоний, в которых осужденные проживают в камерах.

В связи с вводимыми в Уголовный кодекс наказаний за уголовные проступки, проектом Уголовно-исполнительного кодекса регламентируется порядок их исполнения, таких, как арест и выдворение за пределы страны иностранцев и лиц без гражданства.

Проектом УИК также расширяется перечень лиц, в отношении которых будет устанавливаться пробационный контроль. Помимо осужденных условно, он будет устанавливаться за осужденными к ограничению свободы и условно-досрочно освобожденными лицами.

Проектом Кодекса предусматривается оказание содействия в получении социально-правовой помощи лицам, в отношении которых судом установлен административный надзор полицией по материалам администрации учреждения УИС. Это позволит способствовать более быстрой адаптации к жизни на свободе лиц, освобождающихся из мест лишения свободы и недопущения ими новых преступлений.

Как рассказал депутатам Амантай Куренбеков, до конца 2013 года планируется завершить реконструкцию двух учреждений в городах Уральск и Кызылорда с покамерным содержанием осужденных на 1800 мест.

Также Комитетом по делам строительства Министерства регионального развития разработан типовой проект «Исправительное учреждение на 1500 мест» по 5 климатическим зонам. Стоимость строительства одного исправительного учреждения в пределах периметра безопасности (режимная зона), без учета промышленной зоны и объектов социального значения (жилье сотрудников, общежитие для льготного содержания осужденных, детский сад, хозяйственный двор и т.д.), составляет 9 мллиардов тенге (1 тенге равен 0,21 руб.) в ценах 2013 года. В настоящее время в рамках государственно-частного партнерства планируется строительство такого типового исправительного учреждения.

Кроме того, для исполнения наказания в виде ареста в рамках проекта УИК Комитетом уголовно-исполнительной системы (КУИС) МВД Казахстана заявлены бюджетные средства в размере 65 млрд тенге на строительство 52 арестных домов в период с 2015 по 2021 год.

Г-н Куренбеков также рассказал депутатам, что в соответствии с Концепцией по правовой политике до 2020 года предусматривается поэтапный переход от барачного типа содержания осужденных к камерному. По словам заместителя министра, принятие проекта Кодекса создаст условия для более широкого применения наказаний, не связанных с лишением свободы, снижения уровня пенитенциарного и постпенитенциарного рецидива, социальной адаптации осужденных, а также сформирует механизм участия общественности в воспитательном процессе, проводимого с осужденными.

Справка

Пенитенциарная система Казахстана

В 94 пенитенциарных учреждениях (76 – исправительных и 18 – СИЗО) по состоянию на 7 ноября 2013 года содержалось 49 883заключенных (42 900 – осужденных, 6983 – подследственных), в том числе: подследственных – 13,6%, женщин – 7,1%, несовершеннолетних – 0,6%, иностранцев – 4,5%. В СИЗО № 6 созданы специальные локальные участки на 146 мест для содержания особо опасных преступников. Количество заключенных на 100 тысяч населения – 295 человек. Наполняемость тюрем по официальным данным составляет 67,9%Высшая мера наказания – пожизненное заключение, смертная казнь отменена за общеуголовные преступления. Условия содержания в тюрьмах тяжелые; заключенные неоднократно проводили акции протеста против условий содержания, в том числе массовое членовредительство.

Самое известное пенитенциарное учреждение: «тюрьма на Сейфуллина» – следственный изолятор ЛА-155/1 (Алма-Ата). Рассчитан на 1670 мест. В 1940 году здесь скончался видный биолог Иван Филипьев. В 1986 году сюда попали многие участники массовых беспорядков в казахской столице, жестоко подавленных советскими властями.

11 июля 2011 года в колонии строго режима (АК-159/21), расположенной в городе Балхаш Карагандинской области, в результате взрыва погибли 16 заключенных. Взрыв произошел во время поднятого осужденными мятежа, в ходе которого был убит один из сотрудников, а еще несколько получили ранения. Взбунтовавшиеся попытались организовать побег, но это им не удалось. Спустя некоторое время силы правопорядка штурмом взяли взбунтовавшуюся колонию.

11 июля 2012 года в следственном изоляторе АК-168/1 произошел крупный бунт. Заключенные требовали улучшения условий содержания. В знак протеста примерно 20 человек совершили членовредительство. Действиями бунтовщиков СИЗО был причинен ущерб в размере 540 тысяч тенге.

27 июля 2013 года в СИЗО УГ 157/1 произошли массовые беспорядки, вызванные проведением тотального обыска, в ходе которого были изъяты сотовые телефоны, колюще-режущие предметы и т.д.

19 августа 2013 года начались продолжавшиеся несколько дней массовые беспорядки в ИК общего режима 170/2, город Уральск. Заключенные протестовали против обысков, в ходе которых было изъято значительное количество запрещенных предметов. В результате администрации для наведения порядка пришлось ввести ОМОН. Местные СМИ сообщали, что до смерти были избиты четверо заключенных. Администрация ИК эту информацию опровергла.

Тюрьмы не только открывают, но и закрывают

Как известно, тюремное население во всем мире растет и уже перевалило 10-миллионный рубеж. Государства вынуждены строить новые пенитенциарные учреждения, что ложится нелегким бременем на налогоплательщиков. Так, в небольшой Бельгии до конца 2016 года должны быть введены в строй целых семь новых тюрем, потому что существующие 33 пенитенциарных учреждения переполнены на 24%. Аналогичная ситуация и во Франции: там строится еще больше новых тюрем, чем в Бельгии, так как средняя наполняемость имеющихся составляет 116,7%, а в некоторых доходит и до 200%.

В то же время в ряде стран численность заключенных хоть медленно, но верно сокращается. Самый яркий пример конечно же Россия, в которой за несколько последних лет количество «спецконтингента» уменьшилось примерно на 200 тысяч человек.

Швеция. Начиная с 2004 года количество заключенных в Швеции ежегодно уменьшалось на 1%, а в 2011–2012 годах был зафиксирован своеобразный рекорд: за это время их количество снизилось на целых 6% и составляет сегодня 4852 человека. По утверждению властей, подобная тенденция сохранится как минимум еще в течение двух ближайших лет. Как заявил 11 ноября 2013 года руководитель шведского пенитенциарного ведомства Нильс Оберг, «сегодня нам представился случай закрыть часть наших учреждений, поскольку мы больше не нуждаемся в таком количестве тюрем». В 2013 году в стране полностью закрыты две тюрьмы, а еще две законсервированы.

«Мы надеемся, что к этому привели наши усилия в том, что касается реабилитации заключенных и предупреждения рецидива преступлений, но, честно говоря, сокращение на целых 6% нельзя объяснить только этими факторами», – отметил г-н Оберг. Ученые из Стокгольмского университета причину снижения численности заключенных объясняют тем, что суды все меньше приговаривают совершивших незначительные правонарушения к коротким тюремным срокам, предпочитая направлять их под надзор службы пробации.

Нидерланды. Начиная с 2009 года Министерство юстиции постепенно закрыло 8 тюрем. Это решение объяснялось «снижением уровня преступности». Голландские тюрьмы были рассчитаны на 14 000 человек, а содержалось в них лишь 12 000 заключенных. В 2013 году было объявлено, что к 2018 году будут закрыты еще 26 пенитенциарных учреждений. Всего на сегодняшний день в Нидерландах 85 тюрем, заполненных в среднем на 83%. Основным мотивом закрытия тюрем, по мнению аналитиков, все же является экономический фактор, но они же и предупреждают, что если вдруг после всех этих закрытий тюремное население начнет расти, то «многим заключенным придется забыть об отдельной камере». Но, судя по всему, пока «уплотнение» голландским арестантам не грозит, так как преступность в этой стране продолжает падать. Это тем более удивительно, что здесь разрешены легкие наркотики. По всей видимости, дело не только в них, а в чем-то еще.

США. Третий год подряд тюремное население страны понемногу уменьшается. «Это начало конца массовых посадок», – отмечают эксперты. В 2011 и 2012 годах семнадцать штатов объявили о том, что закрывают или вот-вот закроют ряд своих пенитенциарных учреждений.

Так, в штате Колорадо были закрыты две тюрьмы, общей наполняемостью 3200 мест. Летом 2013 года штат Нью-Йорк объявил о закрытии четырех тюрем по причине уменьшения на 24% общего числа заключенных в период 2009–2013 годов. По заявлению властей, закрытие этих тюрем позволит ежегодно экономить по 30 миллионов долларов.

Источник: Альманах "Неволя" 

 

Читайте также: