Соблюдение прав заключенных в Украине: доклад правозащитников

Девятый ежегодный Доклад "Соблюдение прав заключенных в Украине-2013" подготовлен правозащитной организацией "Донецкий Мемориал". Он содержит факты и информацию о соблюдении прав человека в учреждениях уголовно-исполнительной системы Украины. В этом Докладе отражены изменения и события, которые происходили в сфере соблюдения прав заключенных — осужденных и лиц, взятых под стражу – в течение 2013 года.

Доклад содержит выводы и рекомендации, направленные на улучшение состояния соблюдения прав человека в учреждениях системы, а также сведения об исполнении Государственной пенитенциарной службой рекомендаций предыдущих Докладов.

Доклад подготовлен и издан в рамках проекта «Содействие улучшению условий содержания и уровня защиты прав человека для особых групп заключенных», который выполняется при поддержке Посольства Королевства Нидерландов в Украине

СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ В УКРАИНЕ-2013. ДОКЛАД “ДОНЕЦКОГО МЕМОРИАЛА”

СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ В МИЛИЦИИ

4. Лица, задержанные по подозрению в совершении преступления, первые часы и дни заключения находятся в учреждениях МВД — в комнатах для задержанных райгоротделов милиции и в изоляторах временного содержания (ИВС). Именно в этих местах совершается значительная часть всех нарушений прав человека, которые приходятся на пребывание в заключении в органах МВД.

5. Пшонка в апреле 2013 г. во время коллегии по вопросам состояния прокурорского надзора за соблюдением законодательства о защите конституционных прав задержанных, заключенных и осужденных сообщал о том, что работники органов внутренних дел активно применяют неразрешенные методы следствия.

6. По словам Генпрокурора, почти в каждом четвертом изоляторе временного содержания материально-бытовые и медико-санитарные условия не отвечают требованиям законодательства. 

7. Массовые и грубые нарушения прав человека органами внутренних дел происходили в конце 2013 года во время событий на Майдане. Тогда министром внутренних дел В. Захарченком было санкционировано жестокое избиение мирных демонстрантов, а со временем и убийства мирных граждан.

8. Проблемы пребывания лиц в заключении в органах милиции освещались и в предыдущих Докладах «Донецкого Мемориала», например, см. пп. 4-14 Доклада-2012. В частности, результаты исследования проблем содержания женщин и несовершеннолетних в заключении в учреждениях милиции освещены в пп. 6-12 Доклада-2012.

УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА

Заключенные и осужденные. Статистика

9. Согласно данным, сообщенных «Донецкому Мемориалу» Государственной пенитенциарной службой Украины, по состоянию на 01.01.2014 года в 182 местах лишения свободы Государственной пенитенциарной службы Украины (в дальнейшем – ГПтСУ) содержалось 126 937 чел. (здесь и в дальнейшем в скобках по состоянию на 01.01.2013 г. — 147 112 чел.), т.е. за год число лиц в местах лишения свободы снизилось на 20 175 чел. или на — 13,7% , тогда как за предыдущий год это число снизилось на 6917 чел., или на — 4,49%.

Показатель числа заключенных на 100 тыс. населения для Украины составляет 279.

10. Динамика числа лиц в учреждениях уголовно-исполнительной системы за последние десять лет приведена в следующей таблице 1.

11. Число лиц, которые по состоянию на 01.01.2014 г. содержатся под стражей в 26 действующих следственных изоляторах и 6 учреждениях исполнения наказаний с функцией СИЗО составляет 22146 чел. (год назад – 30 854 чел.), в том числе 1521 женщина (2289) и 455 несовершеннолетних. Таким образом, в 2013 году число лиц, которые содержались под стражей, снизилось на 8708 лиц, или на — 28,2%. Из них пребывает на стадии досудебного следствия 1863 чел. (2483 чел. год назад, два года назад — 4 156 чел.), судебного следствия (до вынесения приговора) – 8631 чел. (год назад 14 212 чел., два года назад – 16 871 чел.).

12. Очевидно, что значительное число обитателей СИЗО – больше половины – числятся за судами и ожидают их решений по апелляционным жалобам.

13. Очевидно, что среди главных причин, по которым лица освобождались из СИЗО, — изменение предупредительной меры на более мягкую — 3550 чел., назначение наказания в виде лишения свободы, но на относительно короткий срок — как правило, такой, который содержащееся лицо уже отбыло, находясь в СИЗО — 3 032 чел.(3 253), а также назначение им наказаний, не связанных с лишением свободы — 2 407 чел. (год назад — 4 399 чел.).

14. Число осужденных в 142 уголовно-исполнительных учреждениях для взрослых снизилось за год с 114 994 чел. до 103 898 чел., т.е. на 11 096 чел., или на 9,65%. Еще 893 осужденных лица содержатся в воспитательных колониях, и всего число осужденных составляет 104791 чел.

В темпах снижения числа заключенных лиц в течение 2013 года есть определенные особенности.

Среднемесячный показатель снижения общего числа заключенных в течение года довольно стабильный и составляет 1 607 чел., а в последние полгода — 1476 заключенных в месяц. Вместе с тем картина существенно отличается отдельно по СИЗО и по исправительным колониям. Так, число обитателей СИЗО в первой половине 2013 года сижалось ежемесячно на 1100-1200 чел., тем не менее в последние три месяца темпы замедлились до 170 чел. в месяц.

Темпы снижения числа осужденных лиц в исправительных колониях наоборот — возрастали на протяжении года. В первой половине года число осужденных лиц ежемесячно снижалось в среднем на 683 чел. Во втором полугодии темпы возросли в полтора раза и ежемесячно в колониях становилось меньше на 1015 осужденных лиц.

15.По состоянию на 1 января 2014 года содержатся в учреждениях разных уровней безопасности следующее число осужденных (в скобках – год назад):

в 9 учреждениях минимального уровня безопасности с общими условиями для содержания мужчин 4351 чел. (6679 чел.);

в 35 учреждениях среднего уровня безопасности для впервые осужденных 33369 чел. (36861 чел.);

в 41 учреждении среднего уровня безопасности для неоднократно осужденных 38953 чел. (42809 чел.);

в 9 учреждениях максимального уровня безопасности 5720 чел. (4352 чел.);

в 4 учреждениях минимального уровня безопасности с облегченными условиями для содержания мужчин 901 чел. (981 чел.). (письмо ГПтСУ № 6/3-5/9-14-3ПИ от 21.01.2014 г.).

16. По данным ГПтСУ, в течение 2013 года в учреждения исполнения наказаний поступило вновь осужденных 38743 чел. (в прошлом году — 50 271 чел.), а освободилось 43736 чел. (в 2012 — 41 399 чел.), в том числе 21639 чел. (19 108 чел.) освобождено условно-досрочно. И это составляет 47,3% (в 2012 г. — 43%) от числа лиц, которые формально подпадали под УДО.

17. В 14 колониях для содержания женщин находится 5572 чел. (год назад в 15 колониях содержалось 6053 чел.). Вместе с тем общее число осужденных женщин, включая тех, кто еще не прибыл для отбытия наказания в колонии и находится в СИЗО или на этапе, больше, их по состоянию на 01.01.2014 г. было 6 427 женщин (год назад — 7 073 чел.)

В семи воспитательных колониях для несовершеннолетних отбывают наказание 893 чел. (год назад в шести колониях — 1264 чел.), из них 560 несовершеннолетних (751 чел.).

18. Число пожизненно заключенных лиц выросло за год на 68 чел. (за 2012 год на 53 чел.) и составила 1878 чел. (1810 чел.), в том числе 23 женщины.

Осужденные на срок свыше 10 лет составляют 12 тыс. чел. (13,2 тыс. чел.), отбывают наказание в виде ареста 656 чел.(921 чел.).

19. Криминогенный состав осужденных к лишению свободы следующий:

16,3 тыс. чел. (16,7 тыс чел.) — за умышленное убийство, в том числе: 7,9 тыс. чел. (8,1 тыс. чел.), совершивших убийство при отягчающих обстоятель­ствах;

9,3 тыс. чел. (9,9 тыс. чел.) — за нанесение умышленных тяжких телесных повреждений;

25,7 тыс. чел. (28,9 тыс. чел.) — за разбой, грабеж и вымогательство;

2,3 тыс. чел. (2,4 тыс. чел.) — за изнасилование;

28 чел. (28 чел.) за захват заложников;

19 тыс. чел. (21,2 тыс. чел.) — за преступления в сфере незаконного обращения наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров и другие преступления против здоровья населения.

20. В сфере ведения Министерства обороны Украины функционируют один дисциплинарный батальон и две гауптвахты Военной службы правопорядка (далее — гауптвахта).

В дисциплинарном батальоне отбывают наказание военнослужащие срочной военной службы Вооруженных Сил Украины и других военных формирований, осужденные к содержанию в дисциплинарном батальоне на срок от 6 месяцев до 2 лет.

На гауптвахте отбывают наказание осужденные к аресту военнослужащие Вооруженных Сил Украины и других военных формирований со сроком содержания до 6 месяцев, а также содержатся взятые под стражу и задержанные военнослужащие.

На начало 2013 года в дисбате содержалось восемь человек, в течение года поступило еще двое. Были освобождены за это время 9 чел. По состоянию на 1 января 2014 года в дисциплинарном батальоне отбывал наказание один военнослужащий.

На гауптвахте к началу года находилось пять человек, в течение года поступило еще 13. Вместе с тем освободились 17 чел., и на начало 2014 года находился под стражей на гауптвахте по подозрению в совершении уголовного преступления один военнослужащий.(письмо Министерства обороны Украины № 306/ппс/315 от 21.01.2014 г.)

21. Поскольку уголовная ответственность в Украине наступает с 14 лет, дети, совершившие уголовные преступления в возрасте до 14 лет, направляются в школы и профессиональные училища социальной реабилитации. Эти учреждения находятся в подчинении Министерства образования и науки Украины.

По данным Министерства в этих учреждениях находится 120 детей, в частности:

В Камышеватской школе социальной реабилитации для мальчиков, Запорожская обл. — 19 чел.,

В Балаховской школе социальной реабилитации для мальчиков, Кировоградская обл. 16 чел.,

В профессиональном училище социальной реабилитации для мальчиков, Макеевка — 66 чел.,

В профессиональном училище социальной реабилитации для девочек, г.Ахтырка — 19 чел.

22. Число трудоспособных лиц в учреждениях исполнения наказаний по состоянию на 01.01.2014 г. составляло 63803 чел., из них трудоустроены 30297 чел. Средняя заработная плата трудоустроенных составила в 2013 г. 441,6 грн. в месяц

Детальнее о труде осужденных см. пп. 81-87 данного Доклада.

23. На учете в 697 подразделениях уголовно-исполнительной инспекции состоит 129 461 чел. (152 321 чел. год назад), осужденных к уголовным наказаниям, не связанным с лишением свободы, и административным взысканиям. Таким образом их численность снизилась за год на 22 859 чел., или на -15,0%.

24. Общее число лиц, больных активной формой туберкулеза, в 2013 г. несколько снизилось, но темпы снижения меньше, чем темпы снижения общего числа осужденных, поэтому из расчета на 1 тыс. заключенных снижения числа больных практически нет. Число ВИЧ-инфицированных заключенных возросло. 

От осужденных в Государственную пенитенциарную службу за год поступило 212 жалоб (197 жалоб в прошлом году). Из них признаны обоснованными или удовлетворенными только шесть жалоб.

25. По условно-досрочному освобождению (УДО) освободилось в 2013 году 21 639 чел. или 47,3% тех, кто имеет на это право (в 2012 году 43% осужденных). Ежегодно администрациями колоний отказывается в УДО более, чем 20 тыс. осужденным.

26. Определенные надежды на решение многочисленных проблем системы работники ГПтСУ возлагали на принятое постановление Кабинета Министров 29 апреля 2013 г. № 345 о Государственной целевой программе реформирования Государственной уголовно-исполнительной службы Украины на 2013 — 2017 года (в дальнейшем — Программа). Она была разработана на основе Концепции государственной политики в сфере реформирования Государственной уголовно-исполнительной службы Украины, одобренной Президентом 8 ноября 2012 года.

27. Вадим Човган, эксперт, считает, что в Государственной целевой программе реформирования Государственной уголовно-исполнительной службы (Программа) приоритеты распределения средств по разным направлениям реформирования службы свидетельствуют о равнодушии ведомства к вопросам соблюдения прав человека.

28. Еще более печально выглядит картина, учитывая сумму средств, выделенных на систему здравоохранения осужденных и лиц, взятых под стражу, на повышение качества предоставления медпомощи .

Сумма эта составила 179,57 млн. грн., и это примерно всего 1/33 от всего объема средств на реализацию программы, и лишь 1/4 от суммы, которая должна была быть израсходована на модернизацию предприятий УИН.

29. Кроме того, на осуществление Программы планировалось привлечение средства не только из госбюджета, но и других средств, происходящих из «не запрещенных законом источников», а именно 2129,7 млн. грн., т.е. более чем 1/3 часть финансирования Программы. Тем не менее, с учетом того, что, скорее всего , это должны были быть средства так называемых инвесторов, которые были намерены их вкладывать в производства УИН, можно справедливо догадываться, что для «отрабатывания» этих средств осужденных планировалось максимально массово и с минимальной оплатой труда использовать на модернизованных предприятиях.

30. Проект Программы абсолютно не обсуждался с общественностью, со специалистами по правам человека в пенитенциарной сфере (так же, кстати , как отсутствуют общественные обсуждения и других нормативно-правовых актов в этой сфере).

Обучение Персонала

31. Очень важным фактором, который определяет уровень соблюдения прав человека в учреждениях уголовно-исполнительной системы, является знание персоналом стандартов прав человека и их внедрение. Обычно обучение персонала в этой сфере ограничивается ознакомлением с международными документами по правам человека.

32. Согласно приказу ДПТС Украины от 10.09.2012 г. № 618 «О внедрении в учебный процесс учебных заведений Государственной пенитенциарной службы Украины и систему служебной подготовки персонала учебного курса «Права человека в пенитенциарной системе», начальникам территориальных органов и учебных заведений ДПтС Украины надлежит с 1 сентября 2012 года ввести в систему служебной подготовки персонала и учебно-воспитательный процесс учебных заведений ДПтС Украины учебный курс «Права человека в пенитенциарной системе».

33. Практика свидетельствует, что внедрение курса не изменило довольно поверхностный подход к ознакомлению персонала со стандартами соблюдения прав человека. 

Законодательство

34. О насущных вопросах улучшения уголовно-исполнительного законодательства речь идет в каждом из предыдущих Докладов «Донецкого Мемориала» (например, пп. 25-31 Доклада-2011 и пп. 43-56 Доклада-012).

В 2013 году были внесены некоторые изменения в Уголовно-исполнительный кодекс и в нормативные документы. Некоторые из этих изменений имеют позитивный характер, но нередко они касаются весьма мелких вопросов содержания заключенных.

35.18 марта 2013 г. Министерство юстиции утвердило новые правила внутреннего распорядка следственных изоляторов (СИЗО) Государственной уголовно-исполнительной службы (Приказ № 460/5). Принятие этих правил прошло без общественного обсуждения, а их содержание вызвало острую критику со стороны правозащитников.

36. Специалистами Научно-исследовательского института изучения проблем преступности имени академика В.В.Сташиса НАПрН Украины, кандидатом юридических наук И.С.Яковець и кандидатом юридических наук К.А.Автуховим проведен анализ упомянутых Правил внутреннего распорядка СИЗО, и подготовлен научный вывод на Правила.

В выводах, в частности, говорится

— Вообще лишенным смысла представлчяется требование о том, что «персонал СИЗО обращается к заключенным на «вы» и называет их «заключенный», «заключенная» и фамилию. К осужденным персонал СИЗО обращается на «вы» и называет их «осужденный», «осужденная» и фамилию». Добавление к фамилии слов «заключенный» или «осужденный» только лишний раз подчеркивает специфическое положение человека и унижает его достоинство постоянным напоминанием о пребывании в местах несвободы. Едва ли такое требование способно каким-то образом повысить вероятность достижения каких-либо позитивных целей исправления либо предупреждения уклонения от следствия или суда.

37. — Только намерением психологического давления можно обосновать запрет иметь при себе часы. Общеизвестно, что человек без часов теряет ощущение времени, а это крайне отрицательно влияет на психику. При отсутствии каких-либо объективных оснований для подобного ограничения, можно предположить, что его введение имеет целью исключительно карательный смысл.

— К пыткам можно приравнять положение, когда в палатах-изоляторах, где содержатся больные осужденные-нарушители, не используют полотенец, простыней и т.п. (Приложение 31 к Правилам). Во-первых, не понятно, что именно вкладывает Министерство юстиции Украины в понятие «и т.п.», так как на этом основании можно запретить вообще любую вещь или предмет, включая, например, и посуду с питьевой водой. Во-вторых, подобный подход свидетельствует о стремлении создать по возможности более карательные условия содержания для лиц, проходящих лечение, и не имеет никакого отношения к провозглашенной гуманности. Или Министерство юстиции считает гуманным содержать больного на металлической кровати?

38. При чтении Правил создается впечатление панического страха их авторов перед стеклом, железом и др. и что заключенные только и думают о том, как бы кого-то порезать или убить. При том, что имеется огромное число других способов и предметов, с помощью которых при желании можно нанести не менее серьезный вред жизни и здоровью.

Безосновательна и норма о запрете продуктов, нуждающихся в дополнительном приготовлении путем термической обработки, которая формально исключает передачу макарон, круп, овощей и др. Вместо того, чтобы разрешить иметь в камерах холодильники все еще сохраняется запрет продуктов, которые быстро портятся и нуждаются в хранении в специальных условиях.

39. Приказом Министерства юстиции Украины от 02.07.2013 № 1304/5 принята «Инструкцию по организации просмотра корреспонденции (переписки) лиц, содержащихся в учреждениях исполнения наказаний и следственных изоляторах». Этот документ несколько конкретизирует процедуру отправления писем осужденными, но существенных изменений процедура не претерпела, поэтому проблемы с надежной отправкой писем осужденными остаются.

Принятое приказом от 3 июля 2013 г «Положение о территориальном (межрегиональном) военизированном формировании Государственной уголовно-исполнительной службы Украины» содержит те же недостатки, которые и предыдущее, упраздненное в 2008 году, в частности, участие военизированных формирований в проведении обысков.

Отсутствует нормативный документ, регламентирующий использование технических средств наблюдения за осужденными, в частности и видео, которые нельзя применять, если процедура не установлена.

ДОСТУП ЗАКЛЮЧЕННЫХ К МЕДИЦИНСКИМ УСЛУГАМ

40. Уровень обеспечения медпомощью заключенных в 2013 году оставался крайне низким. В Докладах «Донецкого Мемориала» неоднократно подчеркивались существенные проблемы в сфере предоставления медицинских услуг осужденным и лицам, взятым под стражу. Усилия, которые прикладывает ведомство для улучшения ситуации, не соразмерны с масштабом проблемы.

41. Довольно многочисленны жалобы заключенных на плохое медицинское обслуживание или вообще на отказ в нем, на плохое обращение со стороны персонала тюремных больниц. Прокуратура во время проверок, как правило, не находит нарушений. Из-за плохого положення с предоставлением медицинских услуг осужденным нарушается право на охрану здоровья, а иногда — и право на жизнь и свободу от пыток и жестокого обращения.

42. Определенным показателем уровня проблем в медицинской сфере и в предоставлении медицинских услуг можно считать данные о заболеваемости, смертности и случаях суицидов в учреждениях ведомства. Соответствующие статистические данные приведенные в таблицы 3.

43. В 2013 году сохранился чрезвычайно высокий уровень смертности: умерло 911 чел., в том числе 144 чел. в СИЗО. И хотя этот абсолютный показатель меньше, чем в 2012 году, когда умер 1021 заключенный, тем не менее в расчете на 1 тыс. заключенных умерло в 2013 году больше, чем в предыдущем — 7,18 против 6,94. Этот уровень на 51% выше уровня 2006-2007 годов.

Последние три года отмечены всплеском числа случаев самоубийств в тюрьмах. Если на протяжении 2008-2010 годов да и раньше ежегодно было 40-44 случая самоубийств, то в 2013 году их произошло рекордное число — 84 случая, из них 14 в СИЗО. Это означает рост числа случаев + 30% в год в абсолютных показателях. В расчете на 1 тыс. заключенных этот рост еще больший — +50% к 2012 году и +130% к уровню 2008-2010 гг.

Вместе с тем одной из возможных причин роста смертности в учреждениях ведомства может быть позиция судов при рассмотрении дел об освобождении осужденных по болезни – суды отказывают в освобождении очень часто и неоправданно.

44. Число заключенных, больных туберкулезом, стабилизировалось, вместе с тем число ВИЧ-инфицированных заключенных постепенно и неуклонно растет, уже вдвое превысив уровень 2006 года.

45. Сложной остается ситуация с предоставлением медицинских услуг для лиц, взятых под стражу в СИЗО. Так, общим Приказом МОЗ и ДПтС от 10.02.2012 № 239/5/104 был утвержден Порядок взаимодействия учреждений здравоохранения уголовно-исполнительной службы с учреждениями здравоохранения по вопросам предоставления медпомощи лицам, взятым под стражу (в дальнейшем — Порядок). 

46. Для оценки эффективности действия этого нормативного документа «Донецким Мемориалом» был направлен запрос в ряд СИЗО о числе случаев обнаружения телесных повреждений у лиц, взятых под стражу, числа обращений о допуске врача-специалиста с оплатой услуг за счет лица, которое содержится под стражей, и числа случаев лечения в учреждениях здравоохранения этих лиц Результаты ответов приведены в таблице 4.

47. Приведенные в таблице данные свидетельствуют о том, что есть три разных группы СИЗО. В первых четырех из 9 исследованных СИЗО показатель числа случаев телесных повреждений составляет от 13 до 25, а в Луганском СИЗО вообще 4. Почти на порядок выше этот показатель еще в двух СИЗО — 84-88. Между ними находится показатель Запорожского СИЗО — 45. И наконец, для Киевского СИЗО он составляет 183, а это в 42 раза больше наиболее низкого показателя.

Едва ли в Луганске в самом деле лица,содержащиеся под стражей, получают телесные повреждения в 42 раза реже, чем обитатели Киевского СИЗО. И скорее, более естественно, что показатель Луганского СИЗО занижен, чем что киевский – завышен.

Реальные причины такого положения неизвестны, так как никакие исследования этого аспекта тюремной жизни не проводились. Выглядит единственным правдоподобным предположением то, что в разных СИЗО сложились разные традиции реагирования на исследуемые явления, а именно: там, где выявленные случаи телесных повреждений не скрывают и регистрируют — их по официальной статистике больше. Возможно, влияет на показатель и уровень предоставления правовой помощи лицам, содержащимся под стражей: где он выше, там больше регистрируется случаев.

48. Эти же факторы, вероятно, могут влиять на то, что в пяти СИЗО за 11 месяцев от содержащихся в них лиц не поступило ни одного обращения с просьбой о допуске врача-специалиста с самостоятельной оплатой услуг. Вместе с тем в СИЗО Киева получено 98 таких обращений, в Харькове — 15. Очевидно, что диапазон числа случаев (от 0 до 98) выглядит довольно не естественно.

49. Анализ приведенных данных может свидетельствовать о том, что есть ряд СИЗО, в которых нормы приказа не выполняются надлежащим образом (по крайней мере выполняются намного хуже, чем в некоторых других), содержащиеся лица не могут реализовать свое право на охрану здоровья, а может, и не знают о возможностях, которые предоставляются приказом.

50. Генпрокурор Пшонка, комментируя ситуацию о медико-санитарных условиях в учреждениях предварительного содержания пенитенциарной службы, указал, что «из 32 таких учреждений почти в половине нормы площади на одного заключенного не отвечают законодательно установленным».

51. Как и в прошлом году, можно отметить, что без внимания и государства, и общества находятся проблемы заключенных-инвалидов. В стране есть одно специализированное учреждение для содержания осужденных инвалидов, тем не менее, в нем содержится лишь десятая часть лиц, признанных инвалидами. Очевидно, что эта категория осужденных имеет ряд своих весьма специфических нужд. И если на воле инвалиду бывает тяжело решить свои проблемы, то намного сложнее это сделать в заключении. Например, инвалиды, которые нуждаются в замене протезов, не могут годами этого добиться. А государство не только часто равнодушно к проблемам заключенных-инвалидов, но еще и дискриминирует их, предусмотрев государственную поддержку для тех, кто признан инвалидом во время заключения, только после освобождения. Масса нерешенных вопросов касается содержания инвалидов до суда в СИЗО. Почти не исследована процедура признания заключенных инвалидами. Существующая практика очень далека от стандартов цивилизованной страны. Нужды инвалидов, трудности их бытия плохо известны и государственным органам, и обществу.

52. Определенные нарушения обусловлены существующим законодательством. Так, Уголовно-исполнительный кодекс предусматривает, что в случае потери осужденным трудоспособности во время работы в заключении возмещение за это он может получить только после освобождения, что является ничем не обоснованной дискриминацией. Санитарно-гигиенические условия содержания заключенных не отвечают нуждам. Например, заключенные имеют возможность принимать душ раз в 7-10 дней. Состояние некоторых камер крайне плохое. Правительство принимает различные программы, в частности, и по эффективному улучшению положения лиц, лишенных свободы, но потом часто признает, что такие программы не выполнены. Их наличие слабо влияет на реальное состояние вещей. .

Опрос персонала учреждений

53. Правозащитная организация «Донецкий Мемориал» провела в ноябре 2013 года опрос персонала учреждений исполнения наказаний трех типов — тех, в которых содержатся больные осужденные, учреждений для женщин и тех, в которых содержатся пожизненно заключенные. Исследование не является полноценным социологическим опросом, поэтому его результаты можно принимать лишь как оценочные.

Всего в учреждениях-больницах было опрошено 96 чел.: 35 чел. в Ждановской ИК-3, 34 чел. в больнице при Донецкой ИК-124 и 27 чел. в Бучанской ИК-85, Киевская обл.

В трех учреждениях исполнения наказаний, где содержатся пожизненно заключенные, был опрошен 61 чел.: в Донецком СИЗО 20 чел., в Енакиевской ИК-52, Донецка обл. — 16 чел., а также в Житомирской тюрьме — 25 чел..

В учреждениях исполнения наказаний для женщин всего опрошено 100 чел.: 33 чел. в Приазовской ИК-107, г. Мариуполь, 36 чел. в Снежнянской ИК-127, Донецкая обл., а также 31 чел. в Днепродзержинской ИК-34, Днепропетровская обл.

Кроме того, был проведен опрос осужденных женщин двух женских колоний Донецкой области — 40 чел. в Снежнянской ИК-127 и 39 чел. в Приазовской ИК-107.

Ниже приведено краткое описание результатов опросов.

54. В ответах об условиях работы персонала больниц почти 28% опрошенных лиц оценили помещения, в которых они работают, как не достаточные по площади и не отвечающие функциональным требованиям. Практически столько же лиц (29%) считают, что помещения, в которых содержатся больные осужденные, также не достаточны по площади и не отвечают функциональным требованиям. Причем последняя оценка заметно отличается в разных учреждениях: так оценивают условия в Донецкой ИК-124 — 21 работник из 34- х опрошенных, а в Бучанской ИК-85 — только 1 работник.

56% опрошенных считают, что спецодеждой персонал обеспечивается «частично».

К проблемам в работе персонала отнесены прежде всего необходимость «повышения зарплаты», «введение доплаты за звание, за выполнение дополнительных обязанностей». Отдельно в ИК-124 отметили существенные проблемы с тем, что медперсонал при входе в учреждение на работу и при выходе вынуждены ждать сопровождения до 40 мин. — 1 ч.

Свои знания международных стандартов в сфере деятельности пенитенциарной системы персонал больниц оценивает как «хорошие» — 36%, как «посредственные» — 23%, как «плохие» 15%, как «крайне плохие» — 6% и как «отличные» только три человека. Вообще не ответили на этот вопрос 14 чел. Считают нужным для себя повышение квалификации 70% работников, тогда как не нужным – 13%.

Оценили уровень соблюдения прав больных осужденных как «отличный» — 33%, как «хороший» — 25%, как «посредственный» — 14%, как «плохой» — 4%, и как «очень плохой» — 3%.

55. В вопросе подчиненности медиков уверены в необходимости их подчинения системе исполнения наказаний 18%, Министерству здравоохранения — 22%. Совместное подчинение считают оптимальным 44 опрошенных (46%).

На вопрос, кому принадлежит решающее слово, если больной нарушает режим, только половина опрашиваемых — 50% ответили, что лечащнму врачу, а 29% считают, что режимной службе.

56. Важным элементом соблюдения прав больных осужденных является возможность их доступа к медицинской информации о себе, а также возможность доступа к такой информации для их родственников. По мнению только 46%, т.е. меньше половины опрошенных, больной имеет возможность получить на руки выписку из своей медицинской карточки, а считают, что они такой возможности не имеют — 25%.

Приблизительно такое же распределение ответов и на вопрос: имеют ли родственники право получать выписки из медицинских карточек их осужденных близких при наличии конечно же письменного согласия.

Такой значительный разброс ответов о возможности получить больному информацию о себе особенно странен и показателен, поскольку законодательство должно четко и однозначно определять наличие такой возможности.

57. Персонал учреждений, в которых содержатся пожизненно заключенные, оценил помещения, в которых работает, как нуждающиеся в ремонте — 28% (ни один человек из Житомирской тюрьмы), а как тесные и неудобные — 20%.

Наиболее важными проблемами в работе пенитенциарной системы опрашиваемые назвали недостаточную зарплату и финансирование — 51%, льготы и льготный стаж — 8%, проблемы пенсий — 5%. Об отсутствии возможности повышать квалификацию сообщили 34%, вместе с тем за свои средства могут это сделать 16% опрошенных.

Помещение для содержания пожизненно заключенных оценили как достаточные по площади — 34% опрошенных лиц, как достаточные по площади, но нуждающиеся в ремонте — 18%, как недостаточные по площади — 44% (причем 72% опрошенных – из Житомирской тюрьмы). Условия содержания пожизненно заключенных оценили как «неплохие» 38% опрошенных (практически одинаково во всех трех учреждениях), как «терпимые» — 48%.

58. Одной из важных целей опроса было узнать мнение персонала, работающего с пожизненно осужденными, об уровне адекватности режимных ограничений, которым подвергаются осужденные.

Такие ограничения, как отсутствие длительных свиданий, как краткосрочные свидания раз в три месяца, ежедневная прогулка один час, срок подачи ходатайства о помиловании после 20 лет отбытия наказания и некоторые другие считают адекватными от 57% до 61% опрошенных лиц.

Весьма мягкими их назвали от 5% до 15% опрошенных. И вместе с тем от четверти до трети опрошенных так не считает, при чем назвали эти ограничения крайне жестокими от 10% до 21%.

Наибольшими препятствиями занять пожизненно заключенных полезной деятельностью опрошенные работники считают отсутствие средств и ресурсов 56%, (84% от опрошенных в Житомирской тюрьме), нежелание осужденных себя чем-то занимать — 31%, отсутствие технических условий — 28%.

59. Из 100 опрошенных лиц персонала женских колоний свои знания международных стандартов оценивают как «отличные» 25% опрошенных, еще 60% как «хорошие». Считают необходимым повышать свою квалификацию 67% опрошенных (90% от опрошенных в ИК-107).

Считают существующую систему подачи жалоб не нуждающейся в изменениях 68% опрошенных. Оценивают уровень соблюдения прав осужденных женщин как «отличный» — 52% опрошенных (в ИК-34 – 84%), как «хороший» — 45% (в ИК-107 — 76%).

Несовершеннолетние дети осужденных женщин имеют возможность контактировать со своими матерями во время свиданий (68%), телефонных разговоров (17%), путем переписки (26%). Отпуска домой не получала ни одна из женщин, поскольку отсутствует законодательно установленная процедура — сообщили 54% опрошенных

Более всего беспокоит персонал женских колоний «финансирование», а касательно осужденных невозможность «оформление пенсий в колонии осужденным».

60. Большинство опрошенных осужденных женщин отбывают наказание от двух до четырех лет.

Состоящих в браке женщин среди осужденных 24%, не состоявших в браке — 37%, вдов — 27%. Из числа опрошенных имеют детей 58%. Уверены, что знают свои права — 91% опрошенных женщин.

Важным элементом процедуры защиты прав является возможность осужденным конфиденциально, доверительно обсуждать различные, даже деликатные проблемы. Иногда женщина может сказать о своих проблемах только женщине. И очевидно, что целесообразно, даже необходимо, чтобы во время посещения женских учреждений исполнения наказаний представителем прокуратуры была именно женщина. Но среди прокуроров, которые посещали женские колонии, 62% опрошенных женщин не видели женщин-прокуроров.

Значительная часть женщин имеют и краткосрочные свидания (77%) и долгосрочные (62%).В целом большинство опрошенных женщин (70%) оценили уровень медицинских услуг как «средний», считают его «низким» 14%, столько же — «высоким». Наличие препятствий при подаче жалоб не отметила ни одна из опрошенных женщин.

Персонал колоний в отношениях с осужденными женщинами ведет себя «уважительно» по мнению 58% женщин, считают, что «нейтрально» — 19%. Жилищные условия пребывания женщины оценивают как «хорошие» 65%, как «терпимые» — 33%. Качество питания назвали «нормальным» 65%, «хорошим» — 30%, «плохим» — 1%.

Условия содержания

61. При крайне ограниченном финансировании пенитенциарная служба в 2013 году продолжала принимать меры по улучшению условий содержания заключенных лиц. 

62. ІІ. Улучшение условий для несения службы персоналом:

— в следственных изоляторах обеспечено функционирования классов служебной подготовки для персонала, которые оборудованы необходимым инвентарем и стендами с наглядной информацией. В 12 СИЗО оформлены новые макеты учреждений;

— в 21 следственном изоляторе оборудованы комнаты психоэмоциональной разгрузки для персонала.

— на территории 22 следственных изоляторов функционируют спортивные залы, которые оборудованы современным инвентарем и тренажерами.

63. ІІІ. Обеспечение изоляции и режима содержания заключенных:

— На протяжении 2013 года в 20 СИЗО камеры на 100% оборудованы рабочим (дневным) и дежурным (ночным) освещением;

— в 18 следственных изоляторах на 100% оборудованы камеры выключателями освещения и розетками со стороны коридора;

— в 22 следственных изоляторах 100% окон камер с внутренней стороны оборудованы предупредительными решетками;

С целью приведения числа спальных мест в соответствие с жилой площадью камер в течение 2013 года в 28 следственных изоляторах демонтировано 4845 лишних спальных мест, в том числе вторые и третьи ярусы;

64. ІV. Улучшение условий содержания заключенных и их медицинского обслуживания:

— в 17 следственных изоляторах обеспечены горячим водоснабжением камеры для содержания несовершеннолетних, а также оборудованы местами для принятия душа, еще в 7 следственных изоляторах проведена закупка необходимых строительных материалов;

— в 18 следственных изоляторах проведены ремонтные работы в карцерных помещениях, еще в 12 работа продолжается;

— в 15 следственных изоляторах на внутренних стенах прогулочных двориков снята «шуба», стены поштукатурены и выкрашены в светлые цвета. В 17 СИЗО продолжается работа по приведению прогулочных двориков в соответствие с требованиями нормативно-правовых актов;

— в 24 СИЗО каждый прогулочный дворик оборудован лавкой, перекладиной и брусьями, для защиты от атмосферных осадков вдоль стен установлены козырьки;

— в 28 СИЗО для несовершеннолетних оборудованы и функционируют спортивные залы, учебные классы и комнаты психоэмоциональной разгрузки;

С целью предоставления надлежащей медпомощи заключенным в СИЗО устанавливается современная медицинская техника. Вместе с тем перечисленные меры не решают многочисленных проблем содержания заключенных.

65. В 183 учреждениях уголовно-исполнительной системы Украины имеются разные условия содержания, есть вполне приличные, а обращение с осужденными — надлежащим. И при этом проблема ненадлежащего обращения остра, а осужденные почему-то не желают жаловаться на это «ненадлежащее обращение».

Независимые инспекции как сколько-нибудь заметная системная деятельность не существуют, общественности очень тяжело попасть в тюрьму для проверки конфликтных ситуаций. 

66. Довольно аскетические условия содержания заключенных в учреждениях пенитенциарной службы дополняются весьма суровым, иногда неадекватно жестким обращением.

67. При обсуждении вопросов жестокого обращения руководители ведомства на конкретные вопросы часто дают уклончивые ответы. По обыкновению работники ДПтС рассказывают не о том, как происходит на самом деле в случае плохого обращения, а как должно быть по закону в таких ситуациях. Они не усматривают в частных случаях жестокого обращения каких-либо особенных проблем. Ни разу в ответах не прозвучало публично высказанное руководством категорическое неприятие плохого обращения.

Между тем отсутствует какой-либо ощутимый прогресс в характере взаимоотношений персонала и осужденных, которые до сих пор держатся на некотором противостоянии и унижении достоинства осужденных. Отсутствуют изменения и в уровне коррупции в УИС

68. Немало проблем для осужденных создает неоправданная практика отказа им в просьбах о переводе для отбытия наказания в иное учреждение – ближе к месту проживания родственников или их проживання до осуждения. Такие отказы могут считаться обоснованными, только если есть объективные препятствия для перевода, например, отсутствие учреждения соответствующего уровня безопасности. Но очень часто руководство ведомства отвечает отказом в таких просьбах, аргументируя только наличием в УИК Украины первой половины ч. 1 ст. 93 — «Осужденный к лишению свободы отбывает весь срок наказания в одной исправительной или воспитательной колонии».

69. Вместе с тем п. 17.1 Европейских пенитенциарных правил определяет: «По возможности, заключенные должны направляться для отбытия наказания в пенитенциарные учреждения, расположенные вблизи от места проживания или мест социальной реабилитации», а п. 17.3 однозначно указывает: «По возможности, следует согласовывать с заключенным первоначально избираемое для него место отбытия наказания и любые последующие переводы из одного пенитенциарного учреждения в другое».

70. Сообщения о жестоком обращении прокуратура проверяет обычно очень формально, доступа пострадавшего к материалам проверок практически нет, а значит проверить добросовестность и усердие проверки почти невозможно, отчего становится невозможным ее эффективное обжалование.

Суды по обыкновению игнорируют заявления пострадавших о жестоком обращении, требуют доказательств такового обращения вопреки европейскому подходу требовать от полиции доказательств не применения жестокого обращения и пыток (дело Европейского Суда Рибич против Австрии).

71. Нормативная база ведомств (милиции, Государственной пенитенциарной службы, прокуратуры) содержит очень мало механизмов, способствующих содействию выявления случаев жестокого обращения, а также почти не предусматривает ответственности за слабое или крайне формальное расследование случаев жестокого обращения, их сокрытие, а в случае подтверждения — привлечения к ответственности.

72. Кроме отсутствия общих высказываний о неприемлемости жестокого обращения и пыток представителями власти на самом деле отсутствуют и однозначные категоричные и строгие их публичные заявления

— об абсолютной неприемлемости жестокого обращения и пыток;

— о строгом наказании виновных в случае их применения

— о необходимости применения европейского подхода к расследованию сообщений о жестоком обращении.

73. Ситуацию не меняют даже решения Европейского Суда по правам человека, по которым государство платит значительные суммы в пользу граждан. Показательно дело «Карабет и другие против Украины».

Согласно материалам дела, заключенные Изяславской колонии на Хмельнитчине объявили голодовку, протестуя против плохих условий содержания и нарушения их прав администрацией колонии. Из-за этого в колонию ввели спецподразделения для оказания помощи в проведении проверки. Со слов пострадавших, пытки длились несколько дней: их били, выгоняли раздетыми на мороз, обливали водой и грозились расправой над ними и их родственниками.

Неоднократные прокурорские проверки, проведенные после инцидента, нарушений не выявили. Обращение в украинские суды также результатов не дало. Лишь Европейский суд по правам человека признал факт нарушений и обязал государство выплатить 17 потерпевшим по 25 тысяч евро компенсации за моральный ущерб.

Виталий Карабет, чья фамилия дала название делу, этой компенсации не получит: мужчина умер два года назад. Вместо сына деньги выплатят матери – Елене Карабет. И это не первое дело в Страсбургском суде о массовых издевательствах над заключенными с участием спецподразделений.

Нет информации о наказании виновных: ни руководства колонии, ни тех, кто «не обнаруживал нарушений», ни судей, которые постановляли решения.

74. В Пенитенциарной службе с этим не согласны. По словам представителя ведомства Игоря Андрушка, «по результатам проведенной проверки уголовные дела не возбуждены, но прокуратурой были направлены соответствующие акты реагирования: за ненадлежащее выполнение должностных обязанностей 26 сотрудников учреждения и областного управления были привлечены к дисциплинарной ответственности, в том числе и руководитель областного управления, два человека были предупреждены о неполном служебном соответствии».

75. Терпимость власти к жестокому, временами грубому обращению с гражданами в заключении и к насилию по отношению к ним правоохранительных органов ярко сказалась во время событий на Майдане в конце года.

Механизмы представления жалоб и отсутствие независимых инспекций

76. О фактическом отсутствии в пенитенциарной службе эффективной системы подачи жалоб говорится в каждом ежегодном Докладе «Донецкого Мемориала». В тюремной системе страны отсутствует механизм подачи и рассмотрения жалоб. За последние четыре года позитивных перемен абсолютно нет.

77. Заключенные могут жаловаться прокурорам, но те часто или не реагируют на жалобы, или имитируют их проверку. Фактически нарушители закона со стороны персонала учреждений по обыкновению избегают ответственности.

78. Невозможность направить жалобу приводит к нарушение ряда прав, по поводу которых осужденные не могут решить свои проблемы и жалуются. Они не могут за защитой своих прав обратиться и в суд – как из-за отсутствия правовой помощи и доступа к адвокатам, так и из-за полной подконтрольности администрации переписки с судом. Жалобы, отправленные неофициальным путем, не рассматриваются по сути, а жалобщики подвергаются давлению и преследованиям.

Наличие в Законе правил переписки никоим образом не означает, что на практике эти правила соблюдаются. Никаких мер не предпринимается для исправления ситуации.

Пожизненно осужденные лица

79. Остаются без изменений весьма суровые условия содержания пожизненно осужденных лиц. Вопреки рекомендациям Европейского Комитета по предупреждению пыток еще 2000 года, ведомство отказывается приводить эти условия к международным стандартам. Пожизненно осужденным лицам запрещены длительные свидания, краткосрочные свидания проводятся только через стекло. Выводят из камер этих лиц только в наручниках и в сопровождении кинолога с собакой. Работой они не обеспечены, прогулка один час в сутки. Они вынуждены постоянно питаться из пластиковой посуды, они считают это вредным для здоровья.

80. Существуют проблемы и законодательного характера. Так, лица, совершившие преступления в период с момента отмены смертной казни в декабре 1999 года до вступления в силу в начале апреля 2000 года закона, вводившего пожизненное заключение, могли быть осуждены не более, чем на 15 лет лишения свободы.

Работа

81. Работа в учреждениях исполнения наказаний является важной составляющей жизни в заключении. Производство пенитенциарной службы Украины представлено 112 промышленными, 12 сельскохозяйственными предприятиями учреждений исполнения наказаний и 168 мастерскими.

Всего в учреждениях пенитенциарной службы из 104 791 осужденных трудоспособными являются 63803 чел., или 60,9% от общего числа осужденных (годом ранее — 74 327 чел., или 62,5%). К работе привлечены 30297 чел., или 28,9% от числа всех осужденных (годом ранее — 31 254 чел. или 26,3%). От числа трудоспособных это составляет 47,5% (годом ранее — 42%). Средняя зарплата работающих осужденных составила в 2013 году 441,6 грн. (письмо ГПтСУ № 6/3-5/9-14-3ПИ от 21.01.2014 г.).

Работа осужденных и ее оплата имеет ряд особенностей, которым по обыкновению не уделяется надлежащее внимание, а некоторые факты не имеют разумного объяснения.

82. Ситуация с наличием работы в колониях не улучшается, скорее наоборот.

83. Государство не стимулирует развитие производства в тюрьмах. Еще в большей мере оно равнодушно к соблюдению прав работающих осужденных.

84. Нередко отсутствием возможности осужденным работать злоупотребляют прокуроры, используя то, что осужденный не работает, как аргумент для отказа в УДО. Такая позиция прокуроров имеет явные признаки коррупционных действий. Когда осужденные жалуются на такой прокурорский подход, руководители прокуроров всегда покрывает весьма «креативних» своїх подчиненных.

85. Осужденные часто работают за мизерную оплату или вообще без оплаты. Фактически в колониях часто используется бесплатный труд осужденных, имеющий признаки рабского. Бывает администрация учреждений предлагает осужденным за определенные преференции для осужденного, например, за обещание предоставить условно-досрочное освобождение, письменно согласиться работать без оплаты.

86. Дискриминационной является и ч.3 ст. 122 УИК, которая определяет, что «время работы осужденных в период отбытия ими наказание в виде лишения свободы зачисляется в стаж работы для назначения трудовой пенсии после освобождения при условии уплаты ими страховых взносов в Пенсионный фонд Украины».

87. Можно констатировать, что остаются проигнорированными пенитенциарной службой, Правительством и Верховной Радой страны рекомендации Доклада 2012 г.

— ввести четкие процедуры фиксации и оплаты труда,

— осужденным предоставить возможность контролировать правильность учета их труда и его объемов,

— запретить бесплатный труд заключенных,

88. В Докладе-2012, исходя из целесообразности введения должности советника главы пенитенциарной службы по вопросам соблюдения прав человека, была сделана соответствующая рекомендация. Предлагалось выбрать на эту должность представителя из среды экспертов или правозащитников.

89. Очередной периодический визит в Украину осуществила делегация Европейского Комитета по предупреждению пыток (ЕКПП) с 9 по 21 октября 2013 года. Это десятый визит Комитета в Украину. Основной целью делегации был осмотр условий содержания лиц, содержащихся работниками правоохранительных органов, а также лиц, которые содержащихся в рамках предварительного заключения, в частности, в свете положений нового Уголовно-процессуального кодекса (УПК), который вступил в силу в ноябре 2012. Были также рассмотрено обращение с осужденными в исправительной колонии № 81 в Стрижавке; во время предыдущего визита в это учреждение в декабре 2012 года, ЕКПП обнаружил, что жестокое обращение с заключенными было обычной практикой. Кроме того, делегация осуществила впервые посещение исправительной колонии закрытого типа № 3 в Кривом Роге, в которой находятся разные категории заключенных, в том числе те, кто содержится в рамках предварительного заключения.

ВЫВОДЫ доклада «Соблюдение прав заключенных в Украине-2013»

Из тридцати девяти рекомендаций предыдущего Доклада выполнена одна, еще шесть выполнены частично, не выполнено тридцать две рекомендации.

В 2013 году произошло существенное снижение тюремного населения: со 147 112 чел. по состоянию на 01.01.2013 года до 126 937 чел. на 01.01.2014 г., т.е. за год уменьшилось на 20175 чел. или на — 13,7%. Это снижение произошло как за счет заключенных в СИЗО — с 30 854 чел. до 22146 чел. так и за счет осужденных — с 114 994 чел. до 104791 чел.

Устойчиво снижается уровень неоправданного применения предупредительной меры — взятие под стражу: за 2013 год из СИЗО освобождено 9369 чел., и это значительно ниже уровня 2010-2011 годов (свыше 14 тыс. чел. ежегодно).

Показатель числа заключенных на 100 тыс. населения для Украины составляет 279, тогда как год назад — 323.

Важным положительным показателем являются снижение числа осужденных в воспитательных колониях — до 893 чел. (год назад — 1264 чел.), из них непосредственно несовершеннолетних 560 чел.

Число пожизненно заключенных лиц возросло за год на 68 чел. и составило 1878 чел., в том числе 23 женщины.

В 2013 году сохранился чрезвычайно высокий уровень смертности: умерло 911 чел., в том числе 144 чел. в СИЗО. В расчете на 1 тыс. заключенных — умерло в 2013 году больше, чем в прошлом году — 7,18 против 6,94. Этот уровень на 51% больше уровня 2006-2007 годов.

Последние три года отмечены всплеском числа случаев самоубийств в тюрьмах. Если на протяжении 2008-2010 годов да и ранее ежегодно случалось 40-44 случая самоубийств, то в 2013 году их произошло рекордное число — 84 случая, из них 14 в СИЗО. Это означает рост таких случаев + 30% за год в абсолютных показателях. В расчете на 1 тыс. заключенных этот рост еще больший — +50% к 2012 году и +130% к уровню 2008-2010 гг.

Медицинские услуги в учреждениях уголовно-исполнительной службы остаются на крайне низком уровне. Не хватает финансирования медицинских услуг и квалифицированного медицинского персонала в тюрьмах. Изменения нормативных актов почти не влияют на существующую практику.

Медицинские работники не являются независимыми от тюремного руководства, они – работники ведомства и нередко жертвуют профессиональной добросовестностью в пользу требований тюремного руководства. Ответственность персонала учреждений за непредоставление или ненадлежащее предоставление медпомощи заключенным отсутствует. На отношение медперсонала влияет чрезвычайно низкая зарплата в системе.

Вопрос переподчинения медицинских структур тюрем и передача их медицинскому ведомству остается без внимания и ведомства, и руководства государства.

Практика принятия ведомственных документов в 2013 году не улучшилась. Они часто принимаются с учетом только интересов ведомства и персонала, привлечение общественности к их подготовке только имитируется.

Вопреки рекомендациям ежегодных Докладов в течение последних лет сохраняется дискриминация и не вводится социальное страхование осужденных лиц, которые работают, с обязательным отчислением взносов в Пенсионный фонд, несмотря на отсутствие законодательных оснований для этого.

Сохраняется дискриминация и не оформляются пенсии заключенным по возрасту или по инвалидности с момента обретения заключенными такого права. Призывы к ведомству прекратить нарушение Конституции в этом вопросе упорно игнорируются. Уголовно-исполнительный кодекс содержит фактический запрет возмещать потерю трудоспособности заключенным во время отбытия наказания с момента ее наступления, что является нарушением Конституцї Украины и дискриминацией.

Работой охвачены только 28,9% от числа всех осужденных, а от числа трудоспособных это составляет 47,5%. Средняя зарплата работающих осужденных составила в 2013 году 441,6 грн. Существуют проблемы в фиксации привлечения осужденных к работе и ее оплаты, а также проблемы с возможностью контролировать правильность фиксации их работы и ее объемов. Используется бесплатный труд.

Не снижается высокий уровень нарушений прав осужденных. Это касается не только условий содержания, но и обращения персонала с заключенными. Сохраняются многочисленные случаи вымагания взяток за улучшение условий содержания, случаи неоправданного и искусственного отказа представления документов на УДО. В суд подаются документы менее, чем на половину осужденных, имеющих право на УДО.

Отсутствуют эффективный механизм подачи и рассмотрения жалоб и надежная процедура отправки писем осужденными. В 2013 году только шесть из 212 жалоб в центральное ведомство признаны обоснованными. К осужденным, которые протестуют и жалуются, применяются меры притеснения.

Фактически есть цензура корреспонденции. Отсутствует конфиденциальность обращений заключенных в суд

Отсутствует прогресс в сфере предоставления осужденным правовой помощи, единичные примеры предоставления безвозмездной правовой помощи осужденным со стороны общественных организаций не влияют существенно на общую ситуацию.

Остается острой кадровая проблема. Уровень социальной защищенности персонала остается недопустимо низким. Престижность профессии пенитенциарного работника слишком низкая. Меры по исправлению положения не принимаются

Среди тюремного персонала распространена коррупция, особенно при применении условно-досрочного освобождения. Реальные масштабы ее оценить сложно. Случаи обнаружения фактов коррупции не влияют ощутимо на общий ее уровень.

В вопросах просвещения персонала в сфере соблюдения прав человека руководство ведомства поддерживает некоторые инициативы общественных организаций, привлекает их ресурсы, однако занимает непоследовательную позицию и часто игнорирует другие инициативы общественности.

Сотрудничество відомства с общественностью остается весьма ограниченным.

Как и прежде, общественный контроль соблюдения прав осужденных и заключенных как системная деятельность отсутствует.

Уполномоченный по прав человека не принимает все возможные меры для решения ряда важных системных нарушений прав осужденных.

Не созданы независимые инспекционные механизмы контроля соблюдения прав человека в деятельности учреждений тюремной системы и милиции.

Процедуры размещения осужденных в колонии и их перемещение подчинены исключительно интересам ведомства, осужденных часто сначала размещают неоправданно далеко от проживания родных, а потом абсолютно формально им отказывют в переводе для отбытия наказания ближе к месту проживания родных.

В 2013 году сохранялся неадекватный уровень вовлечения ведомства в политические процессы в обществе. Работники системы становятся заложниками политического противостояния и используются в политической борьбе. Это сопровождается многочисленными нарушениями фундаментальных прав человека.

РЕКОМЕНДАЦИИ ДОКЛАДА-2013

1. Пенитенциарной службе предлагается наконец приступить к совершенствованию нормативной базы ведомства, включая Уголовно-исполнительный кодекс и Правила внутреннего распорядка. К обсуждению проектов нормативных документов привлекать общественность, как того требует п. 12 «Порядка проведения консультаций с общественностью по вопросам формирования и реализации государственной политики», утвержденного постановлением Кабинета Министров Украины от 03 ноября 2010 г. № 996.

2. Очередной год кряду ведомству предлагается провести без промедления комплексный анализ нормативно-правовых документов и других нормативных актов ГПтС Украины на соответствие международным стандартам, привлекать к этой работе лучших специалистов, в том числе и вне пенитенциарной службы.

3. Ведомству предлагается в нормотворческой деятельности начать отдавать приоритет вопросам соблюдения прав человека перед проблемами технического функционирования службы, в частности, оперативных подразделений. Существенно повысить при этом внимание к вопросам соблюдения прав человека и уважения достоинства как лиц, которые находятся в заключении, так и персонала учреждений.

4. Отменить без промедлений нормы ведомственных правовых актов, которые нарушают права человека и/или не отвечают положениям Европейских пенитенциарных правил и не учитывают рекомендации Европейского Комитета по предотвращению пыток.

5. Активно реализовывать рекомендации, сделанные в рамках Универсального периодического обзора ООН. Серьезно и конструктивно отнестись к максимальному выполнению рекомендаций Европейского Комитета по предотвращению пыток.

6. В практической деятельности учреждений исполнения наказаний придерживаться положений Европейских пенитенциарных правил, особенно в случаях, когда национальным законодательством определенные позиции не урегулированы или не достаточно урегулированы.

7. Совершенствовать подходы в кадровой политике ведомства, значительно больше уделять внимание тщательному отбору работников на руководящие должности в органах ведомства. Не допускать нарушения прав персонала учреждений. Не допускать переработок кроме абсолютно необходимых случаев.

8. Инициировать разработку изменений в Закон Украины «О Государственной уголовно-исполнительной службе Украины», направленных на существенное повышение уровня социальной защищенности работников учреждений уголовно-исполнительной системы.

9. В вопросах просвещения персонала в сфере соблюдения прав человека руководство ведомства поддерживает некоторые инициативы общественных организаций, привлекает их ресурсы, тем не менее занимает непоследовательную позицию и часто игнорирует другие инициативы общественности.

10. Немедленно инициировать действенные меры по приведению в соответствие с Конституцией Украины и нормами Закона Украины «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании» ведомственных нормативно-правовых актов и ввести обязательное социальное страхование работающих осужденных и учет времени работы в колонии в пенсионный стаж.

11. Активно оказывать содействие внесению изменений в Уголовно-исполнительный кодекс Украины, которые разрешили бы начислять пенсии заключенным по возрасту, по инвалидности или по другим причинам с момента получения заключенными такого права

12. Активно оказывать содействие внесению изменений в законодательство о возмещении потери трудоспособности заключенным во время отбытия наказания с момента ее наступления.

13. Инициировать одобрение нормативного документа, который бы разрешал при отсутствии средства на лицевых счетах осужденных выдачу им паспортов бесплатно.

14. Принимать меры к улучшению предоставления медицинских услуг, предпринять меры по переподчинению медицинских служб ведомства Минздраву, инициировать общественное обсуждение этого вопроса.

15. Существенно увеличить финансирование предоставления медицинских услуг, увеличить численность квалифицированного медицинского персонала в тюрьмах и усилить ответственность за непредоставление или ненадлежащее предоставление медпомощи

16. Обеспечивать инвалидов протезами и другими необходимыми медицинскими аксессуарами

17. Определить факторы значительного роста смертности и суицидов в учреждениях исполнения наказаний и принять меры к их снижению.

18. Ввести реально действующую эффективную систему подачи и рассмотрения жалоб, прекратить практику наказания осужденных за попытки подавать жалобы на действия администрации учреждений.

19. Разработать надежную процедуру регистрации отправленной корреспонденции осужденных и сделать ее доступной всем осужденным. Отменить фактическую цензуру корреспонденции и содействовать принятию соответствующего нормативного акта. Привести практику просмотра переписки осужденных к требованиям закона и международных стандартов.

20. Активно оказывать содействие введению конфиденциальности обращений заключенных в суд.

21. Оказывать содействие быстрейшему созданию различных независимых инспекционных механизмов контроля соблюдения прав человека в деятельности учреждений тюремной системы и милиции, определив законодательно их создание, сферу компетенции и процедуры деятельности.

22. Распространять практику проведения мониторингов силами общественных организаций, внедрять мониторинги условий содержания заключенных и положения в системе, в том числе и за государственные средства, включая подготовку и альтернативных отчетов, отчетов по проблемам или по направлениям деятельности учреждений.

23. Составить исчерпывающий перечень деяний, за которые могут применяться дисциплинарные взыскания.

24. Существенно сузить до адекватного уровня дискреционные полномочия администрации учреждений по наложению взысканий.

25. Ввести четкие процедуры учета работы и ее оплаты, осужденным предоставить возможность контролировать правильность учета времени их работы и ее объемов. Быстро и действенно реагировать на случаи использования бесплатного труда.

26. Изъять из круга полномочий спецподразделений их участие в проведении обысков.

27. Принять действенные меры для изменения практики отказа администрацией учреждений в представлении документов в суд на условно-досрочное освобождение, отказывая осужденным в представлении только в исключительных случаях. Переложить на суды процедуру принятия решения о применении УДО. Прокурорам прекратить искусственное препятствование предоставлению УДО.

28. Предпринять немедленные меры для дальнейшей гуманизации содержания всех осужденных, особенно — пожизненно заключенных, предоставив им возможность, в частности, получать долгосрочные свидания.

29. Сделать достоянием гласности сведения о должности советника главы пенитенциарной службы по вопросам соблюдения прав человека, его круг полномочий и обязанностей, результаты деятельности. Регулярно информировать о его деятельности.

30. Максимально благосклонно относиться к просьбам осужденных о переводе для отбытия наказания в колонии ближе к месту проживания родных.

31. Обеспечить обязательное выполнение ч. 2 п. 8 Положения о наблюдательных комиссиях и обеспечить всех желающих членов наблюдательных комиссий пропусками на срок работы комиссий.

32. Избегать любой вовлеченности и причастности ведомства к участию в политической борьбе.

33. Руководству ведомства последовательно придерживаться практики диалога с ведущими правозащитными организациями о разных аспектах деятельности системы. Разъяснять чиновникам ведомства, что взаимодействие с общественностью – это их обязанность, а не право.

34. Ознакамливать, а при возможности — и обсуждать в учреждениях и органах ДПтС Украины результаты независимых исследований и мониторингов, ежегодных Докладов, которые готовятся и распространяются общественными организациями и другими независимыми учреждениями, и принимать эффективные меры реагирования. Регулярно информировать о действиях и мерах ведомства, направленных на имплементацию результатов исследований и их рекомендаций.

35. Разработать и внедрить в сотрудничестве с ведущими правозащитными организациями процедуру (алгоритм) действенного и быстрого реагирования на сообщения о возможных нарушениях прав человека в учреждениях исполнения наказаний.

36. Продолжить обеспечение правовой литературой, в первую очередь кодексами и текстами Европейских пенитенциарных правил в достаточном количестве библиотеки всех учреждений исполнения наказаний. Обеспечивать беспрепятственный доступ осужденных к таким изданиям.

ДОКЛАД “ДОНЕЦКОГО МЕМОРИАЛА

Ответственый за выпуск Букалов Александр

Читайте также: