Тюремный опыт: чему может научить тюремный срок?

Принято считать, что тюрьма — украденные годы жизни, и такой опыт всегда негативен. Но чему может научить тюремный срок? Может ли от него быть какая-то польза? Рассуждают заключенные — в том числе бывшие. «Провела я в тюрьме не так долго: статья, по которой я была осуждена на такой безумный срок, была декриминализирована, т. е. государство решило, что подобные деяния уголовно ненаказуемы.»

 Тюремный опыт: Инна Бажибина 

Инна Бажибина, бухгалтер, в январе 2010 года приговорена к 15 годам лишения свободы по статье 188 УК РФ («контрабанда»), освобождена в декабре 2011-ого.

«Провела я в тюрьме не так долго: статья, по которой я была осуждена на такой безумный срок, была декриминализирована, т. е. государство решило, что подобные деяния уголовно ненаказуемы. Таким образом, Россия привела свое уголовное законодательство в соответствие с уголовным законодательством стран Таможенного союза.

Каждый попадает в тюрьму своим путем. У каждого свое дело, свои обстоятельства, свой срок. У меня шок от приговора перекрывал шок от тюрьмы. По сравнению с этой страшной цифрой все происходящее в камере казалось малозначительным.

Первые полгода приобретаются навыки тюремного быта, выживание в условиях, далеких от элементарных, привычных нам, благ цивилизации.

Одновременно учишься общаться людьми, с которыми в обычной жизни ты никогда бы не встретился.

И тут же приобретаешь ценное качество: уходить в себя. При постоянном присутствии в обозримом пространстве от 40 до 100 человек.

Еще приходит понимание: как в один миг может все измениться, и не по твоей воле. Понимаешь: как в обычной жизни это близко ходит. Тюрьма, сума.

Опыт несомненно приобретается, и немалый, и это, конечно, хорошо, любой опыт хорош. Происходит оценка и переоценка всего на свете… НО! Вопрос в том, нужен ли этот опыт? Безумно жалко потерянного времени для приобретения этого опыта. И негатива, конечно же, много.

Итого: отрицательного гораздо больше, и та малая часть положительного не стоит тех лет и тех мучительных унижений.

Тюремный опыт: Алексей Гаскаров

Антифашист, гражданский активист Алексей Гаскаров осужден Замоскворецким судом Москвы на 3,5 года за участие в «массовых беспорядках» 6 мая 2012 года

 

Оказавшись в тюрьме я, к сожалению, довольно быстро осознал естественность происходящего. Не было никаких сомнений — почему именно я. Суть обвинений не играла никакой роли. Вместо “Болотного дела" могли придумать что угодно другое. При этом не скажу, что готовился к такому развитию событий. Сидеть в тюрьме совершенно не здорово и теряешь здесь гораздо больше, чем находишь, но и нет ощущения будто был какой–то выбор. Невозможно все время отступать, загоняя себя в положение вечных терпил, особенно, когда покушаются не только на какие-то свободы, но и на наше положенное достоинство в целом.

Как раз первое, с чем сталкиваешься в тюрьме — это неизбежные тесты на человечность и твердость духа. Ты как бы попадаешь в пограничное состояние и видишь людей такими какие они есть, а не такими, какими они хотят казаться быть. С этой точки зрения пребывание в тюрьме — полезный опыт, и человек здесь может стать сильнее во всех смыслах, но понятно, что далеко не все проходят испытания без последствий.

Можно сказать, что тюрьма в чем-то неплохое место для саморефлексии, хотя здесь полностью отсутствует личное пространство и постоянно происходят какие-то социальные коммуникации, характерные для советских коммуналок. Но в любом случае ты выползаешь из привычного все ускоряющегося жизненного ритма, и появляется возможность посмотреть на все со стороны и понять, что для тебя по-настоящему важно.

Интересный опыт связан, скажем так, с преодолением характерных для нашего общества атомизации и отчуждения. То есть ты соседей здесь себе не выбираешь, и в одной камере могут вместе жить условный нищий бездомный и неудачно ушедший от налогов миллиардер. Я встретил уже много людей, с которыми вряд ли у меня когда-либо пересеклись бы дороги на воле. И эта ситуация полезна с точки зрения понимания, что из себя представляет российское общество.

Есть много и других более банальных моментов, но которые (значат)несравнимо больше. Сама по себе изоляция от родных и близких уже не поддается никакой оценке. Например, свадьба у нас должна была быть гораздо раньше и, конечно, я совсем не в восторге от того, что она в итоге была здесь (в августе Алексей Гаскаров расписался в СИЗО Бутырке с женой Анной. — Открытая Россия). На работе я нес определенную ответственность за ряд многомиллиардных проектов, которые из-за моего ареста были постоянно под угрозой срыва.

Вот сейчас, я бы, наверное, участвовал в муниципальных выборах у себя в городе. Теперь же у нас вообще нет никакого пассивного избирательного права после судимости. И так можно долго перечислять.

Но в моем случае надо как-то перетерпеть эту ситуацию и не бояться тюрьмы за политические убеждения, иначе в долгосрочном плане будет только хуже.

13.09.2014, Бутырка

Тюремный опыт: Александр Марголинф

Александр Марголин осужден на 3,5 года лишения свободы по «болотному делу»; в настоящее время ожидает рассмотрения апелляции в Мосгорсуде.

Что произошло за те полтора года, что я в тюрьме? Что касается семьи, то тут изменения только временные. Дочки растут – так как вижу их редко, то кажется, что растут быстрее. Тем более, переходный возраст. Родители, увы, не молодеют, и вся эта ситуация сказывается на них не лучшим образом. Думаю, что отношения в семье стали еще крепче. Но мы и до этого были дружны и поддерживали друг друга. У друзей произошли пополнения в семействе, что, учитывая нашу возрастную категорию, радует особенно сильно. Пропустил свадьбу одного друга. Меня тут (друзья. – Открытая Россия) в основном положительными моментами снабжают из своей жизни, чего не скажешь об общественной.

Конечно, и я во многом изменился. О жизни узнал в основном нюансы темной стороны. Причем здесь же модели поведения и общения иные, чем на воле. Если вам в городе кто-то не нравится, то вы с ним можете вообще не общаться. Здесь же необходимо общаться и выстраивать отношения со всеми «присутствующими», хочется этого или нет. Это перемножается на время совместного нахождения и возводится в степень ограниченности пространства.

Тут космонавтку отправляли на орбиту, так предыдущая главным пожеланием высказала правильно выстраивать отношения. А их специально отбирают и специально готовят. Ну… здесь тоже специально отбирают… но несколько по иным критериям.

В таких условиях, конечно, люди раскрываются и меняются. Иногда диву даешься, на что человек может пойти из-за какой-то мелочи. Многие с очень большим трудом понимают, что нужно воспринимать условия окружающей среды ввиду ее крайне малой изменчивости под их воздействием. И чем старше и, зачастую, образованнее человек, тем ему это делать сложнее. Многие здесь доброту и воспитание принимают за слабость. Поэтому у многих меняется модель поведения. Меняются многие схемы общения: здесь другая ответственность за утверждения, поступки. Так как условия непростые, то это дисциплинирует.

Я не столько что-то новое о себе узнал, сколько лучше осознал «меру, степень, глубину» имевшегося во мне. Начиная от собственных недостатков, достоинств и заканчивая тем, что уже в СИЗО покрестился (по большому счету, если можно так выразиться, «нашел время и место оформить отношения»).

Мне вера здесь помогает. Я отделяю веру от ряда священнослужителей.

Общество… Скажу так, оно все-таки довело меня до мысли: «А на фига все это нужно было делать?» Но прошу учитывать условия моего пребывания и отрезанность от семьи. В сухом остатке: всеобщее избирательное право – это перебор. Но как только начинаю думать о фильтрах, перед внутренним взором возникает борода Чурова…

Но мне тут определили время подумать. Может, что и высижу.

Бутырка, октябрь 2014 года, Москва

Источник: openrussia.org 

 

Читайте также: