Чёрная герилья Балтимора. Главной силой протестов в городе-побратиме Одессы стали городские ОПГ

Американский город Балтимор – это город-побратим Одессы. В общем, далеко не миссурийская глубинка Фергюсон. А происходит здесь сейчас то же, что в ноябрьском Фергюсоне. Афроамериканское население поднялось на массовые беспорядки, десятки раненых, сотни арестованных, на улицах Национальная гвардия.

Американский город Балтимор – крупнейший в штате Мэриленд. Это около 640 тысяч жителей, развитая сервисная экономика, крупный железнодорожный и авиационный узел, большой порт с индустриально-коммерческим парком, известный университет. Это единственный на восточном побережье США металлургический завод с полным производственно-технологическим циклом. Наконец, это город-побратим Одессы. В общем, далеко не миссурийская глубинка Фергюсон. А происходит здесь сейчас то же, что в ноябрьском Фергюсоне. Афроамериканское население поднялось на массовые беспорядки, десятки раненых, сотни арестованных, на улицах Национальная гвардия.

Расово-социальные взрывы в США провоцируются прежде всего конфликтами с полицией

rawlings-space1

Нечто подобное в Балтиморе уже было 46 лет назад. Чернокожие горожане выходили на массовый бунт. Произошло это после убийства Мартина Лютера Кинга, лидера негритянской борьбы за равноправие. Можно ли говорить об актуальности таких лозунгов в XXI веке? Вряд ли. Афроамериканец Барак Обама стоит во главе государства. Афроамериканка Стефани Роулингс-Блейк – мэр самого Балтимора. И тем не менее, сегодняшняя Америка становится похожа на себя 1960-х годов.

Тогда негры требовали снести всевозможные «whites only» – «только для белых», развешанные от парковых скамеек до офисных кабинетов. Ничего этого нет теперь в помине. Фигура белого расиста-куклуксклановца в балахоне с верёвочной петлёй вытеснена иным образом – чёрным подростком-хулиганом с пивной банкой и бейсбольной битой, которому сограждане-европеоиды навеки должны за труд его предков на плантациях. Кстати, сподвижники Мартина Лютера Кинга боролись за расовое равноправие исключительно мирным мужеством и нравственным примером, они принципиально не применяли насилия. Кто бы рассказал об этом парням из нынешних негритянских кварталов, которые из поколения в поколение клянутся: «Не буду как дядя Том!»

Нынешние расово-социальные взрывы провоцируются прежде всего конфликтами с полицией. В прошлогоднем Фергюсоне полисмен Даррен Уилсон в ходе уличной проверки вступил в драку с негритянским юношей Майклом Брауном и застрелил его. Случилось это в августе 2014-го. В ноябре коллегия присяжных оправдала Уилсона – полицейский действовал строго по инструкции, драку начал Браун, который, кстати, физически был гораздо сильнее. Ответом на судебные решения стал мощный погром. По поводу которого по всему миру шутили: не разжигает ли МИД РФ «цветную революцию» в США?

freddie-gray-arrest-record-2

Примерно то же произошло и теперь. 12 апреля 25-летний негр Фредди Грэй столкнулся на улице с полицейским патрулём. Встретившись взглядом с правоохранителями, он бросился бежать. Полицейские сделали из такого поведения свой вывод, логичный для их профессии. Грэя быстро догнали, скрутили и повезли в участок, собираясь разбираться – чего это парень так испугался своих защитников? В полицейском фургоне-автозаке задержанный стал отбиваться. Патрульные среагировали жёстко, что опять-таки соответствовало инструкциям. Результатом для Фредди Грэя стала травма позвоночника, больница и смерть 19 апреля.

Негритянская молодёжь не ждёт разрешения на бунт даже от Джесси Джексона

В Америке такие случаи – крупные ЧП. С рук они правоохранителям не сходят, даже если придраться в служебном порядке не к чему. Тот же Даррен Уилсон – полностью оправданный и имевший отличную профессиональную репутацию – в полиции больше не служит. Началось расследование и в Балтиморе. Член палаты представителей конгресса США от штата Мэриленд Элайджа Каммингс (тоже афроамериканец) назвал задержание Грэя «возмутительным», а причины его «неясными». Для афроамериканской общественности уже достаточно, а молодёжи и этих слов не требовалось.

150427_SLATEST_BMore-01.jpg.CROP.promo-mediumlarge

Но выступил не только конгрессмен Каммингс. На панихиде 27 апреля произнёс речь Джесси Джексон. В молодости соратник Мартина Лютера Кинга, сам преподобный Джесси на своего учителя не очень-то похож. Конечно, это не Луис Фаррахан с его «Нацией ислама», он не призывает к насилию, об этом нет и речи.

Но и братьями белых не называет, а от того же Фаррахана отмежеваться отказался. Его выступления обычно носят напорный характер, расовые акценты переплетаются с социальными. «Почему мы не можем получить те же блага, что и жители центра города?» – риторически спрашивал Джесси Джексон на гробом Фредди Грэя. (При этом следует отметить альтруизм преподобного: сам он никакими благами не обделён, вокруг его имени регулярно вертятся те или иные финансовые скандалы.) Адвокат Уильям Мерфи на панихиде призывал брать в полицию побольше чернокожих и вообще ломать систему полицейского круговой поруки.

stephanie-rawlings-blake

Уличные бунты начались ещё до этой панихиды. Повторимся, афроамериканской молодёжи не требуется для таких дел разрешение преподобного. За уикенд 25-26 апреля в Балтиморе и окрестностях сгорели полтора десятка домов и полторы сотни автомобилей. Пятнадцать полисменов были ранены, шестеро из них серьёзно. Количество арестованных достигло двухсот. «То, что произошло, разрушило прогресс, к которому мы так долго шли.

Это очень тёмный день для города. Жителям нужна помощь, но мы не сможем её оказать из-за разрушительных последствий протестов», – вот и всё, что смогла сказать мэр Балтимора Стефани Роулингс-Блейк. После такого высказывания администратора крупного города состояние американского государства вызывает большие сомнения. И быстро же это удалось – семи лет не прошло с избрания Барака Обамы.

Сказал своё веское слово и президент США. Что же Балтимор и мир от него услышали? «Насилию и беспорядкам нет оправдания. Протесты – это нормально. Однако грабеж, причинение вреда собственности, нападение на полицейских – это абсолютно неприемлемо. Мои мысли сейчас с родителями погибшего и полицейскими, получившими ранения». Короче, как персонаж Юрия Никулина в «Бриллиантовой руке»: «На его месте должен был быть я».

Главной силой балтиморских протестов стали городские ОПГ

Обама и Роулингс-Блейк представляют Демократическую партию – американских либералов. Политика президента США комментариев давно не требует. Мэр же Балтимора известна, в частности, призывами урезать право граждан на владение оружием. Ожидать от городской администрации и федерального правительства каких-то решительных действий не приходилось. Чернокожие государственные лидеры продемонстрировали полную беспомощность перед бунтом чернокожих американцев. И вовсе не потому, что симпатизировали им. Страх и растерянность – не есть симпатия.

502Suspect Dies Baltimore

Меры приняло промежуточное звено между Балтимором и Вашингтоном – администрация штата Мэриленд, находящаяся в Аннаполисе. Губернатором Мэриленда является Ларри Хоган. Он принадлежит к белой общине США (хотя не протестант, как большинство американцев, а католик; Мэриленд – вообще католический штат). Но дело не в этом. Хоган не либеральный интеллигент из Демократической партии, а консерватор-рейганист из партии Республиканской, по жизни бизнесмен-риэлтер. Рефлексировать и публично печалиться он не стал: «Мародёрства и насилия в Балтиморе мы терпеть не будем».

Вчера в Балтимор вступили полторы тысячи бойцов Национальной гвардии – приблизительного аналога внутренних войск, сформированного из резервистов. Огонь на поражение не открывался. Но волнения в целом подавлены. Президент Обама поторопился одобрить действия губернатора, но ещё раз призвал не смешивать мирных протестующих с погромщиками. Политкорректность превыше всего. Балтиморские волонтёры, вдохновлённые проявленной силой порядка, вышли расчищать завалы и убирать мусор.

1_8eda5bc4

Пожалуй, главное на что следует обратить внимание в балтиморских протестах (что отличает ситуацию от фергюсонской) – их организованный характер. Губернатор Хоган не зря говорил о «бандах головорезов». Главной силой беспорядков стали городские ОПГ, сделавшие даже нечто подобное официальному заявлению.

Три уличные банды – Black Guerrilla Family, Bloods и Crips – призвали «мочить копов» и разослали угрозы по полицейским участкам. Названия группировок в русском переводе впечатляют: «Семья чёрной герильи», «Кровавые», «Увечные» (в последнем случае можно перевести и как «Уроды»). Учитывая, что две трети населения Балтимора – афроамериканцы, а чернокожие по статистике более, чем белые склонны к криминалу, расовый расклад очевиден. Но дело не сводится к этому.

Конфликты негритянских низов (не каждый афроамериканец – Барак Обама, Герман Кейн или Кондолиза Райс) и полиции как государственного института превращается в общенациональное противостояние. Федеральные государственные структуры – по крайней мере, при нынешней администрации – демонстрируют неспособность к решению вопроса. Расовая «движуха» уже граничит с социальным «майданом».

Движущей силой которого способен стать криминалитет депрессивных районов (подобно тому, как это происходит, например, в Бразилии). Ведь к полиции имеют претензии не только афроамериканцы, но и латиноамериканцы, и белые из определённых социальных страт. И тогда начнётся соревнование: белые ли примкнут к «чёрно-семейной герилье» или негры поддержат губернатора Хогана.

Автор: Роман Шанга,  «В кризис.ру» 

Читайте также: