Росийские секс-работницы : «Это существование, это не жизнь»

В России занятие проституцией не карается по уголовному законодательству, в отличие от вовлечения в нее и ее организации. Тем не менее, тот факт, что проституция по-прежнему вне закона, влечет за собой бесправие секс-работников. Девушкам некуда обратиться, если в отношении них применяется насилие. Даже в тех случаях, когда преступление, совершенное против них, налицо, правоохранительные органы не предпринимают никаких действий.

 На окраинах Санкт-Петербурга по ночам появляется небольшой автофургон. Это своеобразный выездной штаб общественной организации «Гуманитарное действие». Всего две девушки-соцработника на несколько десятков желающих зайти внутрь. Посетители этого штаба — проститутки, или секс-работники, как они сами себя называют.

— Возраст первого коммерческого сексуального контакта? — спрашивает соцработник «Гуманитарного действия» Ольга одну из посетительниц фургона и тут же перефразирует свой вопрос: — На дорогу когда вышла ты?

— В восемнадцать.

«Гуманитарное действие» — это одна из немногочисленных общественных организаций, которым небезразлична судьба девушек, занятых в секс-услугах. В фургончике по ночам они раздают им средства контрацепции, проводят психологические консультации и экспресс-тесты на ВИЧ и на беременность.

На одной из стенок фургона — пробковая доска. К ней кнопками приколоты записки посетительниц: «Хочу обнять своего ребенка», «Спасибо вам за понимание», «Хочу метадоновую программу».

По некоторым данным, в сфере секс-услуг сегодня работают три миллиона человек.

Ирина Маслова — руководитель ассоциации секс-работников «Серебряная роза. В прошлом она, как и тысячи девушек в Санкт-Петербурге, сама была проституткой. Когда Маслова попала в СИЗО после очередного рейда полиции, она решила бросить свое ремесло и посвятить жизнь борьбе за права бесправных. «Проституция — это единственное правонарушение, которому даже нет определения, — говорит Маслова. — В кодексе написано: занятие проституцией влечет наложение административного штрафа. Но вы нигде не найдете определения того, что это такое — проституция».

«Серебряная роза» была создана еще в 2003 году как небольшая группа взаимопомощи. С 2012 года Маслова и ее сторонники ведут судебное разбирательство за право официально зарегистрировать свою организацию. Пока они получают только отказы и сейчас готовят иск в Европейский суд по правам человека.

В России занятие проституцией не карается по уголовному законодательству, в отличие от вовлечения в нее и ее организации. Тем не менее, уверена Маслова, тот факт, что проституция по-прежнему вне закона, влечет за собой бесправие секс-работников. Девушкам некуда обратиться, если в отношении них применяется насилие. Их считают асоциальными личностями, и потому даже в тех случаях, когда преступление, совершенное против них, налицо, правоохранительные органы не предпринимают никаких действий.

Именно декриминализация — первый шаг к тому, чтобы секс-работники получили право на защиту от посягательств на их жизнь и стали полноправными членами общества.

27 октября в Женеве на 62 сессии Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин Россия представила официальный доклад. Подготовленный Министерством труда, он отразил суть проблем, с которыми сталкиваются женщины в нашей стране — их, к слову, по мнению ведомства оказалось немного, — а также показал конкретные шаги, которые государство принимает для их решения. О декриминализации проституции и социальной защите секс-работников в докладе не было ни слова.

Автор: Матвей Крылов, openrussia.org

Читайте также: