Постсоветский бандитизм: банда «чертова дюжина»

«Они получили кроссовки. Смотрите телевизор». Такая немного странная телеграмма ушла из Москвы в Казань. Впрочем, для адресата — бандитской группировки «Хади Такташ», действовавшей в столице Татарстана, смысл послания был понятен. Шифровка уведомляла, что операция завершилась успешно и те, «кому положено», отправились в мир иной, ибо кроссовки в данном случае обозначали «белые тапочки». «Процесс века»

24 января 2002 года в Верховном суде Татарстана завершился процесс, который местные юристы окрестили «процессом века». На скамью подсудимых сели тринадцать лидеров и активных членов организованного преступного сообщества «Хади Такташ», которые были признаны виновными в бандитизме, 15 убийствах, мошенничестве, вымогательстве и организации преступного сообщества.

Дело действительно уникальное. По многим характеристикам к нему применимо определение — «впервые». Впервые наш суд вынес приговор одновременно по статьям о бандитизме и организации преступного сообщества. Впервые в Татарстане была применена программа защиты свидетелей. Безусловная заслуга в этом работников прокуратуры и криминальной милиции — тех, кто буквально по крупицам собирал те неопровержимые доказательства, которые позволили выстоять этому обвинению в суде. Некоторые из них месяцами не возвращались из командировок в Москву и Санкт-Петербург. Документы расследований составляют тома, которые заполнялись в течение полутора лет в обстановке строжайшей секретности. В ходе следствия было допрошено свыше пятисот свидетелей, произведено более 200 экспертиз, отснято 19 оперативно-следственных видеокассет.

Но и дело того стоило: впервые со времен легендарного «Тяп-Ляпа» казанским сыщикам удалось привлечь к уголовной ответственности активных боевиков крупнейшей мафиозной структуры, которая на протяжении нескольких лет терроризировала Казань.

«Хади Такташ» — весь город наш!»

Улица, которая носит имя известного татарского поэта Хади Такташа, издавна «славилась» криминальными традициями. Еще в конце семидесятых годов накачанные парни, выросшие здесь, сбивались в группы и мутузили другу друга в подворотнях. Постепенно улица и прилегающая к ней округа приобрели репутацию самого бандитского места в городе. Тогда-то и появился у такташевских девиз: «Хади Такташ» — весь город наш!».

Формирование сообщества началось на заре девяностых. Сколотив шайку, которая со временем открыто называла себя самой отмороженной в Казани, местная братва принялась «брать под себя» фирмы, заводы, магазины, рестораны, банки и ночные клубы. Причем Казанью молодцы решили не ограничиваться. Казанские братки имели «производственные» интересы и в первопрестольной, и в Петербурге.

Понятно, что столь разветвленная криминальная деятельность не могла успешно функционировать без соответствующего руководства. В банде с момента ее создания верховодили «старики» (или «синие») — уголовники с авторитетом и солидным тюремным стажем. Но постепенно все выше поднимала голову молодежь. Это были отморозки даже по уличным понятиям, не желавшие чтить традиционные воровские законы, считая их архаичными, не соответствующими, так сказать, духу времени. Одним из таких «предприимчивых» был Радик Галиакбаров по кличке Раджа, руководивший одной из «такташевских» банд. Ближайших соратников он подбирал из числа знакомых с детства пацанов. Критерий подбора был один — преданность «вожаку».

Кстати, Раджа был ярым поклонником фильма Фрэнсиса Копполы «Крестный отец». Знал его наизусть и очень любил цитировать нравоучения престарелого дона-итальянца подчиненным. Да и выглядеть лидер «такташевских» старался этаким денди — носил щегольский костюм с дорогим галстуком — и солидно, и бронежилет, с которым Раджа практически не расставался, под пиджаком легче было спрятать.

В 1993 году Радже подбросили идею — не делиться со старыми «такташевскими» уголовниками, а замкнуть все финансовые потоки на себя. Раджа согласился, и вскоре началась масштабная война с той частью группировки, которая сохранила преданность прежним лидерам. Война охватила три города — Казань, Москву и Питер.

Дон Корлеоне по-казански

Первый удар бандиты нанесли по бригаде, которой руководил некий Диденко по прозвищу Дидя. В бригаду к сопернику Раджа сумел внедрить собственного агента — Андрея Ситнова, известного в бандитских кругах под кличкой Сито. Как и положено настоящему агенту, Сито сумел убедить Диденко в своей преданности, а потом и активность начал проявлять — в один прекрасный день предложил ему выгодную операцию. Речь шла о поездке в Москву, где их якобы ждал кредит в 50 тысяч долларов — как раз такая сумма требовалась на перевооружение банды. Клюнув на приманку, Дидя отправился в первопрестольную в сопровождении двух подручных.

В столице казанские братки сняли квартиру и, как полагается, достойно отметили первый этап командировки. Все пили от души, только хитрый Сито делал вид, что поддерживает компанию, на самом деле незаметно выплескивая свою порцию спиртного. Когда Дидя и сопровождавшие его телохранители крепко уснули, Сито открыл дверь киллерам, среди которых был и сам Раджа. Жертвы были расстреляны прямо в постели…

Убийцы завернули трупы в ковры и на автомашине Диденко вывезли их за город, где закопали. Именно после этого в Казань ушла пресловутая телеграмма о кроссовках.

А тем временем в Казани члены группировки Диденко терялись в догадках: «Где шеф?». Решили, что ехать в Москву придется заместителю — оставшемуся «на хозяйстве» Кобальнову. Не меньшую «обеспокоенность» отсутствием Диденко проявлял и Раджа, который предложил сопровождать Кобальнова в столицу. Тот, видимо, почувствовав подвох, от помощи решительно отказался. Пришлось решать проблему устранения заместителя другим способом: люди Раджи подкараулили машину Кобальнова и расстреляли его в упор.

Выяснив, что в Москве находятся еще три члена обреченной бригады, Раджа с группой сопровождения вновь наведался в столицу. Двоих из людей Диди убили сразу. Третьего, Аксанова, сначала жестоко избили, а потом долго пытали. Несчастный униженно просил сохранить ему жизнь, целовал руки главному мучителю, взывая о пощаде. Но «дон Корлеоне» из Казани был неумолим…

Конкурентов Раджа уничтожал на редкость добросовестно: трупы обнаруживались крайне редко. И поныне большинство такташевских «ветеранов» числятся без вести пропавшими. Сам Раджа был по-волчьи осторожен, постоянно менял квартиры.

После того как Раджа навел порядок на родной улице, настал черед кровопролитных стычек с мелкими бригадами, перебегавшими дорогу его банде.

Интересно, что своего лидера большинство «такташевских» даже не знали в лицо: приказы он отдавал через бригадиров, с которыми общался на встречах в офисе, располагавшемся в здании комбината «Здоровье». О том, какие были разработаны правила конспирации, стоит сказать отдельно. Под руководством неутомимого Раджи каждому мало-мальски значимому члену банды присваивали псевдоним, которым нужно было подписываться, сбрасывая сообщение бригадиру на пейджер. Разговор шел на строго закодированном языке. Но какой же уважающий себя бандит будет пользоваться только пейджером? Нынче в моде сотовые телефоны. Запугав одного из казанских дилеров сотовой связи, бандиты получили в свое распоряжение десяток мобильных телефонов, за которые, естественно, не платили. А наговорили они, по подсчетам связистов, на сумму более 5 тысяч долларов…

Дела банды шли настолько успешно, что порой в офисе Радика Галиакбарова скапливалось до миллиона долларов (!) наличности. Денежки текли рекой от продажи наркотиков (порой в день реализовывали до килограмма героина) и дани, собираемой с полусотни торговцев и промышленных предприятий, которых «крышевали» бандиты. Еще несколько тысяч долларов в день давали проститутки. Те обслуживали клиентов на квартирах или в номерах все того же комбината «Здоровье». Держали дам в строгости, запрещали пить и колоться. Нарушительниц режима беспощадно били. Самых красивых Раджа держал при себе и даже «вывозил в свет» — когда с наиболее приближенными бандитами ездил в Москву «расслабиться».

Доход бандиты получали и от более экзотических видов предпринимательства. Например, от разведения собак бойцовых пород (питомник расположили на территории Казанского зооботсада) и проведения собачьих боев. Кроме того, в сообщество на правах подразделения входила бригада киллеров, возглавляемая Ринатом Фархутдиновым по кличке Ринтик. Наконец, общак казанской группировки пополнялся благодаря экономическим аферам и вымогательствам, а также контролю над «нормальными» предприятиями. В перечне контролируемых нашлось место даже для детского издательства и двух кладбищ…

Последняя война

После ликвидации бригады Диденко Раджа по праву мог считать, что вышел на уровень серьезного криминального авторитета. Закрепляя главенствующее положение в казанском преступном мире, он продолжал подминать под себя другие бандитские группировки. А те, кто отказывался идти «под него», подлежали физическому уничтожению.

Начали с бригады «Перваки», которая держала спальный район «Первые Горки». Выбор предопределил тот факт, что именно здесь «первогорковские» сбывали наиболее крупные партии наркотиков. Для устранения соперников применили уже отработанную тактику. Все тот же Сито был заблаговременно внедрен в группировку Гринькова — лидера «перваков». Агент, видимо, на самом деле обладал неплохими актерскими данными, ибо, как и в случае с Дидей, сумел настолько расположить к себе главу «перваков», что стал просто «другом семьи». Дальше — по накатанной схеме. Выбрали вечерок, когда Гриньков решил устроить для друзей небольшой междусобойчик. Сито, как всегда, только усиленно изображал пьяного и, улучив момент, открыл дверь убийцам. Вместе с хозяином в тот день расстреляли и всех его гостей.

Тут уж главарям других банд в городе стало ясно: всех их ждет та же участь. Бороться за власть? Вот только сил, чтобы оказать достойное сопротивление, уже не осталось. Правда, попытался отомстить за приятеля Бибик, друживший с убитым Гриньковым. Его постигла неудача. Один за другим были застрелены бибиковцы Исмаилов и Садыков. Потом настала очередь Воздвиженского, который был особенно близок к лидеру банды. На этот раз, не мудрствуя лукаво, решили обойтись без долгой подготовки и просто пригласили на дело киллера. Последний проколол колесо машины Воздвиженского, оставленной на автостоянке, и уселся ждать хозяина…

К осени 1999 года практически все конкуренты Раджи были устранены или загнаны в подполье. Неприятное исключение составлял разве что еще один авторитет из группировки Бибикова — Сакмаров. Правда, зная участь, постигшую «коллег», он проявлял крайнюю осторожность, старался вообще не выходить из дома. Киллеры, получившие на него заказ, проявили недюжинную выдумку. Выслеживая жертву, они для отвода глаз прогуливались по двору с породистой собакой, специально купленной для этого на рынке. И дождались — Сакмаров вышел во двор в сопровождении жены и маленькой дочки…

Глухой отказ

Начало конца банды наступило осенью 1999 года. 10 ноября — в День милиции, между прочим, — планировалось убрать очередного конкурента — лидера организованной преступной группировки «Перваки» Марушкина. Нет, со своим делом киллер управился быстро, вот только уйти ему не удалось: друзья погибшего догнали исполнителя, завязалась драка. Кто-то вызвал милицию, подъехали оперативники. На допросе киллеру пришлось сознаться.

А уже на следующий день один за другим пошли аресты. Удивительно, но задерживаемые настолько были уверены в своей безнаказанности, что не сомневались: максимум через три дня их отпустят. К примеру, один из «такташевских» — его «побеспокоили» прямо за праздничным столом в день рождения жены — предложил друзьям… продолжить праздник на следующий день: мол, меня к тому времени отпустят.

Бандиты не знали, что один из киллеров и десятки свидетелей уже давали вполне откровенные показания…

За решеткой оказалась верхушка «Хади Такташа». Однако на первых же допросах вся чертова дюжина обвиняемых ударилась в глухой отказ. У оперативников оставалась одна надежда — на показания свидетелей. В этой ситуации и было принято решение — «зашифровать» 18 основных из них. Программа защиты свидетелей распространилась и на некоторых участников преступного сообщества, которые не были завязаны в кровавых операциях и добровольно пошли на сотрудничество с правоохранительными органами. Некоторых из них сопровождали охранники, другим сняли секретные квартиры.

В начале 2001-го после года изнурительной работы смешанной группы следователей городской прокуратуры и милиции дело по обвинению казанской банды было передано в суд.

И снова «впервые»

А уже в марте в Верховном суде Татарстана начался крупнейший за последнее десятилетие процесс. И — снова новшества, во всяком случае, для нашей республики. Так, впервые в Татарстане была применена новая форма дачи судебных показаний. Зашифрованные свидетели общались с судом из отдельной комнаты по прямой видеосвязи с искаженным звуком. Между тем адвокаты подсудимых в течение нескольких месяцев упорно пытались оспорить правомерность примененной в Казани формы защиты свидетелей, считая ее противоречащей закону. Этот вопрос даже рассматривался в высших судебных инстанциях в Москве. Однако вердикт каждый раз был неизменен — действия обвинения законны.

Для того чтобы свидетели чувствовали себя защищенными, почти 300 сотрудников милиции обеспечивали «оперативное сопровождение» — проще говоря, провожали их повсюду.

Тем не менее принятых беспрецедентных мер оказалось недостаточно. Давление было настолько сильным, что многие свидетели поменяли показания, а некоторые так и не дожили до суда. Одной из них стала, пожалуй, самая активная участница процесса Юлия Гаврилова. Бывшая жена одного из подсудимых (Ринтика) выступала в суде как … потерпевшая. Первого ее мужа — Никиту Воздвиженского, судя по материалам дела, убили члены «Хади Такташ». Юлия же погибла в ночь с 23 на 24 декабря 2001 года… Вместе со своим третьим мужем у себя дома она умерла от отравления угарным газом. По официальной версии, в пустующей по соседству квартире случился пожар, дымоход «почему-то» оказался завален, и — печальный итог. Несчастный случай, не иначе.

Да и сам судебный процесс прошел в очень нервной и напряженной обстановке, эмоциональный накал не спадал все девять месяцев судебного разбирательства. Защита и обвинение «дрались не на жизнь, а на смерть». По количеству заявленных адвокатами в ходе процесса жалоб этот процесс побил все рекорды. Но и обвинение неплохо подготовилось. По крайней мере его «техническая» часть не подкачала.

Зато подсудимые, что называется, «оторвались» напоследок. Компания за решеткой вела себя не просто вызывающе — нахально. Из-за решетки раздавался громкий смех, звучали реплики и слышались анекдоты… Не раз и не два «людей в клетке» приходилось успокаивать конвоирам.

Несколько раз ход судебного процесса прерывался из-за внезапных болезней и травм подсудимых: у одного «давала о себе знать старая рана», у другого внезапно поднималось давление. Кое-кто пошел и дальше: за время судебного следствия зафиксировано пять фактов членовредительства. Причем любопытно: травмировали себя только те подсудимые, которые, по мнению обвинения, не играли в группировке ведущих ролей. Первым начал «чудить» Широков, проколов себе живот острым предметом. Позже «харакири» проделал подсудимый Новицкий. И чем ближе был приговор (суд фактически уже был готов перейти к финальному действию — прениям сторон), тем чаще подсудимые стали попадать в госпиталь. Хотя и содержались они в разных следственных изоляторах, но связь между собой, видимо, сумели наладить. Во всяком случае, «накладывали на себя руки» они словно по команде.

Третьего сентября процесс был перенесен на шестое из-за того, что подсудимый Комлев вогнал в ногу железный прут, а шестого стало известно о «завтраке с гвоздями» все того же Широкова.

Все подсудимые до конца остались верны себе. Даже в своем последнем слове они говорили одно и то же: «Никого не убивал, ни в каких группировках не участвовал, ни в чем не виноват». Тем не менее гособвинитель Ленар Амиров попросил суд назначить в виде наказания подсудимым Галиакберову (Радже) и его подручным Фар-хутдинову и Новицкому пожизненное лишение свободы. А остальным — сроки от 10 до 25 лет лишения свободы. На оформление приговора ушло два месяца.

Сенсации не произошло

И вот, наконец, 23 января 2002 года началось оглашение долгожданного вердикта. Почти 200 страниц текста зачитывались полтора дня. Все это время больше ста человек стояли (таков порядок — пока оглашается приговор «именем Российской Федерации» сидеть не полагается). Многие не выдерживали, публика покидала зал целыми группами.

И хотя подсудимые денег на защиту не пожалели и до последнего момента верили, что их выпустят на свободу прямо из зала суда, сенсации не произошло. Все подсудимые получили солидные сроки, которые, однако, разошлись с теми, что запросил для них прокурор: в одних случаях — в меньшую, в других — в большую сторону. Но и это показалось удивительным, потому что пока шло оглашение приговора, из уст судьи частенько вылетала фраза «подлежит оправданию». И действительно: определением суда с подсудимых были сняты обвинения по целому букету статей УК РФ: угроза убийством, незаконное хранение оружия, хулиганство, вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность, незаконное хранение наркотиков, вымогательство. Практически с одной формулировкой: «за давностью лет».

Была исключена и одна из статей дохода «хадишевских» — «организация и содержание притонов для занятий проституцией». За это спасибо «ночным бабочкам». Все они, как одна, на суде изменили показания на прямо противоположные, утверждая, что отдавались посетителям комбината «Здоровье» исключительно по любви.

Но когда началось зачитывание основных статей обвинения, замер не только зал, но и хорохорившиеся до этого бандиты. Суд посчитал доказанными все предъявленные членам организованного сообщества заказные убийства, кроме самого «старого» — совершенного в 1993 году. Статьи «бандитизм» и «организация преступного сообщества» в приговоре также присутствуют.

Лидеру банды Галиакберову (Раджа) и его «правой руке» Фархутдинову (Ринтик), руководившему бригадой киллеров, суд назначил максимальную меру наказания. Если приговор устоит в Верховном суде России, то они до конца своих дней просидят за решеткой — в колонии особого режима. Хотя, по мнению судьи, они заслуживали смертной казни. Остальные члены банды получили от 6 до 24 лет колонии строгого режима. У всех осужденных решением суда будет конфисковано имущество.

Адвокаты подсудимых, естественно, обжаловали решение суда. Рассмотрение кассационной жалобы по этому делу в Верховном суде России состоится предположительно в мае. Так что главные судебные баталии по делу «Хади Такташ», возможно, еще впереди.

Осужденные по делу ОПС «Хади Такташ»

1. Галиакберов Радик Равильевич (Раджа), 1968 г.р. — пожизненно, с конфискацией, особый режим.

2. Фархутдинов Ринат Накипович (Ринтик), 1968 г.р. — пожизненно, с конфискацией, особый режим.

3. Гребенников Сергей Николаевич (Промокашка), 1973 г.р. — 24 года лишения свободы.

4. Сычев Александр Николаевич (Сыч), 1972 г.р. — 24 года лишения свободы.

5. Ситнов Андрей Олегович (Сито), 1969 г.р. — 22 года лишения свободы.

6. Зайнутдинов Вадим Рафгатович (Бульба), 1972 г.р. — 22 года лишения свободы.

7. Чернеев Денис Владимирович (Денди), 1978 г.р. — 20 лет лишения свободы.

8. Новицкий Анатолий Николаевич (Толик), 1966 г.р. — 20 лет лишения свободы.

9. Широков Валерий Адольфович (Широк), 1966 г.р. — 15 лет лишения свободы.

10. Лонщаков Денис Владимирович (Толстый), 1980 г.р. — 12 лет лишения свободы.

11. Хакимов Айрат Ильдарович (Ким), 1978 г.р. — 8 лет лишения свободы.

12. Комлев Павел Викторович (Кащей), 1979 г.р. — 7 лет лишения свободы.

13. Валиуллин Асхат Ахатович (Пенек), 1970 г.р. — 6 лет лишения свободы.

Всем тринадцати, напоминаем, приговором предусмотрено отбывание срока наказания в колонии строгого режима.

Роман Оболенский, «Республика Татарстан»

Читайте также: