«Глухари» следствия: почему заходят в тупик громкие расследования

Специалисты в области криминалистики утверждают, что сегодня заказные убийства можно разделить на те, которые раскрываются массово (бытовые), и те, которые очень трудно раскрыть в силу разных причин (элитарные). О них и пойдет речь.

ВАЛ «ЗАКАЗУХИ» В 90-х

На днях Главное управление по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры отчиталось об итогах прошлого года. Судя по выступлению на брифинге заместителя генпрокурора Рената Кузьмина, 32 следователя «работали очень серьезно, эффективно и напряженно».

Вот некоторая статистика. Подчиненные Кузьмина завершили следствие по 65 уголовным делам, 64 из них направленно в суд, а одно прекращено. Корреспондент «Ведомостей» поинтересовался у Рената Кузьмина, есть ли в багаже «шерлокхолмсов» раскрытые громкие заказные убийства прошлых лет, например, касающиеся физического устранения видного железнодорожника Бориса Олейника, финансиста Алексея Ромашко.

— Я расследую особо важные преступления, — ответил Ренат Равелиевич, возможно, давая таким образом понять, что, дескать, разная там «мелочевка» его не касается.

Позвольте не согласиться. Если уж отчет перед страной держит Главное управление по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры, то, вероятно, люди хотят услышать информацию о том, каких результатов удалось достичь на главнейшем и наиболее сложном направлении.

Такое наблюдение: невозможно отыскать статсведений о том, сколько представителей украинской элиты стали объектами ликвидации. Есть только общая цифирь. Например, по состоянию на 1 января 2008 года в числе нераскрытых значилось 7086 умышленных убийств прошлых лет.

Штрихом выделим интересный нюанс. 4,5 тысячи таких преступлений (или 62%) было совершено в 90-х годах, во времена первичного накопления миллионов, дикого капитализма, пышного расцвета всевозможного рэкета и «крыш». В тот период ежегодно в списке нераскрытых убийств появлялось в среднем по 450 новых злодеяний. В последние три года своебразный реестр выполненных наемниками заказов увеличивается где-то на двести жертв.

Такая статистика, вроде, в пользу «органов», мол, лучше стали работать. Но если мы вспомним — хотя бы кратко — о том, сколько уголовных дел стали «глухарями» ( на правоохранительном сленге — материалы, которые никогда не раскрываются), то можно придти к версии о том, что некая супербанда киллеров десятки лет занимается отстрелом людей. И безнаказанно.

ВЕРСИЙ — ТЬМА. РЕЗУЛЬТАТ НУЛЕВОЙ

Кто же в этом реестре? После того, как 5 октября 1999 года киллер застрелил начальника управления ЮЗЖД Бориса Олейника из старого пистолета «Беретта», правоохранители предположили, что железнодорожного «генерала» могли убрать аферисты, которым он мешал в сфере грузоперевозок. Увы, дело на долгие годы «зависло» под знаком предположений на тему исполнителя и заказчика.

Были свои версии и в деле о ликвидации первого заместителя председателя Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Украины Алексея Ромашко. Это — расправа на почве неприязненных отношений, служебная деятельность погибшего, вопросы бизнеса, такими были предварительные выводы следственных начальников. Однако уже в течение семи лет в этой истории — ни звука.

Не желают распространяться правоохранители и по поводу новостей в деле о ликвидации председателя Одесского областного арбитражного (на тот период) суда Бориса Вихрова (попал под автоматный огонь в мае 1999-го). В том же году было совершено покушение на винницкого мэра Дмитрия Дворкиса. Милиция тогда заявляла, что она как никогда весьма близка к разгадке этого винницкого ЧП. Но сегодня результат этих расследований нулевой.

Из более старых «заказух», перешедших в категорию «глухарей», можно вспомнить похищение одного из лидеров РУХа Михаила Бойчишина, покушение на главу концерна «Украгротехсервис» Владимира Бортника, ликвидацию президента «Юнекс-банка» Якова Рогозина. А кто прояснит ситуацию с загадочным подрывом в Киеве правительственного «Мерседеса», в котором ехал в аэропорт тогдашний премьер Павел Лазаренко?

ЦЕНА ОБЕЩАНИЙ

Иногда правоохранители клятвенно заверяют, что непременно найдут виновных в том или ином убийстве. Об этом ярко свидетельствует волынская история.

11 мая 2002 года был застрелен начальник луцкой милиции Сергей Швачка. На траурном митинге один из милицейских генералов произнес:

— Дело нашей чести и совести — раскрыть преступление, найти убийцу, воздать ему по заслугам. И это будет сделано!

Генерал не уточнил, правда, через сколько десятилетий душегубы сядут на скамью подсудимых. И это при том, что был составлен фоторобот подозреваемого, появились приметы автомобиля, на котором передвигался преступник. Расследованием занималась большая группа спецов из МВД, прокуратуры, УСБУ, кстати, исправно получавшая зарплату за свою «титаническую» работу. В итоге гора родила мышь.

Заострим внимание. Бывает, что материалы в отношении заказчиков следствие выделяет в отдельное производство, а дела о киллерах передает в суд. Таким образом, «птичка» в статистических и отчетных данных поставлена. Однако никто не хочет говорить о том, что «гроссбухи», в которых проходят заказчики, пылятся на следственных полках подчас десятилетиями!

Так, в 2006 году в столице были осуждены к 14 годам колонии некие Виктор Кондратенко, 1957 года рождения, и 42-летний Александр Мороз. Их обвинили в заказном убийстве экс-начальника Азовского морского пароходства Анатолия Бандуры. Ну а заказчика не отыскали и по сей день.

А сколько обещаний было в другом резонансном деле, касающемся крупного бизнесмена и экс-главы львовской облгосадминистрации Степана Сенчука, застреленного в 2005 году?! Уйма. Так, однажды на пресс-конференции начальство Львовской облмилиции похвасталось: правоохранительные органы определили круг исполнителей и возможных заказчиков убийства. Посему в течение месяца следствие поставит точку.

«Мы идем в правильном направлении», — заверяли генералы. По их данным, подозреваемый прошел тест на детекторе лжи, и результаты подтвердили предположения следствия.

К сожалению, время показало, что следствие шло далеко не в том направлении. Конечно, трудности в распутывании данной криминальной истории можно объяснить и тем, что прокуратура столкнулась с профессионально выполненной ликвидацией. Не зря ведь в СМИ появились версии о том, что в экс-губернатора Сенчука стреляли дважды: первым — снайпер, а потом — бандиты из «Калашникова», побеспокоившиеся о контрольных выстрелах.

Бытует мнение, что если по горячим следам не выйти на след подозреваемого, то — пиши пропало. Когда в октябре прошлого года в Киевской области был убит руководитель агрохозяйства села Михайловсая Рубежовка Сергей Помазан, то у следствия появились зацепки в поиске злоумышленников. Один из подозреваемых даже был задержан. Но впоследствии выяснилось — он, вроде, ни при чем.

Осенью минувшего года «Ведомости» поинтересовались у прокурора Киевской области Александра Гардецкого, когда будет положительный результат в поимке убийц Помазана. Александр Степанович ответил, что милиция пообещала ему найти виновных к концу 2008 года.

Пока нет никаких сдвигов и в разгадке другого происшествия, связанного наверняка с земельными наделами. В ноябре 2007 года, в Борисполе, жертвой киллера пал юрист Олег Шеремет, директор ЧП «Земельный ресурсно-клиринговый центр». В октябре 2007-го, в райцентре Макаров, вооруженному нападению подвергся экс-глава Госкомитета по земельным ресурсам Игорь Яцюк. Кто и когда ответит за это?

В общем, список «глухарей» можно еще долго продолжать. Просто хотелось бы услышать, когда эта тема перестанет быть неудобной для правоохранительных органов, когда мы научимся говорить не только об успехах, но и о причинах, побудивших подчас затормозить следствие по резонансным делам на долгие годы?

554 убийцы находились в розыске в стране в 2008 году .

Причины нераскрытия заказных убийств  (по версии «Ведомостей»):

  1. Давление на следствие заинтересованных лиц
  2. Немотивированная замена начальством членов следственной группы
     
  3. Ошибки следователей
     
  4. Сложная и суперпрофессиональная организация устранения объекта, до которой не могут докопаться правоохранители
  5. Цепочка посредников между киллером и заказчиком состоит из пяти-шести звеньев, а то и более
  6. Исполнитель подбирается очень индивидуально и адресно, он не состоит в банде, участников которой часто сдают властям завербованные стукачи.

Леонид ФРОСЕВИЧ,  «ВЕДОМОСТИ»

Читайте также: