«Крупу» убили не в мою смену». Воспоминания телохранителя «вождей» «тамбовских»

Петербург незаметно избавился от ярлыка криминальной столицы. Заслуги самого города в этом нет никакой. Просто пришли другие времена. «Герои прошлых лет» либо на нарах, либо на том свете. О них и помнят-то немногие. Алексей работал телохранителем в беспредельные 90-е годы. Он пережил всех своих боссов, не сел в тюрьму, не попал под шальную пулю. Хотя имел на бесславный конец все шансы. Ведь Алексей охранял тех, кого называют лидерами тамбовской группировки — например, знаменитого Владимира Барсукова (Кумарина), который ныне пребывает в Лефортово.

Учился у Кевина Костнера

Карьера телохранителя началась у Алексея в 1992 году, когда он вернулся из армии и устроился на работу в СОБР. Алексей профессионально занимался рукопашным боем, служил в спецназе, воевал в Нагорном Карабахе… Убивал, выполняя приказ.

— Двое из моей роты попали в психушку. Остальные спились, — морщится Алексей. После всех ужасов армейской службы общение с криминалитетом казалось ему детской забавой. В СОБРе в 90-е годы не гнушались и охранять бандитов.

— Начальство их «крышевало», а мы выезжали вместе с авторитетами на «стрелки», — вспоминает былые времена Алексей. — А потом погиб мой командир. Ему бандиты подогнали «БМВ»-«пятерку». И он на ней разбился. Тогда я и пошел в охрану. В то время слова «телохранитель» еще никто не знал. Это потом уже, когда вышел фильм с Кевином Костнером, мы узнали, что есть такая профессия. Я благодаря этому фильму многому научился. А потом уже окончил школу телохранителей.

Алексей охранял четырех «авторитетов». Первым клиентом стал Крупа. По данным милицейских отчетов, лидер казанской группировки. Но Алексей отходил с ним всего полгода.

— Его застрелили, к счастью, не в мою смену, — говорит Алексей. — Поэтому я стал охранять Равиля — правую руку Крупы. Спокойный такой был парень. Бывший десантник.

Диета от «Зины»

В 1994 году Алексея взял к себе на работу один из авторитетных «тамбовцев» — Вячеслав Дроков (сегодня он также находится в СИЗО «Лефортово». — Прим. ред.). В криминальном мире он имел кличку «Зина» (ей он обязан своей матери, которая воспитала его одна).

— Постоянно ездил с ним на съемную квартиру на Васильевском острове, туда съезжались все авторитеты и играли в карты. На кону были огромные суммы — от 50 тысяч долларов и выше.

А потом «Зину» посадили. Охрана не бросила своего шефа и в заключении.

— Мы сопровождали машину омоновцев, в которой находился Слава, до самых ворот «Крестов». Потом передачки ему возил — полностью забивали продуктами «Лендкрузер». Чтобы пропустили на зону, давали надзирателям ящик водки.

Кстати, Слава с охранниками был строг. За «ненадлежащее исполнение обязанностей» — делал выговор, но деньгами никогда не наказывал, в отличие от других авторитетов.

— Как-то выходили из казино, а я должен был идти впереди Славы. Но что-то припоздал и прыгнул ему на ногу. А я тогда весил 120 кило. «Ну все, Лешка, тебе пора худеть», — говорит он мне. И посадил меня на диету.

Но Алексей голодал недолго. Вскоре оценить всю прелесть кабаньего веса своего телохранителя пришлось Владиславу Кирпичеву (носил клички Дядя Слава и Кирпич). Он был влиятельной фигурой в криминальной среде. В последние годы жизни он исполнял обязанности «разводящего». Однажды Кирпич проигрался в казино знакомому братку, и так его это обидело, что он решил наказать счастливчика. Подозвал к себе Алексея и спросил его по-простому: «Лех, сможешь ему нос сломать?» — «Да без вопросов!» — ничуть не удивился просьбе телохранитель.

— Сам Дядя Слава драться не умел и никогда этого не делал, — объясняет Алексей. — А я сделал свою работу. Подошел к человеку, на которого мне показал Кирпич, извинился предварительно, мол, ничего личного, и заехал ему прямо в нос.

Наводил ужас и выбирал девочек

За всю свою профессиональную карьеру Алексей ни разу не применял оружие.

— Мне повезло, никого не убили, — с гордостью говорит Алексей. — Бывало на «стрелках» в кабаке начинают разговаривать на повышенных тонах. Так, привстанешь для острастки, и все. А был случай, когда одного авторитета убили на глазах у его же охранников. Те сделали вид, что не видели киллера, хотя могли бы спасти своего шефа. Но он их настолько допек своими придирками, хамил постоянно, зарплату не выплачивал, что они решили своими жизнями не рисковать…

Алексею не пришлось бросаться на амбразуру. Одним своим видом наводил ужас на окружающих. И этого было вполне достаточно. Он никогда не вникал в то, чем занимаются его клиенты. Говорит, неинтересно было. Распорядок его рабочего дня был размерен и до омерзения скучен. Никаких слежек, погонь, перестрелок. Ощущения близкой опасности и уже тем более «дыхание смерти» Алексей не испытывал и в помине. Утром встречал шефа у дома, ехал с ним на встречи — к примеру, на колбасный завод «Парнас». Вечером — в казино. «Тамбовские» любили гулять в «Голливудских ночах» на Невском проспекте. Иногда позволяли себе расслабиться в саунах с девочками. Алексей выбирал хозяину проституток на свой вкус.

— Им было все равно, каких я привезу. Плохих девок все равно не было.

Как уронили Кумарина

В начале 2000-х годов Алексей пошел на «повышение» — его боссом стал Владимир Барсуков (Кумарин), который к тому времени уже пережил одно серьезное покушение. Его «Мерседес» попал под обстрел. Жизнь шефу спас телохранитель Владимир Гольман, который закрыл Барсукова собственным телом. Около месяца Барсуков пробыл в коме, ему ампутировали руку. После этого покушения Барсуков расширил штат охраны — до 15 человек. Передвигались по городу целой толпой. Издалека было видно — идут «серьезные люди».

— Однажды мы решили пройтись пешком от гостиницы «Европа» до казино. Погода была хорошая, часа три-четыре дня. Куму захотелось прогуляться… Три человека шли впереди Владимира Сергеевича. Двое по бокам. И еще сзади — два охранника. Вдруг смотрим, один их охранников, идущих впереди, начал медленно оседать. Мы тут же кидаем Кумарина на асфальт и падаем сверху. Все вытаскиваем «стволы» и выставляем их вверх. Получился такой «еж». И тут охранник, из-за которого мы все и попадали, кричит нам: «Ребята! Я ногу подвернул!» Мы смеялись до икоты…

Между тем реакция прохожих на разыгравшуюся сцену была вполне естественной — через минуту вокруг не было ни души. Тихо уехал и рядом стоявший милицейский уазик. Потом, правда, в «Голливуд» приехали омоновцы. Но у Алексея было удостоверение сотрудника вневедомственной охраны, и его с напарником отпустили.

Петарда напугала тамбовских бандитов

Алексей часто мотался в Тамбов, откуда родом был и Кумарин, и его ближайшее окружение. Жили в поселке Мучка (это в 300 километрах от Тамбова). По словам телохранителя, Кумарин утрясал конфликт среди местных авторитетов, грозился забрать у всех власть, если они не перестанут враждовать.

— Однажды накрыли шикарную поляну в тамбовском ресторане, — рассказывает Алексей. — И ко мне докопался местный авторитет: «Ты мент!» Тогда Владимир Сергеевич подозвал его к себе и сказал: «Алексей один сделает то, что не смогут твои многочисленные охранники». В общем, они поспорили. Они все вышли на улицу. Встали кругом. Я подошел и бросил петарду под машину. Так бросил, что никто и не заметил. Ба-бах! «Вот так, — говорю, — ребята, считайте, что вас нет, и босса вашего тоже нет». Кабан после этого передо мной извинился.

…А потом Алексею надоело жить чужой жизнью. Надоело настолько, что он ушел работать на завод.

— У меня же специальность рабочая есть. Я сварщик четвертого разряда.

Ирина Молчанова, МК-Питер 

Читайте также: