В России сильно пахнет криминалом

Когда преступление тщательно спланировано, невозможно найти ни очевидцев, ни отпечатков пальцев, ни ДНК — остается один незримый свидетель: запах. У каждого человека он с рождения индивидуален и неповторим. Скрыть свой запах невозможно: он остается на любой поверхности вплоть до следов от обуви.

Нашему специальному корреспонденту удалось побывать в одном из самых закрытых подразделений Экспертно-криминалистического центра МВД России и выяснить:

— как специалисты собирают и консервируют запахи на месте преступления;

— кто они — главные эксперты, живые «сенсоры», способные по «запаховым отпечаткам» определить пол, возраст и даже заболевания преступников;

— каким образом по крови жертвы криминалистам удалось поймать серийного убийцу?

Криминальные ароматы

В этом хранилище — вечная зима. Столбик термометра показывает минус двадцать градусов. Стеллажи специальных камер заставлены плотно закупоренными стеклянными банками. Каждый сосуд помечен специальным шифром, в котором указаны фабула преступления, адрес и дата изъятия. Внутри склянок — фланелевые салфетки, которые впитали запаховые следы с мест преступлений. По большому счету — улики.

— Чем бы ни пользовался преступник, если в руках у него побывал какой-либо предмет, запаховые следы на нем все равно останутся. Будь то пистолет, ключи или бутылка, — объясняет начальник отделения экспертизы запаховых следов человека ЭКЦ Павел Панфилов.

— Можно исказить собственный запах, радикально изменив рацион или употребляя в пищу остро пахнущие продукты?

— Запах каждого человека, как и любого млекопитающего, с рождения индивидуален и неповторим. Он формируется на генетическом уровне и не меняется с течением времени, не зависит от условий проживания, питания, физических нагрузок, состояния здоровья человека, образа жизни и других факторов. От него не избавиться ни мылом, ни духами.

Изъять с места происшествия запаховые следы на первый взгляд не сложно. В результате обменных процессов в человеческом организме происходит выделение потожира, который выносится через потовые железы на поверхность. Когда человек соприкасается с какой-либо поверхностью, будь то дверная ручка, оконное стекло или предмет одежды, то на ней остаются эти выделенные из организма продукты метаболизма.

Прибывшие на место происшествия криминалисты прежде всего определяют, на каких предметах могли остаться запаховые следы. Раньше обозначенные участки оборачивали обычной фланелью. Чтобы уничтожить посторонние запахи, ее предварительно прожаривали в сухожаровом шкафу, а затем помещали в стеклянную банку.

— Ныне отечественные криминалисты используют запатентованный способ термовакуумной десорбции, разработанный и апробированный в России, — рассказывает Павел Панфилов. — Увлажненный водяным паром объект помещают в специальное устройство, где в условиях повышенной температуры и вакуума пахучие вещества с препарируемого объекта испаряются и конденсируются на охлаждаемой жидким азотом приемной камере устройства. Это и есть тот самый запах преступника. После чего он переносится на специальную дезодорированную байку и вместе с ней консервируется. К стеклянному контейнеру прикрепляется ярлык, на котором расписываются понятые. Банка с запахом попадает в хранилище и так же, как отпечатки пальцев, ДНК, слепок зубов, форма ушей, снимок сетчатки глаза, приобретает доказательный статус.

«Показания дают» четвероногие

Как только в процессе расследования задерживается подозреваемый, у него берут донорский образец. Раньше в ход шла все та же стерильная фланель, которая помещалась в подмышку человека.

— Сейчас у подозреваемого лица берут несколько капель крови, так как кровь — самый чистый источник индивидуального запаха, — рассказывает Павел Панфилов. — Из крови способом термовакуумной десорбции эксперты получают «личный запах» проверяемого лица.

А далее в ход идет самое необычное средство, применяемое сотрудниками экспертно-криминалистического центра МВД России: начинают работать специально обученные собаки–детекторы.

В порядке исключения мне разрешают присутствовать при проведении обычно очень закрытой для посторонних глаз судебной экспертизы запаховых следов, или, как ее называют по старинке, одорологической.

В выборочном зале по кругу, на расстоянии полутора метров друг от друга эксперты размещают запаховые образцы. Среди нескольких десятков объектов-статистов есть фланелевая ткань, изъятая с места преступления.

С техником-криминалистом и дрессировщиком Ириной Кузнецовой мы идем в расположенный рядом мини-питомник. В специально оборудованных подвесных клетках с теплыми домиками содержатся 14 собак. Читаю начерченные на будках клички: Виола, Марго, Мурат…

— Если кто думает, что для экспертной работы подбираются какие-то особые собаки, то очень ошибается, — говорит техник-криминалист. — Дрессироваться могут обычные тузики-барбосы. Иногда даже с улицы. Но в основном на ниве определения запахов трудятся немецкие овчарки.

Чтобы подготовить собаку-детектора, требуется 8 месяцев упорных тренировок. Специалисты знают, что суки более безотказны в работе.

Ныне в назначенной экспертизе будут участвовать восемь Ирининых подопечных. Первой исследовать образцы будет такса Полина.

Пройдя тест на работоспособность и мотивированность к работе, она получает для запоминания донорский образец с индивидуальным ароматом подозреваемого, извлеченным из крови. Идя по кругу, такса тянет носом воздух. Я знаю, что рецепторных клеток у собаки в 20 раз больше, чем у человека. И она способна уловить запах капли крови, растворенной в 500 литрах воды.

Под прицелом видеокамеры Полина проходит семь контейнеров с посторонними, фоновыми ароматами и садится точно напротив фланели, соответствующей донорскому образцу.

— Чтобы контролировать и оценивать ту или иную реакцию собаки, эксперты используют специально разработанную систему контроля, — объясняет Павел Панфилов. — В одном эксперименте используют несколько десятков «посторонних» запахов непричастных к происшествию лиц и поочередно группу собак-детекторов. И только при повторных нахождениях контрольного образца эксперты готовы сделать вывод.

Задача собаки — получить колбасу, задача специалиста — получить информацию. Псина подает множество сигналов, которые оценивает эксперт, он и принимает решение. По оценке ученых, вероятность ошибки запаховой экспертизы, в которой используется российское ноу-хау, составляет менее одного случая на сто миллионов исследований.

В нашем эксперименте все восемь собак выбрали один и тот же контейнер и единодушно «дали показания» против преступника.

Пока эксперты составляют заключение, я выясняю, что можно выявить запаховые следы не только одного конкретного человека.

— В случае если не известно абсолютно ничего о преступнике, наши эксперты с помощью уникальной методики и собак способны определить по снятым запаховым пробам пол человека, его примерный возраст и даже некоторые заболевания, — объясняет Павел Панфилов.

Так, несколько лет назад в Ярославской области участились случаи нападения на почтальонов, разносящих пенсии. Одной из потерпевших удалось сорвать с грабителя шапку-маску. Под подозрение попали два однояйцевых брата-близнеца. Анализы ДНК братьев дали идентичные результаты. И только экспертиза запаховых следов позволила установить личность преступника.

Дело «Каштановый локон»

Московский городской суд за всю практику своего существования ни разу не отклонил результаты запаховой экспертизы при рассмотрении уголовных дел.

Помнят эксперты-криминалисты и знаменитое дело «Каштановый локон». Серийный маньяк, убивая молодых девушек с каштановыми волосами, каждый раз срезал с головы жертвы прядь волос. Преступник не оставлял ни следов, ни орудия убийства, ни свидетелей. Лишь однажды около жертвы был найден окровавленный нож. Но отпечатки пальцев на нем отсутствовали. Ничего не дали и результаты геномной экспертизы: кровь на ноже принадлежала жертве. А вот экспертиза запаховых следов выявила: кровь жертвы на рукоятке ножа намертво законсервировала в себе запах преступника.

Убийцу вскоре поймали «на живца» — с привлечением курсантки милицейского вуза. В кабинете следователя прокуратуры невысокий невзрачный мужчина всячески отрицал свою вину, до тех пор пока не пришли результаты судебной экспертизы запаховых следов человека. В гараже у задержанного были найдены фотографии убитых девушек и пряди их волос.

По статистике, за прошедшие 5 лет каждое третье экспертное исследование по запаховым следам способствовало раскрытию и расследованию преступлений.

— Как долго может храниться закатанный, как варенье, «аромат» преступника?

— Дольше всяких консервов — десятки лет, — рассказывает начальник отделения. — Правда, при открытии запаховые следы выветриваются с байковых салфеток, и использовать в анализе один образец можно не больше двух-трех раз. Только это пока тормозит создание всероссийского банка запахов с мест нераскрытых преступлений. Но наши специалисты в скором времени готовы решить и эту проблему.

Ныне центров, где проводятся экспертизы запаховых следов, в России только девять. Они есть в Москве, Ярославле, Самаре, Казани, Кирове, Волгограде, Ставрополе, Барнауле, Абакане.

— В скором времени планируется открыть экспертные лаборатории в каждом федеральном округе Российской Федерации, — говорит Павел Панфилов. — Многие российские следователи и милицейские начальники мечтают об организации такой экспертизы в своем регионе.

Тем более что «запаховая лаборатория» «под ключ» обходится в один миллион рублей, что в 25 раз дешевле геномной лаборатории.

Справка. У человека общая площадь обонятельных клеток составляет около 4 см2, а у немецкой овчарки эти же клетки занимают площадь 150 см2. У человека около 5 миллионов обонятельных клеток; у бассета их 125 миллионов; у фокстерьера — 150 миллионов; у немецкой овчарки — 200 миллионов. Эти данные дают основания полагать, что нюх собаки примерно в 40 раз чувствительнее, чем у человека.

Светлана Самоделова«Московский комсомолец»

Читайте также: