Московские «гастроли» белорусских «кидал»

…Для мужчин белорусские газеты пестрят объявлениями о наборе каменщиков и плотников, а для женщин без всяких газет всегда найдется «теплое» местечко на Ленинградском шоссе. В итоге в каждом из крупных городов и провинциальных райцентров Белоруссии счет без вести сгинувших на таких «заработках» идет на десятки и сотни.

Рынок, успешно развивающийся в России, и социализм, реанимированный в Белоруссии, создают весьма своеобразный перекос в экономических отношениях смежных государств. Если для братских народов строительство Союза — дело отдаленного будущего, то для преступников этот союз уже построен. Пользуясь не слишком высоким уровнем жизни в Белоруссии и возможностью высоких заработков в России, мошенники всех мастей строят свое благополучие на бедах наивных соотечественников.

Для мужчин белорусские газеты пестрят объявлениями о наборе каменщиков и плотников, а для женщин без всяких газет всегда найдется «теплое» местечко на Ленинградском шоссе. В итоге в каждом из крупных городов и провинциальных райцентров Белоруссии счет без вести сгинувших на таких «заработках» идет на десятки и сотни.

Как бы ни координировали свои действия правоохранительные органы, у криминала всегда есть место для маневра. Существует масса примеров того, как российские преступники скрываются от отечественного правосудия на территории Белоруссии и наоборот.

— Пусть хоть носом землю роют — им меня теперь не достать. Приезжай, Серега, в Первопрестольную.

— Устроился?!

— Как и планировал, а теперь и тебя к делу хочу подключить. Как обещал.

— Ну ты даешь, дружбан!

Тошкевич был уверен в том, что поддельного диплома и умения заводить полезные знакомства вполне хватит для того, чтобы успешно проводить сделки, но жестоко ошибся. Появление разъяренного шефа, который тряс перед носом Андрея накладной, стало полной неожиданностью.

— Ты эту ахинею подписывал?!

— Я…

— Поздравляю, козел! Только что моя фирма приобрела фуру бракованных спецовок! Точнее, ты приобрел!

Последовал весьма жесткий и эмоционально насыщенный разговор, из которого Тошкевич уяснил, что в Москве предостаточно кидал с большим опытом, чем у него. А еще Андрей понял, что спрыгнуть просто так ему не удастся. Договор, который он, не глядя, подмахнул, устраиваясь на работу, предусматривал материальную ответственность. От суммы долга, которую назвал руководитель фирмы, у Тошкевича потемнело в глазах.

— У меня таких денег нет…

— А мне по барабану! Паспорт есть, значит, кредит возьмешь.

На прощание Андрей получил телефон человека, который поможет ему оформить кредит.

— Он уже в курсе, — предупредил шеф. — И бабки с тебя снимет, и проследит за тем, чтобы ты в свою Белоруссию раньше времени не умотал.

«Специалист по решению трудовых споров» Игорь Саблин произвел на Тошкевича неизгладимое впечатление тюремными татуировками и жаргоном. Он быстро решил проблему кредита, предостерег Андрея от опрометчивого желания «кинуть» банк.

— Ребятки там посерьезнее меня будут. Если что — живьем в землю зароют.

— Понял…

— А раз понял, то бывай. — Саблин элегантно подхватил кейс с деньгами. — Понадоблюсь — телефончик у тебя имеется.

Приехавший в столицу Лузов застал Тошкевича в дурном расположении духа, с накладной на бракованный товар в руках.

— Влип так влип, — сокрушался Андрей. — И домой дорога заказана, и здесь лоха из меня сделали.

— А что если твои тряпки кому-нибудь впарить?

— Ищи дураков!

— Напрямую, конечно, никто не купит…

Взгляд Тошкевича вдруг прояснился. Он схватил мобильный телефон и набрал номер Саблина.

— Идея у меня есть, но без знающих людей не обойтись…

Через несколько недель в подъезд неприметного дома, на удаленной от центра московской улочке стали входить посетители. Они оказывались в офисе, начиненном всеми его атрибутами: компьютером, улыбчивой секретаршей и безупречно одетым молодым человеком. На этот раз Андрей Тошкевич с благословения Саблина, распознавшего в бойком белорусе талантливого жулика, выступал в роли главы фирмы по трудоустройству.

Не мелочились. Престижную и высокооплачиваемую строительную работу предлагали только москвичам. Это подкупало. Ведь фирм-однодневок, «кидавших» гастарбайтеров в столице, было полно. Москвичи же, кичившиеся своим статусом, просто не верили, что их могут обмануть. Расточая улыбки, Андрей заключал договора, поздравлял клиентов и для окончательного решения вопроса просил их наведаться в филиал фирмы.

— Жаль, но вы немного опоздали. Место занято, — говорил ошарашенным соискателям глава «филиала» Сергей Лузов. — Хотя… Есть вариант!

Будущим строителям предлагалась другая работа. С большей зарплатой и небольшой поправочкой: требовалось купить в головном офисе строительную спецодежду. Наивные москвичи вновь попадали в лапы к Тошкевичу, который галантно всучивал им спецутиль по непомерно высокой цене. Вернувшись к Лузову с полной экипировкой, клиенты получали очередную порцию поздравлений с удачным трудоустройством и… бланк квитанции. Жалуясь на многочисленные бюрократические препоны, Сергей уверял, что перечисление комиссионных на счет фирмы — последнее препятствие на пути к светлому строительному будущему.

Люди платили, а придя в назначенный срок на строительную площадку, узнавали — в строителях там не нуждаются. Следовали новые хождения от «головного офиса к филиалу» и наоборот. Тошкевич и Лузов наперебой извинялись перед клиентами и торжественно обещали решить все проблемы.

К тому времени, когда терпение первых клиентов иссякло и посыпались угрозы, Андрей успел не только рассчитаться с долгом, но и положить в карман солидную сумму. Требовалось срочно рвать когти, но в липовую фирму продолжали идти новые клиенты. Ликвидация «лохотрона» откладывалась день за днем. В итоге жадность сгубила фраеров: в один прекрасный день вместо доверчивых москвичей в «офис» Тошкевича нагрянула менее доверчивая московская милиция. Единственное, что успел сделать Андрей перед тем, как отправиться в камеру, так это предупредить Сергея…

РАЗБОРКА

Первый раз Тошкевич напомнил о себе через два с половиной года, позвонив Лузову из Москвы. Сергей поздравил друга с выходом на волю весьма сдержанно, рассказал о том, что женился, и спросил Андрея о дальнейших планах.

— На родину, конечно, для начала рвану. Поможешь на первых порах?

В ответ раздалось невнятное бормотание о материальных трудностях.

— Ладно! — отрезал Андрей. — Жди в гости!

Через несколько дней к дому Лузова подкатила иномарка с московскими номерами. Сергей встретил друга и бывшего подельника на пороге, в комнаты приглашать не стал, но Тошкевичу хватило и беглого осмотра для того, чтобы понять: Сергей живет на широкую ногу.

— А телик у тебя плазменный, — заметил Тошкевич по пути к автомобилю. — С таким размером экрана, небось, на пару тонн баксов тянет.

— В кредит взял, — тоскливо протянул Сергей. — А куда поедем-то?

— Боишься, что ли? Полчасика в кафе посидим, подумаем, как дальше жить, а потом отправишься к жене под бочок.

Лузов увидел сидевшего за рулем иномарки Саблина и изменился в лице.

— А о чем говорить?

— Как о чем? Два раза я за тебя подставлялся, а когда мне туго пришлось, ты сразу руками разводить начал, да плечами пожимать. Не по-товарищески!

В хорошо знакомом по былым делам кафе уселись за дальний столик. После первой рюмки за встречу Саблин перешел к делу и выдал Лузову несколько экономических выкладок, по которым выходило, что Сергей должен Андрею.

— Ты не только дружка своего кидаешь, — подытожил московский гость. — Всю нашу компанию в грош не ставишь.

— Так где ж бабки взять? — Лузов воздел руки к небу. — Больше двух лет прошло. У меня семья… Все потратил…

— Дом продай, — с привычной деловой хваткой посоветовал Саблин. — У тестя денег займи…

— За один телевизор полторы тысячи можно выручить! — вступил в разговор Тошкевич.

— Дался тебе мой телевизор!

Посетители кафе услышали звон бьющейся посуды и грохот перевернутых стульев. Тошкевич и Лузов стояли напротив друг друга со сжатыми кулаками и горящими яростью взглядами.

— Так, мужички, — выступил в роли миротворца Саблин, — на улицу! Не станем мешать отдыху людей.

— Поаккуратнее там. Не забывай, что нам деньги нужны, а не скандал, — шепнул он Андрею напоследок. — Держи себя в руках. Я в машине дожидаться буду.

Андрей и Сергей скрылись в темноте прилегавшего к кафе парка. Они остановились на одной из аллей, и Лузов сразу перешел в наступление.

— Тебе, Андрюха, наверное, в тюряге все мозги отбили!

— Чего?!

— А того, что можешь валить со своими претензиями куда подальше. Разве у тебя какие-нибудь мои расписки есть?

— Нет, — промямлил ошарашенный наглостью Тошкевич. — Какие расписки?

— А на нет и суда нет! Езжай в свою Москву и больше не вздумай меня на бабло раскручивать. Все было давно и неправда! Станешь наезжать — ментов подключу. Для них ты всего лишь жулик с судимостью!

Сергей повернулся, собираясь уйти, но Андрей схватил его за плечо и повернул к себе лицом. В свете луны тускло блеснуло лезвие ножа.

— Я жулик, а ты законопослушный гражданин?!

— Выходит, что так.

Эти слова стали для Лузова последними. Рыча от ярости, Тошкевич вонзил нож в грудь бывшего друга.

Через несколько минут Андрей вернулся к машине. По его бледному лицу и блуждающему взгляду Саблин понял, что случилось худшее, и повернул ключ зажи-гания.

— Постой, — Тошкевич попытался забраться в салон. — Я, кажется… Зарезал…

— Твои дела, — буркнул Саблин, опуская стопор двери. — Сам расхлебывай кашу, которую заварил, а мне здесь больше нечего делать!

— Куда, сука?! — Тошкевич подхватил с асфальтовой дорожки обломок кирпича и швырнул вслед машине. — Не бро-сай!

Автомобиль скрылся за поворотом дороги, шум привлек внимание людей. Андрей выждал, пока любопытные вернутся за столики, и на ватных ногах побрел в дальний угол парка, где на ковре сухих листьев остывал труп Лузова. Два удара ножом в грудь поставили точку в этой истории дружбы и совместных преступлений.

Тошкевич оттащил тело Андрея в ближайшую яму, вымыл под колонкой испачканные в крови руки и нож. Вернулся в кафе, заказал бутылку водки и угрюмо глотал рюмку за рюмкой. Он рассчитывал, что успеет сбежать до наступления утра, но ошибался. В кафе вошла жена Сергея, а вслед за ней — несколько милиционеров. Лузов, предчувствуя, что ничего хорошего от разговора с Тошкевичем ждать не стоит, предупредил жену, и та позвонила в милицию.

— Говори, где Сергей! — завизжала женщина, пытаясь вцепиться Тошкевичу в волосы. — Куда мужа девал?

— Откуда мне знать? — лицемерно развел руками Андрей. — Он с каким-то мужиком познакомился. Вместе с ним в парк вышел. Да не парься ты! Скоро вернутся…

Объяснениям Тошкевича не поверили. Его затолкали в УАЗ, а через несколько минут предрассветные сумерки разорвал отчаянный вопль жены Лузова, нашедшей труп.

— Сергей поссорился с мужчиной, который подвозил нас до кафе, — заявил Тошкевич на первом допросе. — Если бы я знал, чем все кончится, ни за что не отпустил бы друга одного.

* * *
Показания свидетелей не оставили от этой лживой версии камня на камня, а орудие убийства, которое Тошкевич не успел выбросить, окончательно расставило все точки над «i».

Суд признал Андрея виновным в убийстве из неприязненных отношений и приговорил к 15 годам лишения свободы в ИТК строгого режима.

(Все имена и фамилии изменены.)

Сергей Антонов, Белоруссия, Могилевская область, Весь криминал

Читайте также: