Крым криминальный: три женщины, убитые… просто так

Три резонансных убийства в Крыму в 1972 году, последовавшие одно за другим, на тот момент стали тяжелым испытанием как для родственников убитых, так и для правоохранителей. Общественность шокировало то, что жертвами преступников были ни в чем не повинные женщины. И убиты они были… просто так.

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВАПервая Крымская

Приговор сторожу

В 1972 году в мирном селе Изумрудном Кировского района произошло немыслимое по тем временам событие. На местной скотоферме был обнаружен труп 65-летней женщины, вот уже несколько лет охранявшей ферму. Прибывшие на место правоохранители и судмедэксперты выяснили, что перед убийством пенсионерка была… зверски изнасилована. Преступники сначала ударили женщину по голове, надругались над ней, а потом, испугавшись того, что она их запомнит, убили. Было очевидно, что все это совершили местные жители, и работники милиции тут же начали поиск подозреваемых.

Первым делом взялись за сельское общежитие и его обитателей. Обычно здесь обустраивался не совсем благополучный и пьющий народ, как правило, залетные шабашники. На вопросы милиционеров жители общаги отвечали весьма охотно, явно желая помочь следствию, отводя, таким образом, от себя всяческие подозрения. Тем не менее при этом все держались напряженно.

Напряженнее остальных был один из шабашников, которому правоохранители задали вопрос, где тот находился в момент убийства. Парень на секунду замешкался. «Он!» — понял один из милиционеров и попросил последовать за ним в помещение, где находилась вся опергруппа и представители прокуратуры, для более детального допроса. По своей молодости и неопытности убийца раскололся сразу. Оказалось, что в тот вечер он и двое его друзей сильно напились и их потянуло на любовные приключения.

Шатания по селу в поисках девушек положительного результата не дали, и тогда троица оказалась возле свинофермы. Издали преступники заметили ходившую вокруг фермы сторожиху и направились к ней. Пожилая женщина, угрожая милицией, сказала, чтобы они немедленно покинули территорию скотофермы, но те, одурманенные алкоголем, не остановились. Изверги подбежали к пенсионерке, затолкали ее в помещение, оглушили ударом по голове и по очереди изнасиловали. Все это время женщина была в бессознательном состоянии и не могла сопротивляться. Но потом она стала приходить в себя, и пьяные подонки поняли, чем это может для них закончиться. Они хладнокровно убили ее и, удовлетворенные, пошли в общежитие.

Двух других убийц взяли в общежитии в тот же день после признания первого. На куртке одного из них была запекшаяся кровь изнасилованной и убитой пенсионерки. Всех троих суд приговорил к высшей мере наказания — смертной казни.

«У меня пропала жена…»

В том же 1972 году в селе Островском, близ поселка Первомайского, было совершено не менее жестокое убийство женщины. В милицию с заявлением об исчезновении жены обратился учитель местной школы Петр Иванов (имя и фамилия изменены). Ивановы были прекрасной парой, растили двух детей, жена Лида преподавала в той же школе и была у школьников любимой учительницей. Петр Иванов был очень взволнован, когда обратился в милицию: он рассказал, что в субботу вместе с детьми уехал к родителям в Евпаторию, вернулись они на следующий день к вечеру. Петр сразу обратил внимание на то, что дверь была закрыта как-то не так. Постучал — никто не открыл, да и ключа в условленном месте не оказалось.

Пришлось взламывать дверь. Когда вошли внутрь, оцепенели от ужаса: на полу были следы крови, как будто волокли окровавленное тело. В доме все вверх дном, мебель перевернута, на стене нет ковра… Сначала кинулись к соседям — никто Лиду не видел, потом пошли в школу — то же самое, а уж потом Иванов обратился в милицию. Участковый сразу понял: совершено убийство. Доложили начальнику райотдела, тот в Симферополь. Тут же была создана следственно-оперативная группа, которая выехала в Островское. В том, что произошло убийство, сомнений не было, но каковы были его мотивы? Ивановых в селе все уважали, врагов у них не было. Да и исчезновение ковра нельзя было расценивать как кражу.

Труп Лизы Ивановой был обнаружен к концу дня. Собака-ищейка обнаружила его в канализационном люке в полукилометре от дома. Трое суток опергруппа отрабатывала различные версии. Подозреваемых почти не было. Соседи, правда, видели одного парня из соседнего села. На нем и остановились. Это был 18-летний десятиклассник-переросток из села Мельничного. Неподалеку от дома собака обнаружила следы, как выяснилось, от домашних тапочек. По этим следам и вышли на старшеклассника. Однако обыск в его доме ничего не дал, да и хлопец держался уверенно. Если бы не остатки костра во дворе, на которые сыщики обратили внимание, быть может, ходил бы убийца до сих пор на свободе. Копнули костер и нашли там расплавленный ключ от дома Ивановых.

Десятиклассника тут же арестовали и начали допрашивать. Держался он недолго и в итоге дал показания. Оказывается, узнав, что Иванова одна дома, подросток взял нож и, как был в домашних тапочках, пошел за два километра в Островское. Ножом открыл дверной крючок, набросился на Лизу Иванову и нанес ей восемь ножевых ударов. Потом закатал труп в ковер и сбросил в люк. По возвращении в Мельничное сжег одежду, забрызганную кровью жертвы, забыв, что в ней ключ от дома Ивановых. Но главный вопрос правоохранителей, зачем он убил сельскую учительницу, остался без ответа. Десятиклассник так и не смог вразумительно объяснить, почему пошел на это. Его отправили на судмедэкспертизу в симферопольскую психбольницу, он был признан невменяемым. Наказание за совершенное убийство — пожизненное лечение в психушке.

Труп на Лысой горе

7 ноября, в канун большого в те времена праздника, в феодосийское отделение милиции поступил сигнал: на выезде из города, на Лысой горе, обнаружен труп изнасилованной и задушенной девушки. Личность убитой была установлена быстро — несовершеннолетняя школьница. Когда правоохранители увидели красивую девчонку с синими пятнами на шее, ком подступил к горлу. Родители девочки были черными от горя и просили во что бы то ни стало найти и наказать убийцу.

Однако при всем желании и старании милиционеров «раскручивалось» это дело непросто. День накануне убийства работники милиции расписали по минутам: когда школьница вышла из дому, где была, куда и в какое время заходила. На пятнадцать суток был задержан ее парень, с которым девочка встречалась, но почти сразу выяснилась его непричастность к убийству. Он сам был в шоке и глубоком горе от случившегося, и на момент убийства у него было железное алиби.

Таким образом, круг подозреваемых не сужался, а, наоборот, расширялся. Наконец, по ориентировке вышли на человека по фамилии Саботаш, неоднократно судимого. Кто-то видел его в окрестностях Лысой горы вместе с девочкой. Задержали подозреваемого в Керчи. В кармане его куртки нашли ученический билет убитой школьницы. Казалось бы, вот они, доказательства, но Саботаш до последнего категорически отрицал свою причастность к изнасилованию и убийству. Поэтому правоохранителям пришлось с ним повозиться в СИЗО, и в конце концов он дал показания.

Саботаш встретил девочку поздно вечером, когда она, поссорившись с парнем, возвращалась домой одна. Преступник представился школьнице журналистом, заболтал ее, а затем, угрожая ножом, завел на Лысую гору, где сначала изнасиловал, а потом задушил девчонку ее же колготками. В ходе следствия Саботаш намеренно путал правоохранителей, рассказывая, что на гору со школьницей они поднимались совсем другим путем, не с той стороны, на которую он указывал на допросах.

Как опытный преступник, не единожды сидевший, делал он это для того, чтобы показать, что признание из него выбили правоохранители и что, дескать, убийца совсем не он. Но в путаницу эту он играл недолго. Виновность его была доказана полностью. На выездной сессии Верховного суда Украины прокурор требовал смертной казни для убийцы, но из-за неувязки в показаниях его приговорили к пятнадцати годам тюремного заключения. Преступный опыт таки спас убийцу от смерти.

Читайте также: