Кировоград бандитский: история и документы. Часть 1: Революция. Гражданская война. 1920-е годы

Автор этого самиздатовского сборника — один из корифеев кировоградского уголовного розыска, полковник милиции, участник ВОВ Георгий Васильевич Харичкин. Выдержки из книги Г.Харичкина «Страницы истории милиции Кировоградщины (документальная хроника)» мы и предлагаем вашему вниманию. Читайте, смотрите, насколько изменилось лицо преступности за последние восемь десятков лет…

В органах внутренних дел Георгий Харичкин прослужил сорок пять лет! Пришел в милицию сразу после демобилизации из регулярной армии в 1947 году, первое время работал оперуполномоченным Чигиринского РОВД Кировоградской области, затем — в следственном отделе областного управления милиции. С 1963 по 1979 год Георгий Васильевич возглавлял отдел уголовного розыска Кировоградской области. Уволился из органов в 1992 году, но и после выхода на пенсию много помогал коллегам-оперативникам уже в качестве консультанта. Послужной список Георгия Васильевича буквально пестрит записями о всевозможных поощрениях и наградах, в числе которых медаль «За боевые заслуги» и орден Трудового Красного Знамени.

В памяти коллег Георгий Харичкин остался выдающимся профессионалом своего дела. Председатель Кировоградского совета ветеранов органов внутренних дел Владимир Якунин говорит, что Харичкин был прирожденным оперативником, обладал незаменимым для сыщика умением мгновенно просчитывать ситуацию, молниеносно принимал правильные решения…

После увольнения из органов Георгий Харичкин начал собирать сведения об истории кировоградской милиции (так как автор книги лично принимал участие в раскрытии многих резонансных преступлений, то значительная часть сборника основана на персональном опыте начальника уголовного розыска).

До Февральской революции 1917 года уездное полицейское управление в Елисаветграде размещалось в двухэтажном доме, расположенном на углу улиц Пашутинской и Гагарина (это здание сохранилось до наших дней). Город делился на три полицейских участка, два из которых обслуживали центр и рабочую слободу Новониколаевку, а третий — Пермский и Быковский районы, то есть всю заречную часть города. В других городах уезда функционировали полицейские участки, а в каждой волости — волостные надзиратели со штатом полицейских. Общий штат полиции уезда составлял 550 человек. После февральских событий в Петербурге в Елисаветграде была создана городская дума, а 7-го марта — Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Почти сразу же полиция была частично разоружена и переименована в «народную милицию». Для охраны правопорядка в городе местная дума организовала комиссариат судебной милиции, всего же службу продолжили нести 40 старших и 100 младших милиционеров…

Многочисленные вооруженные противостояния, проходившие на рубеже 1920-х годов прошлого века на территории Центральной Украины, не могли не вызвать всплеск уголовной преступности. Вот что говорит заметка в одной из газет того времени: «В Елисаветграде обстановка все еще остается сложной. В уездном центре скопилось множество вооруженных подразделений и групп, действовали шайки налетчиков. Непрерывно растет число краж, грабежей, убийств, процветают спекуляция и самогоноварение». Чтобы нанести преступности ответный удар, Военно-революционный комитет Елисаветграда предоставил подразделениям милиции исключительные права. 7 февраля 1919 года в Елисаветграде ввели осадное положение: «в целях борьбы с анархией и для подавления возможных беспорядков. Хождение по улицам города позже восьми часов вечера воспрещается. Виновные в неисполнении настоящего приказа будут привлекаться к суду Военно-революционного трибунала. Охрана города всецело поручается милиции при содействии воинских частей. Все лица без исключения, замеченные в грабежах или с награбленными вещами, будут расстреливаться на месте». Может быть, сегодня такие меры и выглядят чересчур кровожадными, однако тогда они дали феноменальный результат: порядок в городе навели всего за три дня! 10 февраля осадное положение по Елисаветграду было снято. Как говорится, цель оправдывает средства…

В те годы наибольшую опасность представляли не преступники-одиночки, а вооруженные банды. Одна из них 4 мая 1919 года ограбила несколько домов в селе Трояны Добровеличковского района. Местные жители одного бандита задержали, и при допросе тот выдал десять своих соучастников, проживавших в селе Липняжка. Четверых люди в тот же день задержали и самосудом убили, еще четверых — передали в милицию. В тот же день два бежавших бандита с фамилиями Козинец и Чебанов во главе шайки из 20 человек ворвались в Липняжку, намереваясь расправиться над жителями села, помогавшими в задержании преступников. Однако местная милиция при помощи коллег из села Глодосы банду разбила. Удалось арестовать 15 нападавших, при обыске в их домах, изъяли награбленное.

Отдельно «отличились» в своих бандитских вылазках подразделения нашего земляка атамана Никифора Григорьева (родился в селе Дунаевец, недалеко от Александрии). В газетах того времени отмечалось, что «кроме огромного текущего ущерба экономике уезда банды Григорьева породили и вооружили десятки бандитских шаек, которые действовали в крае еще много лет…».

8 мая 1919 года войска атамана Григорьева ворвались в Елисаветград, где учинили массовый еврейский погром, убив не менее 3 тысяч человек. Бойцы Красной Армии ненадолго выбили григорьевцев из города, но вскоре бандиты повторно захватили уездный центр и за два дня (15-17 мая) убили большое число мирных граждан. Согласно документам тех лет, только на улицах города было подобрано свыше 1500 трупов мужчин, женщин, стариков и детей. Сотни граждан погибли от рук григорьевцев также в Новомиргороде, Александрии, других городах и местечках. Войска Красной Армии освободили Елисаветград от банд Григорьева 23 мая 1919 года. Примерно через два месяца, перегруппировавшись и восстановив силы, отряд григорьевцев из 1200 человек вновь ворвался в Елисаветград, занял Кущевку и Быковской район. После того как в боях с милицией и регулярной армией погибло свыше двух сотен бандитов, остальные из города бежали… Григорьев принял смерть от рук таких же, как он, бандитов. Атаман и вся его свита были убиты по приказу Махно на совещании атаманов в селе Сентово, расположенном километрах в 30 от Елисаветграда…

Сам Нестор Иванович тоже успел изрядно «пошалить» в окрестностях нашего уездного центра. 17 июля 1919 года, после боев в районе Новоукраинки, Нестор Махно с отрядом в 300 сабель при 5-6 пулеметах ворвался в село Песчаный Брод, где устроил себе свадьбу с учительницей Кузьменко, дочерью бывшего жандарма. После веселья, продолжавшегося несколько дней, Махно стал призывать местных жителей присоединиться к его армии. Добровольцев не нашлось, в отместку атаман приказал отобрать у крестьян лошадей, фураж, одежду, ценные вещи. 29 июля махновцы ворвались в Панчево, обезоружили милицию, разогнали сельский исполком, забрали у крестьян скот и зерно…

В Новоархангельском районе образовалась банда Казакова в составе 43 человек. 6 июня бандиты появились в селе Торговица и под угрозами расстрелов взыскали с местных крестьян 27 тысяч рублей контрибуции. Вечером того же дня банда прибыла в Новоархангельск, где потребовала от волостного исполкома выплатить к утру 50 тыс. рублей и выдать 30 пар белья. На ночлег преступная группировка остановилась в доме местного богача. Ночью отряд милиции под командованием Гавриила Моисеенко окружил бандитов. Завязалась перестрелка. Во время боя было убито три преступника, один тяжело ранен, остальные разбежались кто куда. Главарю банды удалось скрыться, но через некоторое время его задержали в Надлаке и расстреляли на месте… 13 июня на рассвете в Новоархангельск ворвался отряд недобитых григорьевцев численностью 400 человек под командой эсера Попова. Окружив и обезоружив подразделение милиции, бандиты тут же расстреляли его начальника Гавриила Степановича Моисеенко…

В апреле 1920 года сотрудники уголовного розыска милиции Александрии ликвидировали банду в составе шести человек, на счету которой значилось несколько налетов с убийствами.

В ночь на 27 сентября 1920 г. на окраине Бобринца неизвестными преступниками был обстрелян наряд милиции. Правоохранителям оперативным путем удалось установить месторасположение дома, где скрывались преступники. При обыске дома засевшие на чердаке бандиты открыли огонь по милиционерам и тяжело ранили двоих членов опергруппы. Чтобы больше не рисковать своими людьми, правоохранители подожгли соломенную крышу дома. После этого три преступника спустились с чердака, но продолжали отстреливаться до тех пор, пока не были уничтожены гранатами. Всего в той операции было задержано 12 соучастников бандитов, один из раненых милиционеров скончался…

В ноябре-декабре 1920 года в Елисаветграде участились вооруженные налеты на дома с убийствами граждан. В связи с этим уголовному розыску и милиции было дано исключительное право виновных в бандитизме расстреливать на месте. В ночь на 16 декабря за разбойное нападение расстреляно шесть, в ночь на 24 декабря — еще три бандита. Список фамилий расстрелянных преступников поместили в местную газету — дабы другим неповадно было…

После Гражданской войны на страну обрушилась другая напасть — голод. Продовольствия катастрофически не хватало. В 1922 году были моменты, когда зарплату личному составу не выплачивали по 5-6 месяцев, из продовольственного пайка выдавался лишь хлеб из расчета 600 граммов на одного сотрудника. И тогда Совнарком УССР разрешает милиции перейти на… хозрасчетные отношения! Чтобы улучшить финансовое положение работников милиции и уголовного розыска, были внедрены премии от стоимости разысканного имущества. Для государственных и кооперативных предприятий такса отчислений составляла 15%, для частных и коммерческих — 20% стоимости имущества. Правда, от выплаты милиции «платы за труды» освобождались граждане, у которых похитили вещи первой необходимости, а также имущество стоимостью меньше 50 тыс. рублей (в те годы корова стоила 20 млн. рублей).

В марте 1922 года в Елисаветграде был изобличен крупный международный аферист Град Франц, уроженец Берлина, который еще в 1920 году прибился к одному из армейских полков, вместе с которым разъезжал по стране. В Елисаветграде мошенник выдавал себя за наркома путей сообщения Баварской Советской республики, обманным путем получал всевозможные льготы, в предоставленном ему салон-вагоне Франц ездил в Харьков, Москву, Орел, привозил и отвозил разные спекулятивные товары. Примечательно, что изначально за свои жульничества лже-нарком Баварской Советской республики был приговорен военным трибуналом к расстрелу. Однако затем иностранца помиловали, заменив высшую меру наказания пятью годами лишения свободы…

На страницах книги, посвященных событиям начала 1920-х годов, очень много сообщений о борьбе милиции с самогоноварением. С зеленым змием домашнего разлива сражались не столько ради здоровья нации, сколько с целью упредить переработку на самогон дефицитных продуктов.

Так, житель Елисаветграда Дмитрий Степаненко, проживавший по улице Крымской, организовал подпольный винокуренный завод. Когда вокруг люди пухли и сотнями умирали от голода, этот человек за счет продажи самогона купил себе два дома…

Штрафные санкции, налагаемые в те годы судом за торговлю самогоном, распределялись следующим образом: 50% шло на премирование сотрудников милиции, 25% — на вознаграждение лиц, способствовавших выявлению самогонщиков, 25% — в местный бюджет.

В 1924 году Зиновьевским уголовным розыском был нанесен серьезный удар по группе воров-конокрадов (по современной классификации преступных профессий это были бы угонщики автомобилей). В уездном центре сотрудники угро накрыли подпольную мастерскую по изготовлению печатей, штампов и конских учетных карточек (в наши дни это были бы поддельные техталоны автомобилей). Всего по делу было задержано 17 человек, промышлявших кражами лошадей в Бобринецком, Устиновском и других районах, сотрудники милиции разыскали и вернули владельцам 21 похищенную лошадь! После этого в Бобринце в ближайший базарный день была организована сплошная проверка документов на лошадей, в результате которой у конокрадов конфисковали еще 14 лошадей.

Летом 1925 года в Новоархангельском районе действовала шайка уголовников в составе 11 человек, совершившая ограбления нескольких магазинов. Получив наводку о следующей цели преступников, в ночь на 24 июня группа захвата устроила засаду возле примеченной бандитами торговой точки. В завязавшейся схватке на месте инцидента удалось схватить двух преступников, остальные, отстреливаясь, в суматохе ушли, но были задержаны по месту жительства. Вскоре вся банда в полном составе предстала перед судом…

В феврале 1926 года была задержана крупная банда, причастная к разбойному нападению на кассу управления хлебопродуктов в Зиновьевске (тогда город уже носил такое имя). В ходе расследования правоохранителям удалось доказать вину пятерых задержанных бандитов в двух разбойных нападениях на граждан, в одном случае с убийством потерпевшего. В январе 1927 года чрезвычайная сессия окружного суда приговорила главаря преступной группы Игната Гордюту и четверых его сообщников к расстрелу, пособники банды получили наказание в виде 10 и 5 лет лишения свободы.

В Знаменке местный частный предприниматель по фамилии Гончаров открыл свою гостиницу, приводил с железнодорожного вокзала пассажиров, предлагая им ночлег, затем убивал их с целью ограбления. Суд приговорил Гончарова к 10 годам заключения, а его жену и брата как соучастников к восьми годам каждого. Газеты писали, что жители Знаменки остались недовольны мягким приговором убийцам…

Умели раньше призвать к ответу и мошенников. Показателен случай, произошедший 5 июня 1927 года на базаре в Добровеличковке. Приехавшие из Первомайска «лотерейщики» Лев Литвинов и Павел Белецкий устроили «беспроигрышную» игру на деньги, обманув немало посетителей базара. Потерпевшие сначала мирно потребовали свои кровные назад, а когда мошенники отказались — стали избивать лотерейщиков. Подоспевшие на шум милиционеры «отбили» мошенников у разъяренной толпы, после чего упрятали злоумышленников за решетку. Но людям это показалось недостаточным, народ требовал возмездия. Ворвавшись в помещение милиции, толпа избила и обезоружила двух милиционеров, поймала и убила одного за другим мошенников-«лотерейщиков». Досталось на орехи и правоохранителям, которых люди обвинили в защите преступников…

В конце августа 1928 года Зиновьевский окружной суд закончил слушание уголовного дела по обвинению 22 бандитов, совершивших в период 1921-28 годов в Зиновьевском, Шевченковском и других соседних округах налеты на магазины, базы, учреждения. В конторе «Укрхлеб» бандитами было похищено 6 тыс. рублей, в Александровской конторе хлебопродуктов — 6465 рублей. Судьи приговорили 5 человек к высшей мере наказания, остальных — к длительным срокам лишения свободы.

Наверное, первый случай использования кировоградской милицией в разыскной практике специально обученной собаки задокументирован 3 октября 1928 года. В дневное время на дороге между поселком Голованевск и станцией Голованевск бандитская шайка в количестве пяти человек, вооруженных револьверам и охотничьими ружьями, совершила ограбление экспедиторов районного почтового управления, везших к поезду почту. У служащих было похищено 5 тысяч рублей. Помощь в поимке преступников оказала прибывшая из Первомайска опергруппа с разыскной собакой. Собака провела работников милиции свыше 3 километров лесом, выведя на большую проезжую дорогу, ведущую в сторону села Грузское. Все пятеро бандитов были тут же задержаны, а состоявшийся через некоторое время суд приговорил двоих главарей шайки к высшей мере наказания…

(Продолжение следует)

Подготовил Александр Виноградов, Украина-Центр

Читайте также: