«Вилинские инкассаторы»: новые факты в старом деле

Уголовное дело 1974 года об ограблении инкассаторской машины в Бахчисарайском районе, которое так и не было раскрыто, остается скандально-загадочным по сей день. Крымские правоохранители вспомнили еще массу интересных историй, связанных с расследованием одного из самых громких в СССР дел.

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

Как теперь вспоминают ветераны милицейской службы, вилинское ЧП случилось аккурат в День милиции — 10 ноября 1974 года. В ограблении инкассаторской машины и двух убийствах тогда подозревали самих работников милиции, поэтому на таком фоне дата преступления выглядела как злая насмешка судьбы, а быть может, как издевка бандитов. Напомним события того дня. Как обычно, в конце года члены колхоза им. XXII партсъезда села Вилино Бахчисарайского района ждали зарплату. Колхозников было много (Вилино — одно из самых больших крымских сел), поэтому и денег для их премий и двойных окладов тоже требовалось немало. Посему руководство после недолгих подсчетов остановилось на сумме в полмиллиона рублей.

За деньгами в Сбербанк решено было отправить кассира Лидию Аркадьевну С. в сопровождении водителя грузовой машины ГАЗ-51 Виктора С. Был понедельник — день, как известно, нелегкий, машина долго не заводилась, водитель нервничал, в итоге «летучка» (так в те годы называли эту машину) все-таки завелась. Однако проблемы продолжились уже в Сбербанке при получении денег. Оказалось, что необходимой суммы после выходных нет, и на руки кассиру выдали чуть больше 130 тысяч рублей. Женщина сложила деньги в хозяйственную сумку и села в машину.

Непонятно, по какой причине водитель колхозной «летучки» свернул на проселочную дорогу в районе села Маловидного — 12-й километр обычно пустующей трассы Бахчисарай — Вилино — и решил добраться в село именно по ней. (Из-за этого позже его начнут подозревать в сговоре с грабителями.) В 14 часов 45 минут на том участке дороги, где она хуже всего просматривается, машину остановили неизвестные. Не дожидаясь, пока водитель выйдет, они расстреляли его прямо через двери автомобиля. Увидев это, кассир выскочила из машины и попыталась спастись, но не пробежала и нескольких метров, как ее настигла бандитская пуля.

ГАЗ-51 и убитых мужчину и женщину нашли через несколько минут (!) после произошедшего. Проезжающий мимо молоковоз остановился, и его шофер вызвал работников ГАИ, расценив увиденное так: «летучка» сбила женщину, а водитель сбежал с места преступления. Каково же было удивление дорожных инспекторов, когда они обнаружили в кабине машины убитого Виктора С. Сумки с деньгами не было. Кроме стреляных гильз, никаких вещдоков злодеи не оставили.

Идентичные преступления

Это преступление было совершено за считанные минуты, а значит, тщательно планировалось. Более того, оперативники сразу же задались вопросом: почему «летучка» остановилась при виде бандитов? Или они были знакомы с водителем Виктором С., или преступники были одеты в форму работников милиции. Да и несколько свидетелей указали на то, что незадолго до преступления видели автомобиль «Волга-21» белого цвета и в ней якобы людей в форме. Вот тогда-то это дело стало резонансным, контроль за его расследованием был установлен на всех уровнях, вплоть до министра внутренних дел СССР Н. Щелокова. Отмывать честь запятнанного мундира нужно было быстро и, главное, совершенно секретно.

Версии отрабатывались разные, вплоть до самых неимоверных. По одной из них, ограбление спланировали и провели работники милиции в сговоре с колхозным водителем. Его потом бандиты в погонах убрали как опасного свидетеля, чтобы не заговорил. Дело осложнялось тем, что украденные денежные купюры были пронумерованы нефиксированными номерами: в банке ведь нужной суммы не оказалось, и кассиры выдали всю имевшуюся выручку. Поэтому засечь деньги было невозможно.

Как вспоминает теперь Борис Бабюк, работавший в те годы инспектором по особо тяжким преступлениям, после ограбления и двух убийств перетрясли всех работников банка и практически в тот же день столкнулись с одним весьма странным субъектом. Здоровяк двухметрового роста выходил из банка в направлении здания райисполкома, затем подозрительный тип сел в стоявшую у бордюра белую «Волгу» (!) с харьковскими номерами и уехал. Этого великана потом отрабатывали по полной программе, впрочем, как и многих других владельцев белых «Волг». Правда, харьковчанин оказался непричастным к преступлению в Вилино. Чтобы доказать это, правоохранителям пришлось вылавливать его в самом Харькове.

Потом, по рассказам Бабюка, поступила информация, что в районе села Кочергино Краснодарского края совершено разбойное нападение на кассира, схожее с крымским. Кстати, и у нас в Бахчисарайском районе есть село с таким названием. Крымские милиционеры, расследуя это дело, вынуждены были цепляться за все, поэтому тут же на Кубань была командирована опергруппа.

Тамошнее преступление было совершено так: кассир с водителем выехали из банка в Лабинске, что неподалеку от Кочергина. По пути следования их догнали и остановили «Жигули» с тремя пассажирами, которые, выскочив из машины, начали стрелять в воздух, до безумия напугав водителя и кассира. После этого бандиты «экспроприировали» сумку с деньгами и скрылись в неизвестном направлении. Сразу после налета они захватили с собой дежурившего на посту ГАИ сотрудника милиции. Последнее говорило о том, что и здесь все было спланировано, возможно, людьми в погонах. По крайней мере, без них не обошлось.

На встрече с руководящим и оперативным составом тамошнего горотдела милиции Борис Бабюк подробно рассказал о крымском ограблении. Он высказал предположение, что кто-то из УГРО и ГАИ УВД Краснодарского края причастен к разбойным нападениям на их территории. Таких нападений было уже шесть.

Без денег, но со вшами

Из Краснодара крымские правоохранители вынуждены были срочно вылететь в Бийск Алтайского края. Дело в том, что, пока они сравнивали кочергинское ограбление с вилинским, поступила информация, что в Бийске задержан некий Н. из села Вилино, у которого имеются 63 тысячи рублей. Дескать, сидит он в Бийском КПЗ, и его нужно опознать. Кстати, это было личное распоряжение Н. А. Щелокова, переданное крымскому начальнику УВД генералу А. П. Жоричу.

В Бийском горотделе крымским правоохранителям сообщили, что подозреваемый не в КПЗ, а у себя дома, и дали его адрес. Прибыв по указанному адресу, наши милиционеры были вынуждены выбивать двери, потому что эти самые двери никто не открывал. То, что они увидели в помещении, выходило за все разумные рамки.

Повсюду валялись лохмотья, которые когда-то были одеялами, в них кишели вши и блохи, а посреди всего этого царства насекомых лежал пьяный в дымину дважды судимый Н. из села Вилино. Обыск производили, не скрывая отвращения, но денег нигде не нашли. Потом пришлось везти Н. в камеру предварительного заключения для «разговора по душам». Но прежде пришлось как следует отмыть алкоголика и обсыпать его и камеру дустом.

«Звоню начальнику крымского УВД генералу Жоричу, — вспоминает теперь Бабюк. — Говорю: все мне в Алтае нравится, и коллектив в местном ОВД высокопрофессиональный, но столько блох и вшей, сколько у нашего клиента, я никогда не видел и, надеюсь, не увижу».

Установили, что вшивый Н. слышал об убийстве в Бахчисарайском районе и, приехав в Алтайский край, начал, что называется, «лимонить понты», будто он великий гангстер, который и совершил это преступление. Денег у него никогда не было, просто таким образом он дразнил бийских милиционеров. Его потом пришлось переправить в Крым, в самолете стоял такой запах дуста, что наши правоохранители запомнили тот полет на всю жизнь.

Ненужный ажиотаж

В тот год задерживались и допрашивались десятки подозреваемых, но подлинные преступники так и не были найдены. Как уже писала наша газета, крымские правоохранители взялись и за офицеров милиции. Началась большая зачистка своих. Все, кого вызывали на допрос, потом таинственным образом исчезали. Так, к примеру, пропал заместитель начальника Бахчисарайского райотдела милиции.

У него был пистолет парабеллум, а из такого же стреляли в водителя и кассира. Московские гэбэшники установили за бахчисарайским милиционером слежку. А через некоторое время его… похитили. В тот день он, как обычно, заехал домой на обед. Водитель служебной машины ждал его во дворе. Он видел, как к дому подъехала «Волга», из нее вышли неизвестные и вошли в дом заместителя начальника Бахчисарайского райотдела милиции. Через несколько минут последнего вывели, посадили в машину и увезли в неизвестном направлении. Водитель не растерялся и тут же отрапортовал в райотдел: «Похищен мой начальник!» По горячим следам была организована погоня за похитителями.

А они везли свою жертву в аэропорт. Замначальника райотдела милиции возмущался всю дорогу и требовал остановить машину, но, когда уже на трапе самолета работники московского КГБ показали ему свои документы, офицер милиции скис и перестал сопротивляться. С тех пор его никто не видел. То же самое произошло со многими другими подозреваемыми. Одних похищали подобным образом, других вызывали на допрос в Москву, но назад никто из них не возвращался. Да и все, кто был причастен к расследованию этого дела, впоследствии были уволены из милиции.

Теперь, оглядываясь на все эти события, Борис Бабюк говорит, что, по его мнению, все это нужно было Щелокову только для того, чтобы вызвать ажиотаж, создать видимость круглосуточной работы всего состава милиции СССР. А необходимо было сделать все проще: не ездить в Алтайский край, в Краснодар, Одессу, Харьков, Луганск и другие города Союза, а сразу же после ЧП закрыть район, область, чтобы и мышь не проскочила, прошерстить весь транспорт, провести ряд спецмероприятий… Но увы! Расследование свелось к громкой шумихе, которая ни к чему не привела. Ограбление инкассаторской машины удалось, и преступники до сих пор, уже 35 лет, гуляют на свободе.

А само дело начало порастать слухами, легендами, даже кино о нем снимают. Правоохранителям остается только пожимать плечами и всякий раз припоминать все новые и новые истории о самом громком преступлении СССР, которое так и не раскрыли.

Читайте также: