Интербригадный подряд: «этническая» преступность России блюдет специализацию

Грузины предпочитают кражи, таджики приторговывают наркотиками, а узбекам милее всего грабежи и изнасилования.

По оценкам экспертов, в Петербурге находится до полумиллиона мигрантов. Поскольку люди приезжают и уезжают, точное число назвать крайне затруднительно. Зато о росте количества правонарушений, совершаемых гастарбайтерами, говорят многие. О некоторых оригинальных преступлениях рассказали оперативники «этнического» отдела УБОП ГУВД по Петербургу и Ленобласти.

Последнее обсуждение произошло после недавнего доклада, с которым в Законодательном Собрании города выступал глава Комитета экономического развития Сергей Бодрунов. Спикер Тюльпанов сообщил ему, что каждый день гости из бывших советских республик совершают 1-2 тяжких преступления, и поинтересовался, что сделано. Бодрунов подтвердил факт роста статистики и доложил, что на федеральном уровне уменьшаются квоты на въезд иностранцев. Вместе с этим, в конце прошлого года Министерство соцразвития вдвое увеличило разрешённое количество рабочих мест для не граждан РФ. В частности, право на работу в Петербурге и области будут иметь 278 тысяч приезжих.

По данным этнического отдела УБОП, который сейчас входит в состав Управления уголовного розыска, каждая национальная преступная группировка сохраняет традиционную криминальную специализацию. Грузины занимаются биржевыми и банковскими кражами, обносят квартиры и угоняют автомобили. Таджики и азербайджанцы торгуют наркотиками, узбеки промышляют грабежами, регулярно совмещая их с изнасилованиями, дагестанцы предпочитают скупку и перепродажу краденого товара.

Грузины и грузовики

В 2007 году этнический отдел УБОП получил информацию о появлении в городе преступной группы, в которую входят граждане Грузии, Украины и России. «Бизнес» ОПГ оказался весьма специфическим – угон большегрузной и строительной техники. Чаще всего преступников привлекали «Камазы» и «Мазы», которые водители оставляли на дорогах в ночное время.

Оперативники отмечают, что группа отличалась устойчивыми связями между соотечественниками, чётким распределением обязанностей отдельных участников, тщательно разработанным способом совершения преступлений и заранее налаженными каналами сбыта.

В ходе длительной оперативной разработки удалось выйти на след уроженца Грузии Мераба Гоподзе, который прибыл в Питер ещё в середине 90-х годов и жил до сего времени без регистрации. Хотя мигрант давно известен как хронический наркоман, неоднократно судимый за различные преступления, из залов суда его почему-то регулярно освобождали.

После очередного освобождения господин Гоподзе и его приятель Фридон Догонадзе познакомились с украинским бизнесменом, имевшим ещё и немецкое гражданство. Новый знакомый курировал фирму в районе Таллинского шоссе, где легально торговал прицепами. Именно он и заказывал грузинам угон автомобилей, а также прятал добычу в своём ангаре. Чаще всего машины разбирали на запчасти, а иногда перебивали номера и продавали по новым документам.

Получив заказ, преступники выбирали подходящий автомобиль, обычно специализируясь на южных районах. Несколько дней следили, кто и как часто на нём ездит, предпочитая водителей-одиночек. Последние с трудом зарабатывали на хлеб и не имели за собой хозяина, которому могли бы пожаловаться. Как правило, кража совершалась около 4 часов утра. Автомобили со специальными маячками, которые в состоянии приобрести только крупные и богатые фирмы, не трогали. Самодельные же «секретки» профессиональные воры вскрывали за несколько минут.

За угон украинский коммерсант платил до 5000 долларов, получая с продажи разобранных «Камазов» и «Мазов» куда большие деньги. Краденые детали реализовывал через объявления в газетах, а разбор грузовиков передоверил молдаванину, который также проживал в Питере нелегально.

«Этот бизнес чрезвычайно выгодный, – отмечают оперативники. – Стоимость только одного «Камаза» составляла полтора миллиона рублей. ОПГ разрабатывали почти восемь месяцев. Особую проблему создавали входившие в группу сотрудники правоохранительных органов, которые сообщали, что преступники находятся в разработке и предупреждали о необходимости быть осторожнее. Они же способствовали угонам и сопровождали машину до места отстоя. Грузовик проводили через Кольцевую дорогу, чтобы миновать посты ГИБДД».

Тем не менее, Гоподзе удалось задержать, а Догонадзе некоторое время скрывался. Он оставил свою подругу в коммуналке и подался в Старо-Паново, там у его дяди была автомастерская. Дядя в металлическом контейнере оборудовал ему жильё, которое угонщик покидал только по нужде. Во время очередного выхода его и взяли.

«Сейчас Гоподзе, Догонадза и их партнёрам предъявлено обвинение по статье 158 часть 4 УК РФ «кража в составе организованной группы», – говорят сотрудники правоохранительных органов. – Необходимо было собрать полную доказательную базу. Если бы их взяли на краже машины, статья была бы другая, и преступники отделались бы минимальными сроками. Важно было зафиксировать всю цепочку, и сейчас доказано 13 эпизодов».

Проверки на дорогах

С конца прошлого года узбеки Алишер и Бабажан наладили бизнес: раз в две недели они нелегально доставляли в Петербург гастарбайтеров, а на обратном пути вывозили желающих покинуть на время Россию. Для этого среднеазиатская парочка договорилась с русскими водителями «Икарусов» из Оренбурга и Астрахани.

Операция начиналась с автобусной стоянки возле дома №151 на улице Народного Ополчения. По цепочке сообщали, когда очередной рейс, после чего набиралось около 50 человек, а иногда и больше. Такса составляла 5000 рублей с паспортом и 6000 без паспорта. Окна автобусов закрашивались тёмной краской, а вместо кресел ставились лежаки, наподобие плацкарты в поезде. Когда не хватало мест, прямо на пол клались матрасы.

Трасса пролегала через Оренбург – Казахстан – Узбекистан, причём выбирались дороги, где автобусы никто не проверял или контроль носил минимальный характер. Таким образом, подобными рейсами мог воспользоваться кто угодно, вплоть до очередных последователей Шамиля Басаева.

Продолжаться это могло бесконечно, но налаженный бизнес поломали непорядочные водители-узбеки, которых ради экономии стали использовать вместо русских. На одном из рейсов они привезли своих земляков на границу с Казахстаном, попросили выйти из автобуса и пересечь границу пешком, а когда пассажиры перешли, развернулись и скрылись в неизвестном направлении с их вещами и деньгами (кстати, для уроженцев Средней Азии, в отличие от сплочённых грузин, подобное «кидалово» своих очень характерно).

Границу в обратном направлении обманутые гастарбайтеры перейти не могли, и им пришлось дожидаться родственников. Заявление в милицию написал только один узбек, у которого в чемодане было 200 тысяч рублей. Сейчас это заявление гоняют из Узбекистана в Оренбург, в Петербург и обратно. Остальных потерпевших и след простыл.

Сложность в том, что в законодательных и нормативных актах аналогичный бизнес перевозчиков никак не регламентируется. Деятельность водителей попадает под административное правонарушение. За него предусмотрены маленькие штрафы, а волокиты много. Нашим законодателям тут есть над чем подумать.

Наталья Матвеева, «Наша Версия на Неве» 

Читайте также: