Пришел в милицию. Потерял сознание. Умер

За последний год в райуправлениях внутренних дел умерли пять посетителей, которых вызвали для дачи показаний. Конечно, удар может хватить где угодно, но статистика все равно неутешительная. Тем более что правоохранители пока до конца не разобрались, кто из «клиентов» умер своей смертью, а кому «помогли» сами стражи порядка.

Травма есть — причины нет

На прошлой неделе в суд Прилук Черниговской области передано уголовное дело по обвинению девяти милиционеров в гибели подследственного от закрытой черепно-мозговой травмы в райуправлении милиции.

Как сообщил заместитель начальника службы внутренней безопасности ГУБОП МВД Юрий Мартыненко, задержание проводилось с нарушениями. Стражи порядка ворвались в парикмахерскую, поставили к стенке персонал и посетителей, а одного из них скрутили, надели на голову пакет и увели.

Взятым под стражу оказался предприниматель Сергей Кунцевский, более известный как Кунц. Молва связывала его с рэкетом и нападениями на местных бизнесменов. Но в тот раз допрашивать бизнесмена и троих его помощников должны были по делу о поджогах. Кто-то забрасывал горючей смесью подворья его конкурентов, и правоохранители подозревали, что именно он.

В отделение Кунца доставили в 13.30, а в 22.00 врач констатировал его смерть. Милиционеры убеждали, что предпринимателю стало плохо, может, инсульт, может, еще что. Но вскрытие показало, что он умер от травмы. Скрыть происшествие не удалось. Погиб человек с обширными связями. Прокуратура возбудила уголовное дело, четверых стражей порядка взяли под арест, еще пятерых — под подписку о невыезде.

Как рассказала  пресс-секретарь прокуратуры Черниговской области Наталия Чусь, скорее всего, слушания затянутся надолго. Ведь не каждый день судят девять милиционеров. Из источников в правоохранительных органах удалось узнать, что сначала дело возбуждалось по нескольким статьям, в том числе за «нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть». Но после повторной экспертизы этот пункт отпал. Мол, причинно-следственной связи между действиями людей в погонах и кровоизлиянием в мозг задержанного не обнаружено.

К бомжам привела любовь

Не обошла череда нелепых смертей и Артемовское райуправление Луганска — там во время допроса скончался свидетель.

Неприятности в жизни Сергея Лисицына начались после знакомства с Натальей. Девушка была сиротой, жила где придется и любила выпить. Но молодой человек твердо решил жениться на ней. Мать юноши не обрадовал такой союз, но старалась не вмешиваться в дела амурные. Жить стали втроем, а через некоторое время Наталья родила сына. Но даже появление на свет ребенка не заставило ее отказаться от разгульного образа жизни. Иногда молодая мама даже не ночевала дома.

Бабушка добилась опекунства над внуком. А Сергей вслед за женой начал скатываться на дно общества. В конце концов Наталья бросила семью и поселилась вместе с бомжами в заброшенных домиках при вагоноремонтном депо. Лисицын наведывался к ней и просил вернуться. Однажды на бродяг напали грабители, избили их и отняли пять гривен. Спустя несколько дней налетчики вернулись и забили до смерти двух бездомных. Вскоре правоохранители арестовали компанию школьников. Косвенных доказательств их вины хватало, но свидетелей не было.

По мнению стражей порядка, Сергей и его бывшая жена могли видеть нападавших. Когда Лисицын в очередной раз пришел мириться с Натальей, нагрянули сотрудники правоохранительных органов и забрали их для дачи показаний. Из райуправления молодой человек уже не вышел. По версии правоохранителей, во время допроса ему вдруг стало плохо, он упал на пол и забился в судорогах. «Скорая» приехала быстро, но смогла лишь констатировать смерть.

Несмотря на то, что милиции известно имя свидетеля, а у его бывшей супруги можно было узнать адрес матери, Лисицына похоронили как неизвестного под номером «1434». О смерти сына мать узнала только две недели спустя. А найти его могилу не удавалось еще дольше — в райуправлении о ЧП не помнили и ничего не могли сказать безутешной родительнице. Наталья тем временем сидела в приемнике-распределителе для бомжей, а когда вышла, и думать забыла о бывшей свекрови.

Теперь мать Лисицына и ее адвокат требуют эксгумации тела и повторной экспертизы причин смерти. По ее словам, Сергей не был эпилептиком, а столь поспешное захоронение без уведомления близких наводит на размышления. Но в прокуратуре пока отказываются тратить на это бюджетные деньги. И оснований для возбуждения уголовного дела не находят.

Спешил в райотдел с первой зорькой

На Кировоградщине в Кировском РО скончался задержанный гражданин Азербайджана. 38-летний гость Украины участвовал в перестрелке на одном из рынков. Но умер не от пули, а якобы от сердечной недостаточности. Уголовное дело возбуждать не стали. Не прошло и полугода, как в Жовтневом райотделе Луганска скончался приглашенный для дачи показаний. И снова — бездомный. Несколько лет назад продав собственное жилье, 45-летний Вячеслав остался без крыши над головой. Его нередко задерживали за бродяжничество и наркоманию, но в уголовщине луганчанин замечен не был. И вдруг его тело в шесть утра нашли в коридоре РО.

По официальной версии, Вячеслава якобы задерживали накануне и затем отпустили, а его труп каким-то мистическим образом оказался на рассвете в том же райотделе. Прокуратура начала свое расследование, но вскоре пришла к выводу, что бомж умер естественной смертью.

— В действиях должностных лиц Жовневого райотдела не усмотрены какие-либо нарушения, касающиеся внезапной смерти Кобзева, — сообщил «ВВ» старший следователь прокуратуры района Олег Диденко. — Телесных повреждений, которые могли образоваться на момент смерти либо незадолго до нее, не обнаружено.

В возбуждении уголовного дела отказали из-за отсутствия события преступления. Что делал несчастный бродяга в милиции в такую рань, разбираться не стали.

Сергей ЛЕВЧЕНКО, ВВ

Олег Веремеенко, адвокат:

— Не секрет, что в милиции бьют людей ради получения показаний и признаний. Даже в самих РО смертельные случаи не редкость. А связано это с тем, что у нас нет системы фиксации побоев. То есть, прежде чем запереть задержанного в камеру, его побоями заставляют отказаться от медосмотра. Потом подследственного передают, например, в следственный изолятор, и милиция уже не несет за него ответственность. Более десяти смертей в СИЗО и ИВС в прошлом году показательны. Арестантов избивали не в камере, а в райотделе. В милицейских кабинетах гибнут те, кого просто не успели сбагрить Департаменту исполнения наказаний или отпустить восвояси.

Нужно, чтобы при СИЗО работала независимая медкомиссия и осмотр был обязательной процедурой — независимо от «желания» арестанта. Иначе доказать, что задержанный погиб именно от рук милиционеров, крайне сложно. Многое зависит от родственников и близких пострадавших. Они, узнав об избиении, должны без промедления обращаться в прокуратуру и настаивать на проверке. Делать это нужно сразу: спустя неделю доказать причастность стражей порядка будет уже невозможно.

Читайте также: