«Рыбная мафия» СССР 70-х: как одессит черной икрой в Англии торговал

Современные полицейские сводки пестрят арестами разномастных браконьеров-одиночек главным образом из числа простых местных жителей. Во время широкомасштабных ежегодных операций изымаются тонны красной рыбы и чёрной икры… Перенесемся лет эдак на 25 лет назад и узнаем о «рыбной мафии» 70-80-х годов.

Но сначала немного истории.

«Яик – золотое дно с серебряной крышечкой»

Это слова из старинной казачьей песни. Рыбу ловили почти круглый год: на учуге, неводами, аханами, плавными и ставными сетями. К примеру, весенний лов в начале 70-х годов ХVIII века приносил до 800 тысяч штук севрюги и более 150 тысяч пудов (1 пуд – 16 кг) икры! По утверждению основателя города купца-рыбопромышленника Михаила Гурьева, только за 27 лет (с 1640 по 1667 г.) царская казна в виде пошлин от поставок рыбы с яицких промыслов получила 500 тысяч рублей серебром. По тем временам это была огромная сумма.

Только не нужно грешить на казаков нынешней скудостью Каспия, их бережное отношение к природным богатствам было общеизвестно. Вот что писал известный учёный К. В. Данилевский: «Такого способа пользования законного и справедливого по отношению к дарам природы… сколько мне известно, нигде не существует, кроме Урала, у уральских казаков».

Так продолжалось довольно долго, даже Верещагин в бессмертном кинофильме «Белое солнце пустыни» возмущался: «Ну не могу её есть, проклятую!» Зрители тогда не так уж сильно удивлялись. Во всяком случае, в Гурьеве.

А своё структурное оформление рыбная отрасль нашего региона получила в 30-х годах прошлого столетия, когда в Гурьеве создали Урало-Каспийский трест, позже преобразованный в «Севкаспрыбу». Местная промышленность подчинялась напрямую Москве. Рыбы всё ещё было целое море – в прямом смысле этого слова, поэтому и продавали её открыто даже в 60-х годах. Старики рассказывали, что если продавцу-частнику не удавалось «толкнуть» товар в течение дня, икру бросали прямо на базарных прилавках! Утром будет свежий товар.

Почему этим занялась «контора»

В 70-х начался процесс монополизирования промысла осетровых государством. Законы построжали, рыбоохрана усилила свою деятельность, и ловить рыбку «всем кому не лень» стало опасно. А красной рыбы пока ещё было много, за день добывалось до 4 тысяч центнеров! Гурьевский рыбокомбинат даже не справлялся с переработкой, и рыбу судами отправляли в Махачкалу. И тут в недрах КГБ СССР появилась ориентировка, что на чёрных рынках ряда капиталистических стран, в частности Англии, появилась кустарная икра гурьевского производства.

Своим расследованием занялось и управление КГБ Гурьевской области. В ходе анализа оперативных данных в поле зрения кагэбэшников попал некий одессит Фёдор Подолян, ранее трижды судимый, бывающий в Гурьеве наездами. Сообщалось, что он вкупе с группой горожан уже давно занимается спекулятивными икорными сделками. А начиналось всё очень просто.

Приоритеты профессора с Дерибасовской

Фёдор Ефимович Подолян слыл в кругу своих знакомых весельчаком, говоруном и любителем поволочиться за хорошенькими женщинами. Он побывал во многих крупных городах необъятной в то время страны, покоряя людей эрудицией и тонким обхождением. В этом ему не откажешь. Человек с высшим образованием, в своё время работал педагогом в медицинском и лесотехническом институтах, а также в институте инженеров морского флота.

Однако превыше всего была жажда к приключениям и афёрам, не раз забрасывавшая его в места не столь отдалённые. В 1947 году Подолян, работая в одном из вузов Одессы, получил крупную взятку и был осуждён к 10 годам лишения свободы. В 1953-м освобождён по амнистии. Спустя несколько лет вновь угодил за решётку на три года, освободившись в 1961 году условно досрочно. В 1966 году, прихватив солидную партию нейлоновых рубашек. Подолян отправился в Грузию, где был осуждён за спекуляцию на два года.

Пожилому человеку очень не хотелось быть простым советским пенсионером. Ему мечталось жить иначе, как он сам говорил: «Птичья порция икры – пять граммов в сутки – никогда меня не устраивала, я привык жить с размахом, чтоб не жизнь была, а сказка: квартира с лоджией, автомашина, дача, хрусталь, золото…»

Подолян вновь ударился в поиски «лучшей доли», и в 1974 году его внимание привлёк скромный городок Гурьев. С этого времени он зачастил в город на Каспии, иногда один, иногда с молодыми спутницами, которых выдавал за своих родственниц и использовал в своих тёмных делишках.

Мафиози работали дорожниками и токарями

…В том рейсовом самолёте Подолян познакомился с жительницей Гурьева Коротковой (все фамилии, кроме Подоляна, изменены. – Авт.). Элегантный человек предпенсионного возраста, с улыбчивыми глазами и седыми висками представился:
– Профессор из Одессы, поклонник морской стихии!

Подолян решил воспользоваться услугами Коротковой, чья дочь в этот год решила поступить в вуз. «Профессор» порекомендовал ей один из одесских институтов, обещая похлопотать, а взамен заручился согласием собеседницы иногда «бросать якорь» в её квартире. 46-летняя Короткова работала начальником конторы материально-технического снабжения управления шоссейных дорог, и не предполагала, что станет для своего нового знакомого нужным человеком.

Уже весной следующего, 1975 года, в самый разгар путины, Подолян вновь посетил Гурьев. Короткова познакомила «профессора из Одессы» с неким Черняховым. Позже, на суде, Подолян будет его старательно «топить», величая «осетровым королём». А пока мужчины уединились в комнате небольшого домика по улице Первомайской для делового разговора.

Энергичный, бывалый и не по годам напористый старик задумал рискованное предприятие: постепенно расширяя круг своих знакомых, он тщательно отбирал нужных ему людей. Со временем в состав его «бригады» входили: матрос Балыкшинской инспекции рыбоохраны Илья Жаров, моторист и токарь автотранспортного предприятия треста «Гурьевнефтехимстрой» Валерий Сальников и Александр Григоренко, техник-геофизик объединения «Гурьевнефтегеология» Айгуль Хасанова и многие другие. Людей разных профессий и возрастов объединяло одно – жажда легкого заработка.

Одессит щедро одаривал своих знакомых: импортные джинсы, платки, очки в модной оправе, индийский чай, конфеты. Неискушённые гурьевчане быстро заглатывали эту наживку, но больше всего их манила перспектива. Ведь Фёдор Ефимович мог запросто устроить на лечение в черноморский санаторий, сулил беспрепятственное поступление в любой одесский вуз… К тому же льстило и само знакомство с обаятельным одесситом, представляющимся одним – профессором, другим – высокопоставленным сотрудником милиции. Клиенты Подоляна платили ему исключительно чёрной икрой.

Аресты в Гурьеве, Одессе, Целинограде

Деловые отношения с партнёрами у Подоляна складывались по-разному. Бракаши со стажем, Сальников и Григоренко, просто продавали ему икру, а Хасанова сбывала из-под полы (спекулировала) дефицитные одесские товары, поставляемые Подоляном. На вырученные деньги она покупала икру и отправляла в Одессу.

Постепенно икорный бизнес пошёл в гору, начались более солидные операции, Хасановой посыпались крупные денежные переводы. Получала она большие суммы, будучи и на отдыхе в одесском санатории «Россия», и непосредственно во время визитов Подоляна в Гурьев. Всего она получила на скупку икры свыше 8 000 рублей. (Примерно по 35 рублей за 1 килограмм икры). Шеф средств не жалел, но взаимные расчёты вёл строго, будучи отлично осведомленным о конъюнктуре чёрного рынка. Своё очередное задание — купить 70 килограммов икры, Хасанова выполнить не успела…

После многомесячной разработки этой преступной группы на основании полученных результатов начались аресты подозреваемых. 2 июня 1981 года обыски одновременно прошли по девяти адресам в Гурьеве и поселке Балыкши, а также в Одессе и Целинограде. В общей сложности было изъято 270 кг чёрной икры, денег и ценностей на общую сумму 24 488 рублей. Делу решили придать широкую огласку, дабы другим было неповадно, и в январе 1982 года начались показательные судебные процессы.

По морям, по волнам

Подолян хорошо наладил нехитрую систему поставок скупаемой в Гурьеве икры на Украину. В основном «мазут» переправляли обычными посылками. Да, да, не удивляйтесь, при Союзе простая посылка шла два-три дня, а поэтому деликатесный товар не успевал испортиться, да и сами коробки не проверялись – ежели адресат не за границей, конечно. Посылки на имя Подоляна, а точнее, на его псевдоним Ефимов и на имена подставных лиц шли не только в Одессу, но и в Киев, Ильичевск, Арцыз и другие города. Только за последние полтора года перед арестом он получил 117 посылок. Всего же за время деятельности фирмы «Подолян и Ко» (с 1975 по 1981 гг.) через руки преступников прошло чуть более тонны икры.

Каким же образом гурьевская икорка оказалась за бугром? Всё очень просто. Среди клиентов Подоляна были и матросы торгового флота СССР, часто ходившие «в загранку». Взамен икры, оседавшей на рынках иностранных городов, те доставляли патрону пёструю импортную мануфактуру.

Суд приговорил Подоляна и его сообщников к длительным срокам в колониях усиленного режима. Имущество «расхитителей социалистической собственности» конфисковали.

Таков был финал дела о гурьевской «икорной мафии».

Времена меняются – «крыши» остаются

За эти годы аппетиты бракашей и контрабандистов выросли намного. А тут какая-то тонна, да за шесть лет. Хотя любопытно, каким образом преступная группировка (сейчас это как-то смешно звучит) Подоляна беспрепятственно работала столько времени? Очевидно, здесь не обошлось без надёжной «крыши», хотя подробно, до мелочей, выяснить все обстоятельства дела уже не представлялось возможным. По истечении определённого срока дела из архива суда уничтожались. Кстати, задолго до того, как КГБ принялся распутывать икорный клубок, о деятельности Подоляна информировалось УВД Гурьевского облисполкома, но меры почему-то приняты не были.

Известен и ещё один любопытный штришок: материалы на неких сотрудников правоохранительных органов были выделены в отдельное производство. Но их участие в этом деле не подтвердилось. Так много ли изменилось за 25 лет?

Из письма подследственного Подоляна своей жене:
«…и всё было хорошо, никто меня не трогал, теперь мои бывшие друзья как с ума посходили и валят на меня… Гады доказывают, что ещё в 75-м привезли мне в Одессу 150 килограммов икры, другой гад говорит, что самолётом доставил мне в Одессу 90 кг икры. Гадина Таня, которая на шее нашей была несколько лет в Одессе, клевещет, что я паковал в их доме икру в посылки. Сволочь Люда, сестрица её (речь идёт о дочерях Черняхова) также много лжёт на меня. Отца они своего прячут, а меня они топят…»

Алексей Надымов, Атырау, Казахстан, Мегаполис

Читайте также: