«Мистика смерти» иркутских изуверов

…Ученикам хотелось «приколоться» — поначалу они собирались разбросать «расчлененку» по территории районного отдела милиции, но в последний момент передумали — это выглядело чересчур дерзко. Так что отрезанную голову убийцы водрузили на школьное крыльцо, а окровавленные части тела разбросали по двору. 

…У главного персонажа этой захватывающей игры на плечах болталась из стороны в сторону громадная голова, словно приглашая срубить ее сказочным мечом-кладенцом. Шишков так и сделал: взмахнул светящимся лучом, который сжимал в руке герой, — «секир-башка» покатилась в траву, рассыпалась на мелкие осколки, заволакивая светящийся экран монитора черным лохматым дымом…

Следом за этим разработчики «геймплея» подсунули игрокам очередной бонус: поучаствовать в уничтожении соперника, выступая за «силы зла». Двадцатидвухлетний иркутчанин Олег Шишков с удовольствием принял это условие: ему всегда нравилось олицетворять темные силы…

Впрочем, некоторых собак и котов Шишков вешал, мастерил самодельные петли, надевал на горло животного и, перебросив через перекладину, подтягивал кверху. Животное бешено дрыгало ногами, пытаясь дотянуться лапками до смертельного узла, а Шишков заливался смехом, радуясь своей придумке.

Правда, со временем все эти «забавы» ему надоели, мучитель котов и собак повзрослел и стал усиленно готовиться к поступлению в педагогический институт. Удивительно, но этого на редкость жестокого человека влекла к себе педагогика, он был очарован жизнью Песталоцци и Макаренко, у Шишкова имелась даже своя теория воспитания подрастающего поколения, в которой видное место занимало насилие.

К счастью, педагога из Шишкова не вышло, невзирая на то, что в педагогический институт он поступил и даже учился какое-то время. Проницательные педагоги сумели увидеть под личиной искреннего интереса нечто болезненно-подозрительное и реально опасное. Шишкова отчислили, но он недолго переживал по этому поводу: к своим 22 годам иркутский садист Шишков уже был готов «экспериментировать» с человеческим материалом — он хотел убивать и мучить людей так же, как проделывал это с котами, собаками и птицами.

Смещение «акцентов»

Как бы там ни было, но, учась в институте, кое-какие педагогические навыки Шишков сумел получить. Поэтому сравнительно легко он сблизился с компанией молодых парней: Игорем Савченко, Василием Трофимовым и Сергеем Замятиным. Все члены нового образования жили в одном дворе, учились в одной школе и даже имели за спиной похожие судимости — пацаны занимались кражами и угонами, за что и поплатились. Выходцы из неполных семей, жуликоватые мальчишки не знали, к кому прислониться, когда на их горизонте появился Олег Шишков — умный, волевой, целеустремленный. Олег многое знал, умел говорить и при необходимости мог убедить кого угодно.

С его подачи туповатые малообразованные мальчишки прониклись интересом к компьютерным играм: Олег рассказывал им об особенностях стратегий и квестов, делился секретами прохождения. Одна из самых любимых «геймплеерных» игрушек дворовых мальчишек называлась «Мистика смерти», и Шишкову казалось, что это название точно отражает то, к чему стремится их компания. Кроме того, Шишкова и его бригаду, в самом деле, влекла к себе кровь, причем кровь человеческая. И вскоре они ощутили на себе, каков он — вкус этой загадочной субстанции.

Впрочем, это случилось настолько быстро и буднично, что Шишков и его подопечные фактически не успели как следует «насладиться» первой смертью. Да и жертва — немолодой пьянчужка Семен Митрофанов — не успела помучиться: пацаны, переволновавшись, забили дедка еще быстрее, чем он понял, что скоро предстанет перед Всевышним.

Убийство случилось в квартире Митрофанова, жил он в том же дворе, где обитало и большинство пацанов. Шишков тоже был хорошо знаком с Семеном Николаевичем — в грязной, сильно запущенной холостяцкой квартире Митрофанова было что-то вроде «распивочной». Сюда приходили местные алкаши и бездельники, прожигающие свою никчемную жизнь. Дед Сеня был каждому рад, ведь при любой пьянке кое-что перепадало и ему.

Зная об этом, Шишков купил бутылку водки, позвал с собой друзей, предупредив, чтобы каждый взял с собой по бейсбольной бите. Пацаны, спрятав бойцовские деревяшки под куртки, вошли в загаженную квартиру. Пока дед суетился — доставал рюмки, тарелки, собирал нехитрую снедь, убийцы собирались с духом.

Наконец, улучив момент, по команде Шишкова, достали из-под курток оружие и накинулись на хозяина квартиры, — через несколько минут Митрофанов умер от побоев. Пока мальчишки молотили деревяшками лежащий на полу труп, вожак стоял рядом, наблюдая за экзекуцией. Ни один мускул не дрогнул на его безмятежном лице — Шишков обладал железной выдержкой.

Но уже при следующем нападении главарь начал сам убивать: он не мог наблюдать за тем, как убивают другие, — садист хотел убивать сам.

Трупы на школьном дворе

Несостоявшийся педагог быстро нашел «точку применения сил» — по его предложению дворовая компания решила убивать бомжей. Как пояснил главный теоретик «Мистики смерти», бомжи никому не нужны, так что тех, кто их убьет, никто не будет искать: ни милиция, ни родственники погибших. Кроме того, Шишкову нравилась идея об «очищении» общества от разнообразных паразитов — бомжей, алкоголиков, опустившихся типов.

Однажды юные «санитары» во главе с многоопытным «хирургом» Шишковым, изрядно накачавшись водкой, делали обход любимого Ново-Ленино. Андрей Сочнев, иркутский бомж, ночующий в кустах, показался им подходящей «натурой». Поманив бомжа обещанием выпивки, они затащили Сочнева в помещение заброшенной бойлерной, где забили камнями и палками.

После этого убийцы разошлись по домам, а Шишков и Трофимов решили вернуться — главарю хотелось «покуражиться» над мертвецом. Для этой цели у доморощенного «хирурга» был спрятан в кармане монтажный нож — острый, как хирургический скальпель.

Однако, как оказалось, в этот момент в бойлерной находился товарищ убитого, некто Сергей Ластенков. Глядя на забитого до смерти друга, Ластенков проливал безутешные пьяные слезы.

Вволю посмеявшись над рыдающим бомжем, Шишков посоветовал ему сидеть молча, а сам при свете карманного фонарика приступил к «расчленению» трупа. Вспоров живот, «хирург» добрался до внутренностей, после чего отрубил у мертвого Сочнева голову.

Дрожа от ужаса, Ластенков наблюдал, как молодые потрошители разделывают близкого друга. Забив расчлененными частями тела пакеты, Шишков потребовал, чтобы Ластенков тащил их туда, куда они прикажут.

Однако не успел бомж и шагу ступить, как Трофимов сбил его с ног и ударом палки пробил голову. Сбросив тело Ластенкова в заброшенный колодец, садисты поволокли кровоточащие обрубки на территорию школы, в которой когда-то учился Шишков, а теперь протирал штаны и Трофимов.

Бывшему и нынешнему ученикам хотелось «приколоться» — поначалу они собирались разбросать «расчлененку» по территории районного отдела милиции, но в последний момент передумали — это выглядело чересчур дерзко. Так что отрезанную голову убийцы водрузили на школьное крыльцо, а окровавленные части тела разбросали по двору.

Надо сказать, необходимого «эффекта» они добились — на следующее утро в школе даже отменили часть уроков: педагоги, желая уберечь детей от душевных травм, распустили их по домам. Причем среди ошалевших ребятишек с затаенными улыбками ходили и те, кто убивал бомжей и знал тайну происхождения «расчлененки».

Так что «педагогические приемы» несостоявшегося учителя работали — и работали в полной мере.

Пламя в «Долине смерти»

Надо сказать, кровавая «изобретательность» Шишкова не знала ограничений — он постоянно был в поиске, выдумывая все новые виды истязаний и мучений. В своем стремлении стать настоящим, «профессиональным» маньяком (на допросах главарь «Мистики смерти» с удовольствием говорил, что является «классическим маньяком») Шишков был готов к совершению любых преступлений, самых чудовищных и трудно постижимых человеческим разумом.

Чаще всего «Мистика смерти» отлавливала бродящих по району бомжей и устраивала им что-то вроде средневековых казней: иногда забивали камнями, иногда душили, резали, сбрасывая трупы в канализационные колодцы, а иногда расчленяя.

После того как тело было изувечено ударами, к делу приступал вожак банды. Шишков и в самом деле испытывал неотвратимое влечение к трупам, к крови, к отрезанным частям тела. Однажды, забив до смерти очередную жертву, Шишков вынул из кармана все тот же монтажный нож, присел рядом и стал неторопливо, аккуратно вырезать из глазницы глаз еще не успевшего остыть человека. Уложив «трофей» в заранее приготовленную коробку, убийца принес его домой, положил в банку с формалином и по вечерам разглядывал плавающий в мутной жидкости жидкий шарик тусклого зрачка.

В другой раз доморощенный анатом отрезал у своей жертвы парочку пальцев на руке. Когда милиционеры пришли с обыском в дом убийцы, то нашли эти пальцы под крышкой принтера. Зачем Шишков сунул их туда? Возможно, просто попытался спрятать, а может, в этом деянии был другой, зловеще-мистический смысл.

В общей сложности на счету «Мистики смерти» было пять человеческих жизней. Но помимо «традиционных» способов умерщвления, у садистов были и свои «фирменные» ноу-хау.

Одним из таких «изобретений», достойных средневековых «пытошных» анналов, был такой — убийцы под страхом смерти заставили одну из жертв забраться в разведенный костер, в котором бомж воспламенился и сгорел заживо.

Это случилось на территории небольшого пустыря, огороженного забором, — здесь молодые убийцы частенько устраивали свои кровавые сборища. Это местечко участники «Мистики смерти» метко окрестили «Долиной смерти».

По признанию главаря, сами убийцы прекратить убивать уже бы не смогли — слишком далеко они зашли в своих «экспериментах». Бандитов удалось задержать после того, как они убили и изнасиловали 60-летнюю бомжиху, которая обитала в их районе. Когда дружная компания тащила через двор окровавленный труп, кто-то из случайных прохожих опознал пацанов и впоследствии сообщил в милицию.

Убийц арестовали, и тут несовершеннолетние дружно указали на 22-летнего Олега Шишкова. Впрочем, и сам Шишков не отрицал своей вины, рассказывая о совершенных зверствах с упоением, со страстью. Судя по всему, раскаиваться он пока не спешит.

Возможно, главарь «Мистики смерти» попросту тянет время, а может, приберегает запас красноречия для суда, который уже не за горами. По оценкам юристов, серьезное наказание ждет только одного Шишкова — не исключено, что его приговорят к пожизненному заключению. Несовершеннолетних участников банды не смогут приговорить к наказанию, превышающему 10-летний срок заключения: таков максимальный предел для этих лиц…

(Все имена, фамилии, название компьютерной игры и банды изменены)

Игорь Родионов, Россия, Криминал

Читайте также: