«Интербригада» с большой дороги

Технология работы «борсеточников» отработана давно и описана многократно. Водителя легковой автомашины, начинающей движение или остановившейся по сигналу светофора, отвлекают каким-нибудь невинным вопросом или под надуманным предлогом заставляют выйти наружу. А потом похищают либо находящиеся в салоне вещи, либо саму машину. Общеизвестно также, что данный вид преступлений – сфера ведения преступников из Грузии… 

Время от времени горячих грузинских парней задерживают правоохранительные органы. В настоящее время в Главном следственном управлении ГУВД в разной стадии «готовности» находится несколько уголовных дел примерно аналогичного содержания, но с разными фигурантами одной и той же национальности. Одно из них, следствие по которому недавно завершено, особо интересно. И не только масштабами (в нем 44 эпизода), но и тем, что готовящаяся предстать перед судом группа на этот раз оказалась интернациональной по составу.

Во двор – с пистолетом в кармане

В феврале прошлого года оперативники 22-го отдела УУР, специализирующегося на раскрытии хищений автотранспорта, получили информацию о том, что в одном из дворов на улице Беринга находятся две машины, числящиеся в угоне. Приехали, посмотрели – действительно, там стояли «Мазда», похищенная год с лишним назад, и «Вольво», пропавшая за несколько дней до этого. На обеих машинах, как установили оперативники, были чужие номера. А «Мазда» очень походила на ту, что, судя по описаниям потерпевших, использовала в своих преступлениях группа дерзких «борсеточников».

Разумеется, имело смысл понаблюдать, кто этими машинами попытается воспользоваться. Оперативники расположились в засаде неподалеку. И провели в ней двое суток. Ожидание увенчалось успехом. К машинам подошли двое молодых мужчин и стали деловито свинчивать с них номерные знаки, явно собираясь установить новые. Однако попытка их задержать натолкнулась на неожиданное сопротивление. Один из мужчин выхватил из кармана пистолет. Оперативникам пришлось тоже обнажить оружие и даже сделать несколько предупредительных выстрелов.

Спустя несколько секунд задержанные уже лежали на земле лицами вниз. А из их карманов извлекли целый арсенал. Самодельный револьвер, пистолеты «ТТ» и «ИЖ», переделанный под стрельбу патронами от «Макарова». Все – со снаряженными магазинами и запасом патронов. А «ИЖ» – с резьбой для наворачивания глушителя. Среди изъятого также были сам глушитель, нож и несколько SIM-карт.

Один из задержанных по виду был кавказцем, другой – явный славянин. У первого было обнаружено удостоверение беженца на имя гражданина Грузии Валерия Багателия (как позже выяснилось, фальшивое). Второй был без документов. Но личность свою он не скрывал – Сергей Волчкевич, гражданин Белоруссии. И тот и другой, как оказалось, были ранее судимы. Багателия – за хищения из машин, Волчкевич – за сбыт наркотиков.

Жили они вместе на съемной квартире в том же доме на Беринга, во дворе которого и были задержаны. В их жилище, разумеется, тут же провели обыск. В ходе которого там нашли… еще одного человека – младшего брата Багателии по имени Роман. Тоже судимого за хищения из автотранспорта и находящегося в розыске с 2005 года.

В Россию на заработки…

История этой семьи весьма любопытна. Пятеро братьев Багателия промышляли «борсеточничеством» еще у себя на родине, в Грузии. Один из них там попался и сел в тюрьму, а четверо приехали на промысел в Россию. Один из этих четверых был тяжело болен, лег в больницу и впоследствии умер. Остались Валерий, Роман и Раули. Первый попался и получил срок, а двое оставшихся по-прежнему промышляли на российских дорогах.

В марте 2005 года они, работая по проверенной схеме, попытались угнать машину на заправке в Красносельском районе. Но машина оказалась снабжена специальной противоугонной системой, и мотор ее вскоре заглох. На место происшествия примчался вызванный потерпевшим наряд ОВО. Роман был задержан, доставлен в ближайшее отделение милиции, но… умудрился оттуда сбежать.

Вскоре они попытались угнать машину в Невском районе. Сымитировали небольшое ДТП со своим автомобилем. Раули, сидевший за рулем, стал «разбираться» с водителем, заставив его выйти из салона. Дверь, как обычно бывает, тот не закрыл. Роман распахнул ее, запрыгнул внутрь и дал по газам. На беду налетчиков мимо проезжали два мотоцикла с сотрудниками ДПС. Моментально поняв в чем дело, милиционеры бросились в погоню. Раули задержали. А Роман, управляя угнанной машиной, на полном ходу врезался в «Жигули-восьмерку». Водитель ее погиб на месте, а сам Роман сломал ногу и был доставлен в больницу.

Перелом был тяжелым – пострадавшему угонщику собрали ногу буквально по частям, наложили гипс. У порога его палаты, находившейся на втором этаже, постоянно дежурил милиционер. Мера эта многим могла показаться чистой формальностью – куда может деться человек с загипсованной ногой? Но он делся – выпрыгнул из окна, при этом сломал вторую ногу, но… доковылял до поджидавшей его машины. Помог старший брат Валерий, к тому времени уже освободившийся из мест лишения свободы. Раули получил срок, а Валерий и Роман принялись за старое. В конце 2006 года они нашли себе третьего компаньона – на этот раз славянина, внушавшего жертвам несколько большее доверие, чем дети гор.

Сергей Волчкевич, уроженец Тюменской области, в советские годы жил в Белоруссии, оттуда приехал учиться в техникум в Ленинград. Не закончив учебу, пошел в армию. Служил здесь же, причем во время службы умудрился обзавестись женой и ребенком. Когда Советский Союз развалился и Белоруссия стала суверенным государством, он уехал туда, получил белорусское гражданство и вернулся к семье на берега Невы.

Работать не хотел, промышлял криминальными заработками. В том числе и наркотиками. Отбыв полученный за них срок, за ум, однако, не взялся, и в конце концов семья распалась. Он ушел, скитался по чужим углам. В этот момент и подобрали его братья Багателия.

Как признавался в неофициальных беседах сам Волчкевич, его очень устраивало то, что можно иметь приличный заработок, не прибегая к насилию. Его роль сводилась к тому, чтобы уболтать жертву преступления – водителя, у которого нужно похитить либо машину, либо вещи из ее салона.

Трофеи: иномарка и детское кресло

Масштабы деятельности группы фактически помогли следствию установить… сами задержанные. При обыске в квартире на Беринга было обнаружено много ключей от иномарок и мобильных телефонов. По первым, считав коды на встроенных чипах, установили номера машин. По вторым, запросив у операторов мобильной связи расшифровку номеров SIM-карт, определили фамилии владельцев. Нашелся и ключ с биркой, на которой был написан адрес еще одной квартиры, которую снимали подельники. Располагалась она в Транспортном переулке. Обыск там принес аналогичные находки, давшие новую информацию.

Так вырисовался круг людей, в разное время пострадавших от рук дерзких «борсеточников». Кто-то из них писал заявления в милицию, и по ним возбуждались уголовные дела-«глухари». Другие, не верящие, что смогут чего-то добиться, никуда не заявляли. Но звонок от следователя приводил в изумление абсолютно всех.

Люди приходили, проводились официальные опознания, и многие потерпевшие уверенно узнавали в задержанных тех, кто похищал их машины или вещи из салонов. Потерпевшим показывали изъятое на обысках, и нередко они по только им знакомым приметам уверенно узнавали свои вещи. В числе прочего, к примеру, было множество женских сумок, которые вновь обрели своих хозяек. Один мужчина с радостью обнаружил среди показанного ему свою курительную трубку и кисет. Другой – детское кресло из своей машины. Третий – принадлежащий ему школьный рюкзак. Четвертый – конверт со штампом своей организации…

Следователи и оперативники тщательно просмотрели базу аналогичных преступлений, совершенных в Петербурге за последние годы, и выбрали из них похожие по почерку на те, что описывали потерпевшие. И многие преступления, тоже числящиеся «глухими», стали обретать своих «авторов». Еще несколько эпизодов добавилось после того, как лица задержанных показали по телевидению.

Судя по полученным данным, налеты стали для них привычной «работой». Иногда они совершали их по два в день. Выбирали только дорогие иномарки, находящиеся в хорошем состоянии. Действовали дерзко, даже безжалостно. Многие люди, пытаясь спасти свои машины, вставали на дороге угонщиков или даже бросались на капоты. Но их, рискуя задавить, сбивали на землю резким поворотом и уезжали. Несколько женщин пытались схватиться за ручку дверцы, но их волокли по асфальту, пока они не разжимали руки и не падали…

Одного из потерпевших спас свидетель, подбежавший к угонщику и брызнувший ему в лицо газом из баллончика. Тот двигаться дальше не мог и был вынужден спасаться на машине подельника. В другом случае свидетель попытался преградить дорогу угонщику своей машиной, но его подельник вынул из кармана пистолет. Сопротивляться было бессмысленно…

Из 44 эпизодов, которые следствие считает доказанными, похищения машин составляют 16. 11 похищенных автомобилей удалось найти. Одни обнаружили сами владельцы, другие – сотрудники милиции, осматривавшие прилегающую к месту угона территорию. Обычно угонщики далеко на похищенных машинах не уезжали, а оставляли их где-нибудь неподалеку. Потом ставили на них чужие номера, которые специально для этого снимали с других машин, и только тогда уже куда-то перегоняли. Вероятно, у похитителей были какие-то каналы сбыта похищенного. Увы, выявить их пока не удалось…

Разумеется, похищения вещей из салонов были для подельников «бизнесом» куда менее надежным. Когда везло, в похищенной сумке могли оказаться и несколько тысяч долларов. Но был случай, когда добыча составила всего лишь полторы тысячи рублей и дешевый мобильный телефон. Документы похитители выбрасывали. При этом иногда благородно звонили с мобильника потерпевшего по номеру последнего звонка и сообщали, куда выбросили.

Откуда деньги, не спрашивали

Когда в очередной раз узнаешь о людях, сделавших преступления своей профессией, всегда хочется узнать, как они жили «в миру», кто были их близкие и как те относились к этому «ремеслу». Вопросы эти, как правило, выходят за рамки уголовного дела, и поэтому следователи, жестко ограниченные сроками и задыхающиеся от огромного количества бумаг, часто в них не особо вникают. Кому-то, возможно, это и не очень интересно. Но в данном случае, к счастью, было не так. Следователь Елена Климкова пристально вгляделась в судьбу каждого из троих. Сами они в продолжении всего следствия никаких показаний не давали, но она побеседовала с их близкими. И, похоже, испытала искреннее сочувствие к этим людям…

Самый старший из троицы Валерий Багателия – человек с высшим техническим образованием. В Грузии у него жена и двое детей, которым он регулярно посылал деньги. Знает ли жена, каким путем эти деньги добывались, достоверно сказать невозможно – такие сведения получают по международным каналам, а в последнее время у нас с Грузией таковых почти не осталось. Но, скорее всего, знала – с тех пор как Валерий уехал на «гастроли» в Россию, он тут уже дважды отсидел. Один раз попался в Мурманске, другой в Петербурге.

На берегах Невы, кстати, он завел себе молодую подругу – тоже грузинку. Девушка из хорошей, работящей семьи, сама работает. О том, как Валерий, задаривавший ее дорогими подарками и водивший в хорошие рестораны, добывает деньги, ничего не знала. «У нас мужчину не принято спрашивать, чем он зарабатывает, – пояснила она. – Он – кормилец, добытчик, иначе какой же это мужчина!» О том, что Валерий сидел, она знала, но была уверена, что тут какая-то несправедливость. «Он был такой вежливый, корректный. Его уважали в нашей семье. Он не мог совершить ничего плохого!»

Когда Климкова рассказала ей кое о каких «подвигах» ее любимого, девушка сначала не поверила. Но потом задумалась. Откуда у человека столько денег? Откуда постоянно меняющиеся дорогие машины? Почему он попросил ее оформить на себя договор о съеме квартиры? Если он честный человек, чего ему бояться? Поняв, что любимый ее не только обманул, но и попросту грубо использовал, она испытала едва ли не шок…

Подобное же прозрение ждало и девушку Романа. По странному стечению обстоятельств, она была… сотрудником милиции. Подвела неопытность – поверила, влюбилась. И тоже, как ни странно (особенно учитывая ее профессию), не задумалась, откуда любимый берет деньги…

Побеседовала Климкова и с бывшей женой Волчкевича. Эта несчастная женщина, как оказалось, долго боролась за своего непутевого мужа. Пыталась заставить работать, а когда выяснила, что он подсел на наркотики, предпринимала усилия, чтобы его лечить. Все было напрасно. В итоге – разбитая семья, ребенок без отца…

Эти люди причиняли горе не только жертвам преступлений, но и своим близким. Шальные деньги если и при-несли счастье, то оно оказалось недолгим и призрачным. Что дальше? Суд, большие сроки. Собственно, избирая «профессию», они должны были быть к этому готовы.

– Сейчас они знакомятся с материалами дела, – рассказывает Климкова. – Ведут себя просто безобразно. Цепляются к любой мелочи, заявляют разные ходатайства, грузины периодически «забывают» русский язык. Используют любой предлог, чтобы тянуть время. Зачем, я не понимаю?!

Действительно, следует признать, что выбранная подельниками (или их адвокатами?) тактика не выглядит очень умной. При таком их поведении, с учетом огромного количества вменяемых им эпизодов, суд может затянуться года на два. Все это время подсудимые проведут в тесной камере «Крестов». А могли бы дышать свежим воздухом на зоне. И искупать свою вину честным трудом. Хотя, возможно, именно этого они больше всего и боятся.

Михаил РУТМАНСанкт-Петербургские Ведомости

 

Читайте также: