Синдром часа пик

В толчее вагона метро никто не увидел блеснувшего лезвия. Но в следующее мгновение один из стоявших в толпе мужчин начал оседать на пол. Рубашка на его животе набухла от крови. Кто-то из женщин закричал… Шанс отыскать преступника равнялся одному к девяти миллионам, но оперативники сумели разгадать зловещий ребус. 

Мужской разговор

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ МАШИНИСТА А.ИВАНОВА:
«15 августа 2008 года в 17 часов 50 минут при работе на линии после остановки на станции «Комсомольская» к моей кабине подбежала испуганная женщина и сообщила, что нужно срочно вызвать «скорую»: в вагоне метро порезали мужчину».

Конфликт возник на пустом месте, – рассказывает следователь Главного следственного управления при ГУВД по городу Москве Владислав Волнухин. – Все, кто пользуется метро, отлично знают, что сегодня конфликты между пассажирами не редкость. Теснота, духота, кто-то кого-то задел, случайно толкнул, не так взглянул. И начинается… Большей частью подобные ситуа-ции заканчиваются банальными словесными перепалками типа «сам дурак». Но иногда развязки таких стычек оказываются непредсказуемыми.

Гораздо позже, когда потерпевший Дроздов был выписан из больницы и допрошен, он нарисовал картину случившегося:

«В тот вечер, примерно около 17.20, я возвращался домой с работы. Зайдя на станции метро «Шаболовская» Калужско–Рижской линии, я собирался доехать до «Преображенской площади». В 17.40 я сделал пересадку на станции «Тургеневская», перейдя по переходному тоннелю до платформы «Чистые пруды». Поезд уже отправлялся, и я успел вскочить в первую дверь головного вагона вслед за неизвестным, позже оказавшимся Кружилиным. Люди, которые заходили следом, толкнули меня в спину, в результате чего я по инерции толкнул впереди стоявшего Кружилина в спину».

Ситуация действительно самая обыкновенная. Час пик, скопление людей на пересадочном узле, прибывший вагон уже до отказа забит пассажирами. Но тем, кто стоит на платформе, также нужно уехать. Начинается «трамбовка», вталкивание стоящих в дверях людей вглубь вагона.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ПОТЕРПЕВШЕГО ДРОЗДОВА:
«Кружилин решил, что я толкнул его специально. Во всяком случае, он тут же пихнул меня в ответ. Сзади меня снова подтолкнули. Тогда Кружилин стал пихать меня локтями, угрожать и словесно оскорблять. Даже в какой-то момент предложил выйти и разобраться помужски».

Кто говорил и что именно, потерпевший не помнит. Но и не так это важно. Однако примерную картину развития событий можно восстановить по минутам. Тем более что хронометраж облегчается четким графиком движения поездов.

Когда состав остановился на станции «Красные ворота», обоих мужчин потоком пассажиров вынесло на платформу. Затем они зашли обратно и продолжили путь. Но конфликт не прекращался. В тесноте никто не увидел взмаха и ножевого удара. Однако кто-то из пассажиров обратил внимание на кровавое пятно на животе Дроздова.

На одной ступени

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ПОТЕРПЕВШЕГО ДРОЗДОВА:
«Боли я не почувствовал. Увидев кровь, я понял, что меня ударил ножом тот мужчина. Я схватил Кружилина за рубашку и попытался удержать. В этот момент поезд остановился на станции «Комсомольская», двери открылись, мужчина вырвался и бросился бежать в сторону выхода к Ярославскому вокзалу. Я вышел из вагона. Мне стало плохо, и я прислонился к колонне. Какая-то женщина рядом сказала, что убежавший мужчина ударил меня ножом».

Ситуация, описанная потерпевшим, выглядит однозначно. Но это не совсем так. Вот как разворачивались события по свидетельству ехавшей в том же вагоне пассажирки Зинаиды Шиловой: «Во время движения до станции «Комсомольская» мужчины поочередно толкали друг друга. Ни тот, ни другой не хотели успокоиться и разойтись миром. В ход пошли угрозы и словесные оскорбления. И все это на глазах у десятков людей, стоявших в вагоне плотной толпой».

Никто не снимает ответственности с того, кто вытаскивает нож и пыряет обидчика в бок. Но в конфликте, вспыхнувшем на пустом месте, повинны оба пассажира. Ни один из них не проявил сдержанности, оба словно ждали момента, чтобы в скандале выбросить скопившуюся за день негативную энергию.

Как говорится – оба хороши.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ СВИДЕТЕЛЬНИЦЫ ЗИНАИДЫ ШИЛОВОЙ:
«Когда стоявшая рядом со мной женщина вскрикнула, я повернула голову в сторону сцепившихся мужчин и увидела у одного из них нож. Человек держал его в левой руке. Затем он вынул платок, вытер кровь с лезвия и сунул нож в левый карман брюк. В этот момент поезд остановился и мужчина рванулся к дверям. Особых его примет я вспомнить не могу. Примерно 50 лет, плотного телосложения, среднего роста – 173–175 сантиметров, волосы темные, с проседью. Одет был в рубашку светлого цвета с коротким рукавом и темные джинсы».

Кстати, нож нашли на рельсах станции метро. Хозяин выбросил его от греха подальше. Ничего существенного в момент поиска преступника найденное орудие преступления недало. Ни отпечатков пальцев, ни других следов. Зато позже нож был опознан как потерпевшим, так и его владельцем.

Еще два слова о преступнике. Он – обычный пассажир метро, людей с такими же приметами сотни тысяч. Уже после задержания стало известно, что разыскиваемый – никакой не уголовник, пускающий в ход нож при первом удобном случае, не спецназовец, контуженный в горячей точке, и не психически больной. Он действительно рядовой гражданин. Более того, Кружилин вполне благополучный и достойный человек. Он закончил высшее учебное заведение, женат, имеет взрослых детей, работает в солидной организации, которая дала ему самую лестную характеристику.

Чтобы сразу снять вопросы, замечу, что и второй участник конфликта – потерпевший Дроздов – характеризуется примерно так же. У мужчин совпадает многое: возраст, семейное положение, общественный статус. А может быть, одинаковость и похожесть и сделала их неожиданными врагами, не в этом ли причина вспыхнувшего конфликта?

МНЕНИЕ НЕЗАВИСИМОГО ПСИХОЛОГА ИГОРЯ КАРУЗИНА:
«У людей равного социального статуса в подобной ситуации может возникнуть больше ожесточения друг к другу, чем, например, у благополучного обывателя и бомжа. Если бы один из них был удачливым менеджером, а другой, предположим, отставником, вынужденным подрабатывать охранником на КПП какого-нибудь офиса, стычки могло бы и не быть. Даже если бы один нанес другому словесные оскорбления. Оба понимали бы, что жизнь сама расставила их по разным ступеням. И вряд ли в этом случае возникла необходимость доказывать свое превосходство и правоту с помощью «подручных» средств.

На «хвосте» у негодяя

Раненого мужчину увезла «скорая». Поставленный ему диагноз звучал так: «Колото-резаная рана брюшной полости справа». К счастью, не слишком опасная рана, и обидчик пострадавшего должен благодарить за это случай.

Между тем сотрудники УВД на Московском метрополитене стали по крупицам собирать свидетельские показания. Так к примерному портрету добавилась очень важная деталь. Свидетели отмечали, что подозреваемый носил необычную для его возраста прическу.

Сзади у него был «хвост» – собранные в пучок волосы. Это уже было кое-что.

– После задержания выяснилось, что подозреваемый первым делом срезал свой приметный «хвост», – говорит следователь Владислав Волнухин. – Он вообще здорово перепугался. Убегал с места происшествия по переходу, словно за ним неслись преследователи.

Он даже маршруты поездок на работу и с работы изменил, выбирал более длинный окольный путь. Видимо, очень опасался, что кто-то его опознает. Действительно, ЧП такого рода в метро большая редкость. За многие годы можно припомнить только несколько случаев, когда пассажиры выясняли отношения с помощью ножей или боевого оружия.

Но все это стало ясно позже. А в тот момент следствие и оперативные службы стояли перед серьезной проблемой: как вычислить среди почти девяти миллионов пассажиров метро того единственного с косичкой? Как его разыскать? Разумеется, личному составу милиции были сразу же розданы ориентировки, фотокомпозиционные портреты висели в каждой комнате милиции УВД на Московском метрополитене.

На станции «Комсомольская» наряды внимательно вглядывались в лица пассажиров, пытаясь разглядеть в потоке того самого «хвостатого».
Но он в поле зрения не попадал.

– Понятно, что увидеть в толпе подозреваемого очень сложно, – поясняет Владислав Сергеевич. – И надеяться, что он окажется в нужном месте в нужный час, бесполезно. Поэтому мы пошли по другому пути – более сложному, затратному, но способному принести желаемый результат. Началась работа, которую без преувеличения можно назвать адовой.

Сначала в столичном метрополитене были запрошены видеозаписи камер наблюдения всех станций и переходов, которые так или иначе могли бы зафиксировать передвижение подозреваемого. Учитывая, что момент прохождения объекта не был определен точно, сотрудникам милиции пришлось отсматривать сотни часов записей. В ГСУ мне дали возможность познакомиться с видеоматериалами. Оперативникам, которые проводили эту работу, не позавидуешь. От мелькания сотен людей на мониторе рябило в глазах, приходилось то и дело возвращать запись назад, чтобы не пропустить нужное лицо.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ УГОЛОВНОГО ДЕЛА:
«При проверке видеозаписей камер, расположенных в переходе со станции «Тургеневская» на станцию «Чистые пруды», был установлен неизвестный, у которого была длинная стрижка с косичкой, матерчатая сумка, которую он носил через плечо, и одежда, схожая по описаниям свидетелей с одеждой подозреваемого. На этой же видеозаписи был виден и потерпевший Дроздов».

Обратный отсчет

Любопытно, что сразу на нескольких DVD-дисках можно увидеть двух мужчин – потерпевшего и его обидчика. На мониторе они совершенно спокойно шагают, не обращая никакого внимания на окружающих. До конфликта они даже не знали о существовании друг друга.

Оперативники начали шаг за шагом отсчитывать действия подозреваемого: «Комсомольская», «Тургеневская», «Чистые пруды»…

ИЗ ПОКАЗАНИЙ СОТРУДНИКОВ УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА УВД НА МОСКОВСКОМ МЕТРОПОЛИТЕНЕ АЛЕКСЕЯ ДАНИЛИНА И КОНСТАНТИНА БАТУРИНА:
«Сделав вывод, что предполагаемый преступник мог зайти в метро на одной из станций Калужско-Рижской линии, мы стали просматривать записи камер, установленных на их входе. Во время просмотра был обнаружен похожий по приметам пассажир, проходивший в 17.17 через автоматизированный контрольнопропускной пункт (АКПП) «Академическая».

– Можно сказать, что сотрудникам розыска повезло, – считает следователь Владислав Волнухин. – Дело в том, что подозреваемый сделал многое, чтобы замести следы: срезал косичку, изменил маршрут поездок на работу… Но не догадался выкинуть старый проездной документ. Сыщикам удалось сопоставить время прохода разыскиваемого через валидатор с билетом, которым он пользовался. Это был кульминационный момент розыска.

Опустим некоторые детали розыска, которые позволили успешно завершить работу. Отметим лишь, что сыщикам пришлось перелопатить сотни документов, просмотреть тысячи номеров, прежде чем вся картина передвижения подозреваемого стала ясна.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ УГОЛОВНОГО ДЕЛА:
«Разыскиваемый в утреннее время следовал от станции «Комсомольская», где находятся вокзалы, а вечером следовал от станции метро «Академическая» в обратном направлении. После совершения преступления он поменял маршруты – начал ездить через станции «Бабушкинская» или «Медведково». Эти станции располагались вблизи платформ пригородных электричек Ярославского направления».

На эту утомительную и однообразную работу ушло десять дней.

Когда картина стала ясна, заместитель начальника отдела уголовного розыска УВД на Московском метрополитене Павел Грызлов направил сотрудников на станции, где мог появиться разыскиваемый. И 26 августа примерно в 8.15 сыщиками Алексеем Данилиным и Константином Батуриным похожий на подозреваемого пассажир был остановлен при проходе через валидаторы станции метро «Медведково».

Кружилина под предлогом простой проверки документов вежливо попросили пройти в комнату милиции. Там сыщики окончательно убедились в своей правоте. Затем доставили подозреваемого в Следственное управление при УВД на Московском метрополитене. Свою вину Кружилин отрицать не стал, сразу же дал признательные показания и написал чистосердечное признание. Как объяснял он следователю Владиславу Волнухину, Кружилин и сам не понимает, что на него нашло.

Под стражу задержанного брать не стали. До суда он находится на свободе с подпиской о невыезде.

Впрочем, скорее всего суд приговорит его к условному сроку наказания. И эта история станет для него тяжелым, но важным уроком. И, наверное, не только для него.

СПРАВКА

В метрополитенах и поездах пригородных электричек многих стран мира давно уже действуют службы, которые помогают бесперебойному движению в часы пик. Специальные группы физически крепких мужчин «впихивают» пассажиров в вагоны метро и электричек. Подобные бригады «толкачей» действуют в японском метро, в некоторых странах Юго-Восточной Азии, Латинской Америки. А недавно похожая служба появилась в киевском метрополитене.

На некоторых станциях дежурные по платформам, одетые в специальные ярко-оранжевые жилеты, заталкивающие пассажиров в вагоны. У них уже есть и специальное название – «трамбовщики».

КСТАТИ

Испытываемый пассажирами метро стресс и раздражение напрямую зависят от дальности поездки. Как показывают исследования американских экологических психологов Гэри Эванса из Корнельского университета и Ричарда Венера из Политехнического университета такие проблемы типичны для тех, кто регулярно пользуется метро и другим транспортом в часы пик. Работы ученых показали, что после продолжительной поездки у испытуемых заметно снижалась не только активность, но и возможности применения их интеллекта. После поездок многие из них не могли в полном объеме использовать свой интеллект.

Николай Модестов, Москва, ВМ

Читайте также: