На свободу с чистой совестью и со статусом безработного

В прошлом году были амнистированы около 17 тыс. заключенных. Освободившиеся, не успев вдохнуть воздух свободы, тут же пополнили ряды безработных. Работодатели как от огня шарахаются от зеков. Последние, не сумев найти себя в новой жизни, снова возвращаются на нары. В отличие от нас, американцы умеют считать деньги. В штате Калифорния, к примеру, средняя цифра затрат на содержание одного заключенного в течение года составляет около $23 тыс. при годовом бюджете $1 млрд. Поэтому расчетливые янки делают все для того, чтобы зеки вновь не возвращались в тюрьму на казенные харчи. Освободившийся проходит курс ресоциализации в каком-нибудь специальном центре, хотя, пожалуй, больший эффект имеет новая программа Международной тюремной миссии по перевоспитанию заключенных при помощи религии. Напечатать тот же Новый Завет или исповедь бывшего заключенного стоит меньше доллара: вовремя подсунь такую литературу оступившемуся уголовнику, потом дай ему работу и шанс начать новую жизнь — глядишь, миллион-другой сэкономлен.

Мы же экономить государственные деньги так и не научились. На содержание одного заключенного Украина тратит почти 2 тыс. грн. в год. А всего томятся в отечественных тюрьмах около 300 тыс. зеков. Выходит, что как минимум 600 млн. грн. наше государство тратит на уголовников.

Зачастую бывает, что заключенные делают несколько ходок в места не столь отдаленные. Оправдывать их никто не собирается, но справедливый расклад все же сделать стоит. Освободившемуся выдают 18 грн. на дорогу домой, проще говоря, государство выплачивает заключенному обыкновенные суточные. Денег этих, понятное дело, на дорогу не хватает, так что зачастую до родных мест бывшие зеки без криминала не доезжают. Особенно если оказывается, что и самого дома у них уже нет. Таких случаев уйма. Вышел человек с чистой совестью на свободу, а из собственной квартиры он уже давно выписан новым мужем жены. Хотя, согласно внесенным еще несколько лет назад изменениям к ст. 71 Жилищного кодекса, осужденные сохраняют за собой право на жилплощадь вплоть до выхода из колонии. Можно, конечно, сразу обратиться в суд, который де-юре обяжет местные власти предоставить освободившемуся зеку жилье. Но какой там суд, если у бывшего заключенного на руках только справка об освобождении и ни одного документа. Для начала нужно хотя бы паспорт получить — это 200 грн. как минимум.

Согласно Исправительному кодексу Украины (ст. 115, 116), все проблемы бывших заключенных должны решать исполкомы местных советов. Но, по имеющимся данным, эти инстанции еще никому не оказали конкретной помощи. А если и пытались, то все затягивалось на месяцы. Но голод не тетка, поэтому начинает мыкаться горемычный отступник в поисках работы. Конечно же, не без помощи правоохранительных органов. Освободившийся, как и положено, регистрируется, ему дают направление в центр занятости. И тут начинаются проблемы. Бывшие преступники обслуживаются в центре на общих основаниях: получают пособие по безработице, посещают бесплатные курсы по приобретению различных специальностей. Но при всех этих равных условиях работодатели всегда отдают предпочтение безработным гражданам без судимости. У нас ведь как считается: горбатого могила исправит. В Татарстане, например, эту проблему решили при помощи республиканского закона о квотах на рабочие места для людей, вернувшихся из мест лишения свободы. Максимальный размер выплат компенсации предприятиям — 14500 рублей за каждого трудоустроенного уголовника.

Хотя некоторые отечественные работодатели проявляют особый интерес к бывшим заключенным и без всяких квот: при огромном дефиците рабочей силы и низкой оплате неквалифицированного труда в промышленности, строительстве и жилищно-коммунальном хозяйстве появляется реальная возможность укомплектовать свои штаты за счет этого нетребовательного контингента. Особым спросом пользуются станочники, водители, грузчики, уборщики, фасовщики, мойщики, столяры, плотники и маляры. Хотя сами ранее судимые граждане не желают вкалывать за копейки, да и пособие по безработице их не спасает. А некоторые из бывших заключенных (особенно женщины) вообще стесняются обращаться за помощью в службу занятости, потому что попросту стыдятся выносить на всеобщее обсуждение свое криминальное прошлое. Дело ведь не только в материальных трудностях, но и в психологических.

Как свидетельствует мировой опыт, проблемы с адаптацией к новым условиям жизни испытывают в той или иной мере абсолютно все бывшие заключенные. «Сладкий воздух свободы» действует на них по-разному: приблизительно 45% людей после освобождения впадают в длительную депрессию и в итоге возвращаются за решетку, 15% пытаются свести счеты с жизнью. Во избежание всего этого в Украине уже в течение нескольких лет действует специальная программа социального сопровождения лиц, находящихся в местах заключения или освободившихся из них. Более того, в настоящее время у нас в стране работают 15 реабилитационных центров для бывших заключенных. В каждом из них проживают до 30 бывших зеков.

У нас в Крыму такой центр социально-психологической адаптации и ресоциализации людей, вышедших из мест лишения свободы, открылся несколько месяцев назад в Симферополе (тел. 57-57-66, с 12 до 14 ч.). Эта общественная организация, созданная несколькими волонтерами, помогает бывшим заключенным начать новую жизнь. Здесь проводит бесплатные консультации психолог, освободившимся помогают восстановить документы, решают юридические проблемы, подыскивают работу, кормят. Одним словом, пытаются сделать все, чтобы оступившийся человек снова не угодил в тюрьму. Но, к сожалению, одних волонтерских стараний мало, как говорит руководитель проекта Елена Филипьева, нужна крепкая финансовая поддержка. А давать деньги на спасение пусть бывших, но преступников никто не спешит. Наверное, не видят в этом смысла и положительного результата. И зря. Та же американская программа реабилитации заключенных при помощи религии, введенная не так давно в Украине, изменила жизнь тысяч заключенных. Христиане Америки прислали нашим зекам всего лишь свои книги, переведенные на русский язык. Уже через год количество верующих заключенных увеличилось до 26 тыс., и нарушений режима среди них уже не было. В итоге многие заключенные христиане были переведены на более легкий режим содержания или досрочно освобождены.

ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

Читайте также: