Майор изменил своим органам

Сотрудник угрозыска уволился из милиции, потому что стал женщиной. Эта история об одном милиционере — бывшем сотруднике уголовного розыска майоре Александре Селянинове. Написать рапорт об увольнении его вынудили необычные обстоятельства. В начале 90-х годов Селянинов поменял пол и стал знойной женщиной Александрой Ивановной. А “таким” в органах правопорядка не место!

Накануне Дня милиции мы навестили бывшего сотрудника правоохранительных органов и выяснили, как сегодня живется Александре Селяниновой, и кем сегодня мечтает стать майор.

Трудно поверить, что начинающий политик Александра Селянинова и майор милиции Александр Селянинов — один и тот же человек.

Трудно поверить, что начинающий политик Александра Селянинова и майор милиции Александр Селянинов — один и тот же человек.

10 ноября Россия отметла День милиции. Вот и жительница Пермского края Александра Селянинова 16 лет отдала органам. И заслужила право считаться непосредственным участником этого широкомасштабного события. И хоть много воды утекло с тех пор, но завтра она тоже сядет за праздничный стол и, как в прежние времена, опрокинет рюмку-другую за нашу доблестную милицию. Пусть даже все ее подвиги на этом поприще уже в далеком прошлом…

Дело в том, что в начале 90-х годов Александра Селянинова сама приняла решение уволиться из органов. Хотя на тот момент ей светило очередное повышение в звании. Причина добровольного ухода Селяниновой шокировала коллег…

Ведь это сейчас Александра Селянинова — роскошная женщина бальзаковского возраста. А коллеги по работе в уголовном розыске помнят ее еще сбитым розовощеким майором Александром Ивановичем.

Трудно поверить, что начинающий политик Александра Селянинова и майор милиции Александр Селянинов — один и тот же человек.

“Я прошла армию! Это был сущий ад! Но я сильная женщина, выдержала!”

Окраина Березников. Трехэтажный барак. Здесь, в крошечной “двушке”, живет Селянинова.

Сиреневый халат, из-под которого выбивается ночная сорочка. Уложенные волосы. Яркий макияж — сделанный не на скорую руку. В таком виде встретила меня Александра Ивановна.

Селянинова — женщина видная. Весом под 100 кг, да и ростом удалась. Но такие объемы не смущают Александру Ивановну — хорошего человека должно быть много. Это раньше она комплексовала, когда выглядела как пацан неоперившийся. А теперь всем довольна.

— Ну гляньте, на кого я была похоже 20 лет назад, срам-то какой, — подхихикивает собеседница и выкладывает пачку фотокарточек.

Раньше Александра Ивановна и впрямь была далека от эталона женской красоты. Еле заметное пивное пузо. Залысина. Глаза-щелочки. Штаны спортивные. И кто на такую позарится?

А как натянула Селянинова юбку, сразу преобразилась. И глаза благодаря косметике заиграли, брови домиком подпрыгнули, белокурый парик прикрыл лысину. От былой невзрачности не осталось и следа.

Правда, с мужчинами у Селяниновой отношения не складываются. Да разве это беда? Махнула рукой Александра Ивановна на семейное счастье и рванула в политику. Вот уже третий раз пытается выдвигать свою кандидатуру на мэрских выборах. А там, глядишь, не за горами и президентские. О своих же милицейских подвигах Александра Ивановна теперь вспоминает с иронией.

— Я родом из Березников, вот в этой крошечной “двушке” проживаю 50 лет. Мне уже 58 стукнуло. Разве дашь столько? — начала беседу женщина. — Я почувствовала, что со мной что-то неладное творится, когда в школе училась. А ведь 40 лет назад люди понятия не имели, что такое транссексуализм… Я всегда дружила с девчонками, мальчишеские игры мне казались неинтересными.

Однако, когда закончила школу, мужское начало взяло верх.

— Решила я поступить в военное училище, — продолжает собеседница. — К технике меня не тянуло, упаси господь! Я мечтала о военно-политической карьере. Хотела в авиационное училище отправиться. Не моторы, не техника увлекали меня, а сам процесс полета нравился.

Пока Александра грезила об авиации, пришла пора отправляться в армию.

— Попала в Чехословакию. Сначала была в радиоразведке, изучала азбуку Морзе, военные коды, училась делать радиоперехваты и пеленговать источники радиоволн. Армия мне тяжко далась! Я чувствовала себя не в своей тарелке. И окружающие воспринимали меня как человека не от мира сего. Но что происходило в моей душе, я скрывала от всех. Чтобы быть подальше от своих сослуживцев, я начала стихи писать. А через полгода меня перевели в гвардейский мотострелковый полк! Вот это был настоящий ужас! Представляете, каждый день бегать с автоматом! Как вспомню, так вздрогну. Солдаты, считавшие себя настоящими мужчинами, порой не выдерживали такой нагрузки. Одни пытались повеситься, другие сбегали через границу в Австрию, третьи стреляли в себя. А я вынесла все тяготы службы до конца. Недаром про нас, женщин, говорят: “Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет”!

После армии Селянинова вновь решилась освоить мужскую профессию. Поступила в ПТУ на машиниста комбайна. Но задержалась на этом поприще недолго…

“Приходилось ловить маньяка в женском платье”

Дружбу с милицией Александра Селянинова завела еще со школьной скамьи.

— В 14 лет я организовала в школе комсомольский отряд непримиримых, что-то типа оперативного отряда помощников милиции. С хулиганами боролась, курящих старшеклассников по этажам гоняла… — вспоминает женщина. — А после армии взялась сама наводить общественный порядок на улицах города. Вот тогда и заприметили меня сотрудники правоохранительных органов. И вскоре пригласили на работу. Я закончила курсы младших инспекторов уголовного розыска, освоила приемы самообороны и рукопашного боя. В результате приняли меня в милицию на должность младшего инспектора по борьбе с карманными кражами. Ловила щипачей в магазинах, автобусах. А первое мое серьезное дело было связано с серийным насильником, который нападал на одиноких женщин. Оперативники решили устроить “ловлю на живца”. Приманкой вызвалась стать я. Каждый вечер переодевалась в женскую одежду и отправлялась на “охоту”. Знаете, женская роль мне так понравилась! Я была счастлива, примеряя дамские наряды!

После нескольких лет работы милиционером Селянинов пошел на повышение — из младших инспекторов его перевели в участковые. И направили в глухой поселок Русиново.

— Я была начальником участкового пункта милиции в колонии-поселении. Помню, в 80-х годах началась антиалкогольная кампания. И меня бросили на борьбу с самогоноварением. Я тогда честно выступила на собрании: “Кто всю эту кашу заварил, тот пускай и борется”. В общем, всегда шла против власти…

Несмотря на буйный нрав, через 10 лет службы в милиции Селянинову вручили медаль “За безупречную службу по охране порядка”.

— Я ведь в таком болоте жила, скучно мне было с одними только зэками работать. Тогда я решила организовать радиогазету и преподавать местным ребятам рукопашный бой. Почти все мои пацаны потом в десантные войска попали.

Но чем бы ни занимал себя Александр, мысль стать женщиной его не покидала.

— В 80-х годах я уже полностью изучила проблему транссексуализма и в конце концов решилась на операцию. Оставаться дальше мужиком для меня было невыносимо!

Западные журналы снимали в столичных клиниках первых советских транссексуалов. Александра Селянинова (в центре).

Западные журналы снимали в столичных клиниках первых советских транссексуалов. Александра Селянинова (в центре).

* * *

— В 90-м году я отправилась в Москву. Договорилась с врачами об операции, — продолжает Селянинова. — Вернулась в поселок и честно призналась коллегам, что собираюсь менять пол! Конечно, милиционеры и мои подопечные зэки были в шоке от услышанного. Но я сумела им объяснить, что транссексуализм — это не моя прихоть, а серьезное заболевание. И, представляете, меня поняли. Никто не осудил!

Сначала Александра Селянинова осматривали ведущие психиатры Перми. Для них подобное явление стало новшеством. Никаких выводов пермские врачи не сделали и отправили Селянинова в столицу. Там бывшему милиционеру пришлось пройти обследование. И когда психиатры вынесли диагноз — ядерный транссексуализм, Селянинов лег под нож хирурга.

— Я была подопытным кроликом для советских врачей. До меня подобных операций в России практически не делали, — добавляет Александра Ивановна. — Все проходило очень тяжело. Четыре раза пришлось ложиться на операционный стол. В итоге Черемушкинский ЗАГС выписал мне справку о том, что необходимо сменить все документы. В Березниках мне переписали свидетельство о рождении, выдали новый паспорт. Так я стала настоящей женщиной.

Все бы хорошо, только из органов Александре Селяниновой пришлось уволиться.

— Я не стала мешкать, сразу подала рапорт об увольнении по собственному желанию. Хотя раньше из милиции увольняли только по дискредитации. А за мной ничего подобного не водилось. Но руководство перестраховалось и пошло мне навстречу с великой радостью. Так что в новом образе мне не пришлось заступать на службу и бороться с преступниками.

— Как восприняли ваше преображение коллеги по службе?

— Со стороны женщин я встретила понимание. А мужчины отнеслись негативно: что ты за мужик, если изменил своему полу! Укоряли меня, что я задела мужское самолюбие России.

“После нескольких лет работы меня назначили начальником участкового пункта милиции в колонии-поселении”.

“После нескольких лет работы меня назначили начальником участкового пункта милиции в колонии-поселении”.

“Я намерена бороться за кресло мэра”

— С годами люди в Березниках привыкли к вашей внешности?

— Меня мама нет-нет да и назовет Саньком. Ой, кошмар был, когда я предстала перед родителями в женском обличье. Для них это было горе! Отец на первых порах все повторял: “У меня вся подушка от слез мокрая”. Он умер два года назад. Сейчас мама перенесла инсульт, у нее открылась язва. И представьте, если бы я оставалась мужиком, да разве же я бы стала с ней нянчиться?

— Александра Ивановна, вы такая яркая дама. Наверняка от женихов отбоя нет?

— Одно время я работала в Москве — организовала там кооператив. В столице за мной ухаживал один чех. Но до свадьбы дело не дошло. Потом познакомилась с выходцем из Афганистана. Но семьи тоже не сложилось. А здесь, в Березниках, какие могут быть мужчины? Если бы я свою проблему решила в 18 лет, то моя судьба совсем иначе бы сложилась. Но я знаю многих транссексуалов, которые после смены пола становились проститутками, некоторых уже нет в живых. Это не мой путь. Если не сложилась личная жизнь, значит, я буду заниматься общественной. Недавно организовала в Березниках партию “Народная защита”. Теперь помогаю людям бороться с произволом чиновников, прокуратурой, милицией, судьями. Занимаюсь чисто юридическими вопросами. Видели бы вы, как вытягиваются лица у сотрудников нашей администрации, когда я прихожу в их кабинеты! Меня здесь боятся и уважают!

— Вы уже не раз баллотировались в мэры города?

— Два раза. Собирала нужное количество подписей, но из-за бюрократической системы не смогла пройти до конца. На ближайшие выборы снова пойду. Честно говоря, я и на президентские выборы рискнула бы выдвинуть свою кандидатуру. Вот программу пишу… Я ведь всегда была в центре политических событий. В начале 90-х меня избрали президентом ассоциации транссексуалов. В 93-м году я выступала в Москве на баррикадах, демократию защищала. Я ведь и с Листьевым встречалась, с Боровиком общалась, с Ходорковским. У меня даже был номер домашнего телефона Ельцина.

— Как здоровья-то на все хватает? Ведь вам нужно постоянно принимать гормоны?

— Ничего я уже не принимаю. Это раньше мне операции бесплатно делали, а сейчас за все нужно платить. А где в этой глуши взять денег? Я же хотела сделать операцию на голосовые связки. Когда выступаю перед людьми, народ немного шокирует мой грубый голос. Еще волосы мечтаю нарастить. Но на все нужны немалые деньги.

— А какие-то мужские привычки у вас остались — ударить человека можете?

— Если кто-то мне попытается нанести удар, я, конечно, отвечу. И обидчик отлетит сразу. Это любая нормальная женщина может сделать, которая имеет чувство собственного достоинства. К тому же у меня неплохая практика была — я ведь занималась самбо, рукопашным боем.

— Выпить наравне с мужиками можете?

— Почему нет? Еще как могу! Пью напитки любой крепости. Но не злоупотребляю этим делом. Только в хорошей компании и под богатую закуску. Ну и когда повод есть. Вот, например, свой профессиональный праздник, День милиции, отмечу по полной программе.

Автор: Ирина Боброва, Березники — Москва, МК

Читайте также: