Министр МВД пригрел на груди «помаранчевого» полковника, награжденного Ю.Луценко

Министр Могилев приглашал на работу в МВД Константина Стогния, «который будет нейтрально подсказывать разумные вещи». Могилев жестоко ошибся – этому «умнику» в ранге советника министра вообще вредно открывать рот: что ни слово – то глупость. В «дельных» советах «телеполковника» Стогния разочаровался даже недалекий Луценко. За что расплачивается до сих пор. Но вернемся к «советнику» и его перлам.

Украинские граждане с интересом наблюдают за развитием скандала с мордобоем, участниками которого стал экс-министр внутренних дел Юрий Луценко, народный депутат Украины Грымчак и помощник министра внутренних дел, «телезвезда» «второго эшелона» Костя Стогний.

Учитывая общественный резонанс ЧП, его подробности и подлинную биографию «настоящего полковника» мы рассказали в публикации «Теле-полковник Костя Стогний: «мото-маневренный десантно-штурмовий морпех».

Не будем скрывать: личность именно этого фигуранта грязной истории с мордобоем вызывает у коллектива «УК» особое неприятие. Причину этого неприятия, пожалуй, точнее всего сформлировал наш читатель Сергей Скоропад в своем письме в «УК»: «Мудаки все трое. Но если Луценко — просто дурак, хоть и деятельный, то Стогний — просто подлец по-жизни».

И, очевидно, человек, который не привык отвечать за сделанное и сказанное. Иначе б не молол чепуху, цитирумую ниже. Наш же «разбор полетов» устного творчества К.Стогния преследует одну цель: продемонстрировать читателям (и коллегам «полковника») истинные умственные способности этого советника министра внутренних дел.

Итак, цитата:

«Я готов уйти из МВД, но только не сейчас»

— Как на эту ситуацию отреагировал Могилев?

— Когда я доложил Министру, он отнесся к ней, мягко говоря, напряженно. Он меня приглашал на работу как человека, который будет нейтрально подсказывать разумные вещи. Он мне сказал: «Слушай, ну ты как участник политического процесса. Не надо поддаваться на провокации. В душе — понимаю, но в целом это нехорошо». На тот момент он не знал, как там было на самом деле. Поэтому он сказал мне, чтобы я в выходные определился, как быть дальше, а в понедельник меня отстранят от занимаемой должности на время расследования.

В понедельник с утра я пришел в МВД. Министр меня вызвал и сказал, что в выходные была служебная проверка, она не закончена, но по предварительным материалам, из показаний видео и очевидцев, Министр предположил, что моей вины в этой истории нет. Поэтому он не увидел аргументов для того, чтобы меня отстранять от должности. Было решено провести проверку до конца, установить, как все было, потому что есть разные мнения. «Так что трудись, и по окончанию расследования будем думать, какова твоя вина», — сказал он. В свою очередь, я сообщил Министру, что готов написать рапорт об отставке.

— А как Вы сами чувствуете, после этого конфликта все-таки хочется остаться в МВД или уволиться?

— Я думал заниматься журналистикой, потому что мне это ближе и у меня есть обязательства по производству документальных фильмов и других многих вещей. Приглашают на разные телеканалы — украинские и зарубежные. Есть планы. И я думал, что через какой-то период, когда все встанет на свои места, когда я пойму, что уже можно спокойно заниматься своим делом, я из МВД уйду. Но после этого инцидента, я понимаю, что эти люди, которые все это организовали, обманывают общество.

Я думаю, что они просто не хотят, чтоб в милиции были люди, которым доверяют и которые нравятся людям. Им не нужны такие люди. Они любыми способами добиваются, чтобы я ушел из МВД. Но делать им такие подарки я не стану. Тем более, пока не завершена проверка, это было бы проявлением малодушия«.

— Что-то в вашей жизни изменилось из-за этого конфликта?

— Нет, абсолютно, потому что это не что-то мгновенное. Я же работал в первый приход Луценко. Я думал, что у него хорошие идеи о реформировании милиции, о том, чтобы она стала лучше. И я ему помогал. И он награждал меня многими наградами, кстати. Но потом я увидел, что в кабинете эти люди не такие, как на Майдане в 2004 году. Я увидел, что они обманывают и мстят. Мне не хочется верить, что в этом их суть. (ЛIГАБiзнесIнформl)

Итак, из сказанного «теле-полковником» К.Стогнием следует, что — буквально! — «Министр предположил, что моей вины в этой истории нет.» И тут же цитата «из того же» министра: «…по окончанию расследования будем думать, какова твоя вина». Со слов К.Стогния выходит, что министр Могилев противоречит сам себе (а это, согласитесь, плохо для государственного деятеля такого ранга).

Или разговор с министром, который, судя по всему, инициировал серезную проверку обстоятельств инцидента, К.Стогний перекручивает в свою пользу, давая понять общественности (и проверяющим — «УК»), что министр внутренних дел — всецело на его, Стогния — стороне, морально его поддерживает («чего стоит фраза, якобы сказанная министром Могилевым — «В душе — понимаю…»). И, более того, зараннее не видит никаких нарушений закона со стороны своего советника (а служебную проверку затеяли сугубо для общественности?).

Даже если это и так, то, может, найдется в Министерстве внутренних дел хоть один человек, который объяснит г-ну Могилеву, что пересказывая в публичном интервью ЛИЧНУЮ ОЦЕНКУ СКАНДАЛА со стороны самого министра, недалекий Костя «мажет» в инициированный им скандал и министра тоже?

Оцените пикантность ситуации: дослужился мудозвон до полковника и советника министра, а язык за зубами держать не научился? Такие «советники» министру только «могилу роют»…

Но и это не все. Из приведенного монолога К.Стогния прямо следует, что «теле-полковник» вполне разделял «ценности и идеалы Майдана»; отличился на службе у вчерашнего «полевого командира Майдана», министра внутренних дел Юрия Луценко и даже — неоднократно! — был им представлен к наградам. И был очень расстроен «полковник», когда «увидел, что в кабинете эти люди не такие, как на Майдане в 2004 году. Я увидел, что они обманывают и мстят» (эдакая провинциальная барышня, спутавшая маникюр с педикюром! — «УК»).

маникюр

Кстати, интересно было бы узнать: за какие такие «информационные войны» под эгидой МВД периода пребывания на посту министра Луценко, санкционированные и разработанные под руководством К.Стогния, последний представлялся к наградам?

Может, за пиар-кампанию по освещению героической роли МВД в «прессовании» семейства Засух? Или грамотное медиа-сопровождение «атаки» МВД на поместье Ахметова? Или «окошмаривание» брошенного в СИЗО Колесникова? И уж точно — не за смелое, бескомпромисное журналистское расследование злодеяний «банды Немсадзе».

Ответ на этот вопрос знают двое: экс-министр Луценко и сам «теле-полковник» Стогний. Но оба — промолчат. И все журналисты «в теме» знают — почему.

Знают — и смеются. С Кости и его доверчивых работодателей.

«УК»

Читайте также: