Дети, оставленные позади

Сегодня украинская мать едет работать в Италию, чтобы заработать на учебу своих детей, но эти деньги часто финансируют не систему образования, а коррупцию в ней. Социальное сиротство есть и в других странах Европы, но украинская специфика — в его количественном измерении.

«ГРУСТНО»

Children Left-Behind (Дети, оставленные позади) — это название пилотного проекта Международной организации по миграции (МОМ) по изучению проблематики транснациональных семей украинских трудовых мигрантов. Феномен миграции испокон веков сопровождал жизнедеятельность человека и общественные процессы.

Следовательно, существуют универсальные измерение и определенные схемы миграции, которые срабатывают везде и всегда. Однако современные миграционные феномены в условиях глобализации несут в себе качественно новые черты и проблемы, определением и исследованием которых и занимается Международная организация по миграции. С точки зрения ее специалистов, самой значительной на сегодня украинской проблематикой стали так называемые транснациональные семьи, в которых дети и их родители-трудовые мигранты вынуждены проживать в разных странах.

Примечательно, что сам термин «национальные семьи» употребляется преимущественно в западной социологии, тогда как в странах происхождения этот феномен семантически связан с категорией сиротства: «социальные сироты» в Украине, «евросироты» в Польше и Румынии. Специфика украинского феномена заключается в его количественном измерении. В проекте Children Left-Behind приводятся данные Министерства семьи, молодежи и спорта за 2008-й о 200 тысячах несовершеннолетних, которые проживают без родителей в результате их временного трудоустройства за границей.

В то же время, документ подчеркивает, что в Украине пока не существует общенациональной базы данных об этой категории. При этом, принимаются во внимание данные Евростата за 2009 год, согласно с которыми Украина продолжает занимать первое место в Европе по количеству эмигрантов. Предметом исследования для специалистов МОМ стала украинская иммиграция в Италии — основного реципиента украинских мигрантов среди стран Евросоюза.

По официальным данным итальянских источников, на территории Италии легально проживает 174 129 украинских граждан, которые образуют пятую по численности иностранную общину в стране (Immigrazione: Dossier Statistico 2010, Edizioni IDOS, Roma 2010, с. 13). Впрочем, официальная статистика не дает представления о реальном числе украинцев, значительная часть которых находится в Италии нелегально. Да, украинские эксперты приводят цифры от 400 до 600 тысяч (На перепутье. Аналитические материалы комплексного исследования процессов украинской трудовой миграции (под редакцией И. Маркова), Львов, 2009 с. 31).

Расхождения между официальными и экспертными данными, в известной степени, можно объяснить характером трудовой деятельности украинцев в Италии — обслуживание частных помещений и уход за людьми преклонного возраста. Итальянские специалисты ведут речь о настоящей этнизации этой трудовой ниши за счет значительного присутствия в ней украинцев. В то же время, по данным Итальянского центра изучения проблем социальной сферы (CENSIS), 77% иностранцев, задействованных в домашнем секторе, находятся и работают в Италии нелегально.

Специфика трудовой деятельности определяет также структурную особенность украинской иммиграции в Италии. На 79,4% она состоит из женщин (Immigrazione: Dossier Statistico 2010, Edizioni IDOS, Roma 2010, с. 125), и это наивысший показатель среди иностранных общин. Средний возраст украинок в Италии — превышает 40 лет. Как правило, эти женщины имеют детей, которых преимущественно оставляют в Украине. Так возникают транснациональные семьи и проблема детей, «оставленных позади».

Проект МОМ «Дети, оставленные позади», профинансированный Министерством иностранных дел Италии, осуществлялся в течение 2009—2010 годов на базе нескольких средних школ городка Теребовля Тернопольской области и сел Верхние и Нижние Петровцы Черновицкой области (эти две области характеризуются наибольшими в Украине показателями эмиграции).

В итоге, МОМ опубликовал результаты своего исследования под названием «Укрепление потенциала органов местной власти в Украине относительно улучшения миграционной и социально-образовательной политики в интересах детей, женщин и местных общин». Исследование состоит из четырех частей — «Миграция и развитие между Италией и Украиной: путь к децентрализованному сотрудничеству», «Истории жизни украинских женщин в Италии», «Транснациональные семьи: педагогическое пособие», и «Заключительный Отчет».

МАТЕРИНСТВО НА РАССТОЯНИИ

Из материалов и свидетельств, собранных исследователями МОМ, вырисовывается определенная типология украинской женской трудовой миграции. В Украине эти женщины не просто должны были выполнять функции главы семьи, но и были поставлены в условия выбора достаточно радикальных способов ее реализации (речь идет не только о разведенных женщинах, хотя эта категория достаточно широко присутствует среди мигрантов из Украины): «Сколько бы я ни работала, это не приносило никаких результатов. Я понимала, что ничего не могу изменить и потому начала искать какой-то другой выход, а не просто дополнительную работу» (Татьяна).

Показательно, что основным заданием своего миграционного проекта украинские женщины видят не просто материальное обеспечение своей семьи, в первую очередь детей, но и достижение качественного уровня жизни. Среди путей его реализации на первом месте — инвестиции в образование детей —среднее специальное и высшее. Эмоциональный фон, который сопровождает миграционный проект украинок, — это страх за своих оставленных детей и чувство вины перед ними.

Для воссоединения с детьми, по мнению женщин, недостает, в первую очередь, субъективных предпосылок, в частности, удовлетворительного социального статуса в стране нового пребывания: «В Италии я работаю не по специальности, а она все-таки дочь врачей, воспитывалась в определенной среде, ходит в хорошую школу, имеет своих друзей». (Оксана).

Но основная проблема, как отмечено в исследовании МОМ, предопределена отсутствием у украинок четко определенного миграционного проекта, начиная с его временных границ: изначально трудовая миграция планируется как временная, но по ряду причин она затягивается: немало женщин находится в Италии по десять лет и больше. Как следствие, углубляется психологическое отчуждение детей, выросших без матерей: «Зарабатывая немного больше денег, мы теряем детей, потому нужно подумать, что важнее» (Ольга).

Очевидно, что решение эмигрировать следует принимать не эмоционально-стихийно на манер «вон, сколько женщин из нашего села уехало; чем я хуже», «хочу сделать что-то для детей», а рационально- взвешенно, адекватно учитывая реальные семейные потребности и планы. В случае, когда в семье есть дети подросткового возраста, специалисты МОМ призывают родителей (собственно, матерей) советоваться с ними, прежде чем принять окончательное решение об эмиграции за границу. Необходимость такого решения должна быть осознанной с обеих сторон.

ДЕЦЕНТРАЛИЗУЮЩЕЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

Человек эмигрирует из своей семьи, со своего места обитания, из своей страны. Если миграционные процессы непосредственно связаны с социально-экономическим и политическим положением в стране происхождения, то массовость эмиграции из Украины свидетельствует о структурных проблемах в стране, без решения которых переломить ситуацию невозможно.

Из анализа МОМ понятно, что пока в стране не будут осуществлены комплексные структурные реформы и экономическая модернизация, до тех пор будет длиться безработица, будут сохраняться низкие социальные стандарты и уровень жизни и, в результате — миграция из страны в поисках лучшего экономического положения и оплаты труда.

Сегодня украинская мать едет работать в Италию, чтобы заработать на учебу своих детей, но эти деньги часто финансируют не систему образования, а коррупцию в ней. К тому же завтра эти сын или дочь с университетским дипломом могут так же остаться безработными, и тогда усилия и самопожертвование матери-мигрантки окажутся совершенно напрасными. Документ МОМ отмечает важность межгосударственного сотрудничества между Украиной и Италией, в частности, относительно подписания двустороннего соглашения о социальном обеспечении. В то же время, особенное значение имеет децентрализованное сотрудничество.

По данным Центрального Института Статистики Италии (ISTAT), 69,2% украинцев сосредоточены в пяти областях страны: Кампанья (столица Неаполь), где украинцы занимают первое место среди иностранных общин; Лацио (столица Рим); Эмилия Романья (столица Болонья); Венето (столица Венеция). Некоторые из областных администраций инициировали проекты регионального сотрудничества с Украиной.

В области Эмилия Романья принята региональная программа «Документ долголетней стратегии сотрудничества с Украиной 2007-2013»; в ее рамках открыто Рабочий стол взаимодействия, который координирует деятельность разных субъектов (местные администрации, неправительственные организации, предприниматели и тому подобное), заинтересованных в сотрудничестве с Украиной. Область Венето с 2006 года осуществляет проект «Развитие социального сотрудничества и сотрудничество в сфере услуг для привлечения молодежи из неблагополучных семей в Украине».

Другой проект области Венето имеет скорее экономическую направленность: «Организация сети зоотехнических предприятий по медицинской сертификации животных и продуктов животного происхождения». Проект действует с 2005 года по инициативе группы предпринимателей из итальянского города Падуя, заинтересованных в импорте свинины из Украины. Невзирая на локальный характер (на базе нескольких свиноферм Киевской области), проект существенно посодействовал общей гармонизации украинского законодательства в сфере экспорта пищевых продуктов и приближению его к нормам Евросоюза.

Особенного внимания заслуживает деятельность банковского фонда Unidea, недавно созданного на базе банка Unicredit. Пока это единственная в Италии институция, которая осуществляет проекты, непосредственно связанные с украинской миграцией. На сегодня есть два пилотнных проекта Unidea.

В рамках первого проекта (при участии миланской неправительственной организации Soleterre) «Поддержка транснационального отцовства и социально-экономической реинтеграции мигрантов, которые возвращаются на родину» работают два консультационных кабинета в Милане и Львове; среди их услуг — предоставление информации относительно трудоустройства, юридическая консультация, социальная и психологическая поддержка мигрантов и их семей.

Другой проект «Платформа для развития социальных предприятий в странах Восточной Европы» направлен на профессиональную подготовку и трудоустройство за рубежом медсестер и сиделок (за людьми пожилого возраста) из Польши и Украины. Все эти проекты содержат в себе идею так называемого со-развития, положенную в основу новейшей концепции Евросоюза в области миграционной политики: миграция может и должна способствовать экономическому и социальному развитию обеих стран — той, из которой мигранты происходят, и той, в которой они работают.

ВОСПИТАНИЕ САМОРЕФЛЕКСИИ И ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Центральной в проекте МОМ выступает проблематика украинской школы и ее новые функции в контексте социального феномена «детей без родителей». Методика, разработанная специалистами отдела психосоциальной и культурной интеграции МОМ (с учетом рекомендаций слушателей Института последипломного педагогического образования Киевского университета им. Бориса Гринченко), направлена, прежде всего, на предотвращение социального отчуждения детей трудовых мигрантов. На заказ отечественного Министерства образования и науки осуществлено украинское издание «Транснациональные семьи: педагогическое пособие» с целью распространения среди преподавателей средних школ и для организации педагогической деятельности с детьми трудовых мигрантов. В «Педагогическом пособии» четко размежевана методика работы с детьми в зависимости от их возраста — от младших классов до подросткового и старшего возраста.

Разные методики подчинены одному заданию — развить у этих детей способность к рефлексии и саморефлексии, дать им действенные инструменты для постижения окружающей действительности и осознания в ней самих себя, собственной идентичности и роли. Психологическая работа с детьми должна осуществляться посредством «творческих» упражнений, прежде всего, через языковое самовыражение: например, детям предлагается развить ассоциативный ряд «миграция — это…», «дети мигрантов — это…»; представить себя в чужой стране с другим языком, культурой, обычаями; поместить в новый контекст свою собственную историю — кто я? какое мое место в мире? какие мои ценности? что я могу поведать другим людям? Из слова постепенно должен появиться рассказ, который выступает механизмом осмысления личного опыта и опыта других людей.

Эта методика поражает тем, что ее не просто можно, но и нужно применять не только к детям, но и к взрослым украинцам. Ведь многочисленные проблемы в нашем обществе часто случаются от нехватки рефлексии и саморефлексии: люди неадекватно воспринимают действительность, потому что не осознают самих себя и того, что с ними происходит. В то же время, отсутствие эмпатии (термин, которым пронизана вся методика «Педагогического пособия») — собственно, неспособность чувствовать психологическое состояние другого — часто приглушает чувство ответственности за собственные поступки, без которого взлелеянная в мечтах свобода рискует превратиться в нашем обществе в произвол… Поэтому стоит всем украинцам (а не лишь мигрантам и их детям) вместе задуматься над вопросами-психологическими упражнениями из «Педагогического пособия» МОМ:

  1. Что вызывает миграцию, каковы ее цель и последствия?
  2. Почему в Украине часто мигрирует женщина?
  3. Как это отражается на украинских семьях? На украинском обществе?
  4. Куда едут украинцы? Какие возможности трудоустройства находят в новой стране местопребывания?
  5. Какие формальные и действительные права женщин в Украине и мире?
  6. Как воспринимается женщина-мигрантка в украинском обществе? Как воспринимают ее в стране нового обитания?

Искренние и осознанные ответы на пока еще достаточно риторические в общеукраинском контексте вопросы, возможно, способны пробудить индивидуальную и коллективную ответственность за проблему социального сиротства в Украине и сделать так, чтобы Children Left-Behind, дети, оставленные позади, не остались такими навсегда.

Д-р Елена Пономарева, Римский университет La Sapienza; ДЕНЬ

Читайте также: