Наемные «убийцы»

Как заказать убийство? Очень просто – обратиться за помощью в милицию. И это – не ошибка, не абсурд, а реальная история из жизни каховчан.

В Новой Каховке под председательством судьи Юлии Ведяшкиной в присутствии присяжных заседателей и трех адвокатов проходит судебный процесс над жителями Таврийска – Ниной и Михаилом. Сожителей обвиняют в том, что они заказали убийство Александра, жителя Старой Каховки. Причем Нина с Александром – родные сестра и брат.

Конфликт назревал давно

Говорят, старший брат частенько «гонял» и сестричку, и мать. Жили они в Старой Каховке. Лет восемь назад Нина познакомилась с одиноким Михаилом из Таврийска, и после очередного домашнего скандала попросилась к нему пожить. Переехала сначала с сыном Русланом, а потом забрала туда и мать. Брат продолжал дебоширить, попал в колонию. Сестра слала ему письма, посылки. Присматривала за опустевшим родительским домом, сажала огород.

Весной позапрошлого года Александр освободился, приехал в гости к сестре с матерью и первые недели тоже жил у Михаила в Таврийске, а потом переехал в пустовавший родительский дом. Летом мама умерла. Михаил предложил сестре продать тот дом, а деньги поделить пополам. Нина не соглашалась на такую дележку: у нее – сын, ей положена большая часть наследства. Да и мама оставила завещание, где Нине с внуком отписала 7/8 дома, а сыну, получается, доставалась всего 1/8. Начались конфликты. Бывало, Александр на сестру и руку поднимал.

Михаил старался не вмешиваться: родственники, вот и разбирайтесь. Но как-то был дома после смены, а Нина прибегает растрепанная, в слезах, с криками.

Оказалось, на улице, недалеко от их дома, Александр ее встретил и снова побил. Тут уж Михаил не выдержал: чего жалуешься, обращайся в милицию.

Решим вопрос «по-другому»

У знакомой Нины сын работает в Каховском РОВД каким-то начальником. Позвонили ей, объяснили ситуацию, – рассказывает Михаил. Знакомая переговорила с сыном, перезванивает: садитесь в машину и езжайте сразу в Каховскую милицию, там вас ждут. Приехали, Нина в кабинет зашла, а я в коридоре остался, – продолжает Михаил. – Но дверь открытая, все слышно. Там сын подруги сидел и какой-то Рома. И разговаривают.

Жалуются, мол, тоже намучились с ее братом, тяжелый он человек. Ну, напишет она заявление, ну, проведут они с ним очередную профилактическую беседу. Может, даже на 15 суток посадят. А толку? Первый раз, что ли? Но зато у них есть «люди», переговорят с братцем так, что того от имени сестры тошнить будет. Но надо им заплатить. Если согласна, то дня через три встречу организуют, конкретно договорятся. И «заяву» писать не надо – удобнее без бумажки вопрос решить. Тем более, что друг друга ведь знают…

«Связной» Рома

Недели три Нина время от времени встречалась с Романом (тем, что сидел в кабинете у начальника розыска). Роман свел ее с «нужными людьми». Нина воспрянула духом, подробностей встреч не рассказывала, но когда Михаил дома на нее как-то начал «шуметь», пригрозила – у нее теперь есть своя «крыша» в милиции, она и от сожителя защитит. А потом потребовала деньги отдать, которые Михаил одалживал у ее сына Руслана (тот копил на мопед), все 2,5 тысячи гривень. Мол, надо уже людям за работу платить.

Деньги Михаил потратил еще летом – на стройматериалы. Но еще тогда говорил, если Нине с Русланом «приспичит» – переодолжит где-нибудь, и вернет все сразу. Поэтому взял в банке на эту сумму кредит и отдал Нине. Но та позвонила – требуют заплатить в долларах, а она в них не разбирается. Пришлось Михаилу снова идти в банк, менять часть кредита на американскую валюту. Потом привез на встречу и сам отдал задаток – 150 долларов.

А труп – сжечь

Утром 11 февраля Михаилу стало плохо. Пошел в поликлинику. Там померили давление – 220 на 140. Врач предложил лечь в больницу. Но Михаилу на работе уже замечание делали: часто болеешь, пора на пенсию (на учете в больнице как гипертоник уже 30 лет). Попросил выписать лекарства, чтобы дома лечиться. Врач выписал, но предупредил: в таком состоянии лучше самому не ходить. Михаил позвонил сожительнице, дождался ее, и уже вместе пошли в аптеку. А тут – звонок от Нининых «друзей» – заказ выполнен. Нина договорилась встретиться с ними на полпути к аптеке, около кафе-бара.

Рассказывает Михаил: подошли, поздоровались, показали Нине какую-то фотографию на мобилке. Мол, довольна результатом? И спросили, где остальные деньги за работу.

Сначала потребовали 3 тысячи долларов. Но Михаил ответил категорически: 2,5 тыс. грн – это все что у него есть. И больше – не даст. Те люди сказали, что, так уж и быть, «скостят» до тысячи долларов, учитывая их бедность. 2,5 тысячи гривень, которые он готов дать – это примерно 300 долларов. Пока хватит, а 700 долларов Нина отдаст, когда продаст дом. И добавили: «Ты, Нина, про это не забудь. Как сама понимаешь, мы люди серьезные – с нами лучше не шутить».

И еще спросили, что с телом делать. Нина в сердцах сказала, – да хоть спалите. О каком теле шла речь, Михаил, по его словам, и не понял: голова болела.

Незнакомцы пошли в одну сторону, а Нина с Михаилом – к аптеке. Но только поравнялись с углом здания, оттуда – ОМОНовцы, скрутили, связали…

Михаил до сих пор в шоке: у него и в мыслях не было, что на фотографии в мобилке – труп. И что он оплатил убийство Александра! Думал, речь шла, чтобы тому всего лишь «хорошо тырсы дать» – ведь договаривались-то через милицию! И лично у него конфликтов с Александром не было, да и к их наследству он никакого отношения не имеет.

Слово – «трупу»

На самом деле Александра никто не убивал. Сотрудники областного управления разработали целую операцию «по предотвращению заказного убийства на почве личной неприязни и с корыстных побуждений». Александр – живой-живехонький – тоже давал показания в суде. Но сначала спросил, где же сестричка, почему Нину из СИЗО не привезли. Ему ответили, что она, по заключению психолого-психиатрической экспертизы, находится в невменяемом состоянии и давать показания не может.

А что касается собственного убийства, то Александр рассказал такое. Рано утром, часов в 5, к нему постучались «красивые парни», помахали какими-то корочками перед носом и сказали, мол все, ты – заказан. Собирайся. Потом – «кинули» в микроавтобус и – повезли. Пришел в себя от шока только где-то около Казачьих лагерей. Потом в Херсоне ему сказали, что надо сделать фотографию, кинули на снег, облили кетчупом… О том, что его «заказали» сестра с сожителем, узнал только 11 февраля, когда тех «клоунов» (он выразился именно так) тоже привезли в Херсон. Ни к сестре, ни к Михаилу у него – никаких претензий…

P.S. Ставить точку в этом деле рано, судебный процесс только начался. И, к сожалению, нет никаких документов, которые бы подтвердили, что Нина обратилась за помощью в милицию. Ведь там сказали: «Разберемся без бумажек»…

 

Автор: Виктория Глебова, «Вгору»

Читайте также: