Пропитые дети Республики

Вместо игрушек – шприцы, вместо дома – подвал. Беспризорников такая жизнь устраивает – лишь немногие хотят ее изменить.  Днем босяки просят милостыню или подрабатывают на легких работах. Вечером – воруют, а ночью возвращаются спать в теплотрассы, подвалы и на холодные стройки. На досуге нюхают клей, пьют водку и колют наркотики. 

Запорожские беспризорники не родились жестокими и дерзкими «волчатами». Такими их сделали родители – алкоголики, наркоманы, бомжи – и наше бездушное общество.Живут по своим понятиям и брезгуют человеческой заботой. Это — диагноз государству Украина.

«Вы че, пожрать сюда пришли?»Во все времена судьбой сирот и бездомных детей в первую очередь опекались монахи христианской церкви. Как оказалось, в наш современный век эти традиции не исчезли. Одно из самых популярных мест для людей без крова – это столовая при римо-католическом храме в Запорожье. Здесь каждый день монахи из ордена Святого Альберта кормят всех желающих. И отсюда же мы начали поиски бездомных «волчат».

Во дворе столовой мы встретили двух подростков. Они стояли в очереди с бомжами и ждали порцию еды. Из общей толпы грязных, вонючих бродяг с расцарапанными лицам и сгнившими руками, эти двое явно выделялись чистой, хоть и поношенной одеждой. Смотрели нагло и любопытно.

«Вы че, пожрать сюда пришли?», – дерзко окрикнул журналистку «Субботы плюс» паренек в толстовке с опущенным на глаза капюшоном. – «Что вы тут, девушка, забыли? Смотрю ботиночки у вас чистые, пальтишко. Домашняя, наверное…»

На контакт с нами пошла только девушка Алина. Ее папа давно умер, после чего мать выгнала Алю из дому. Алина – дважды брошенная: шестнадцать лет назад совсем маленькой её взяли из Дома ребенка «Солнышко».

Она повела нас в свое бывшее пристанище – на стройку в Южном микрорайоне. В углу дома у костра грелись трое бомжей. В «комнате» Али из-за свалки разнообразного мусора невозможно было пройти. Грязное тряпье, пустые пивные бутылки, игрушечная машинка, старая посуда, остатки сгнившей пищи. В этой комнате она – одиннадцатилетняя девочка – жила с двумя взрослыми бродягами и парнем, таким же беспризорником…

«Зимой, чтобы не вонять, мы ходили мыться в общественный туалет на станцию «Запорожье-1». Ледяная вода прошибала мозги», – вспоминает Аля.

Работает Алина на железнодорожном вокзале «разводягой».

«На привокзальной территории есть старшие – такие же уличные беспризорники. Они поставили меня перед выбором – проститутка или воровка. Таскаться по мужикам не хотелось – я выбрала воровство», – рассказывает девушка. Задача проста – найти подвыпившего «клиента», пригласить его в кабак, напоить до бессознательного состояния и обчистить. Заработанные деньги делятся со «старшими» пополам. Свою зарплату девушка тратит на одежду, еду и «ширку».

Не учите нас жить!

Кроме Алины, на улицах Запорожья еще десятки беспризорных детей. С куда более грустными историями. Практически все сидят на игле – нюхать клей у босяков уже давно не модно.

«Днем мы с пацанами греемся в теплотрассе на улице Малиновского. У нас там матрацы есть и даже миска, чтобы штаны и трусы стирать – воду с батарей стачиваем. Ночью идем зарабатывать», – рассказал нам тринадцатилетний кареглазый Сережка.

Деловито затягиваясь сигаретой, мальчик рассказывал, как они с друзьями в подворотнях избивают женщин, подростков, детей и забирают у них деньги. В приют идти не хотят – там не разрешают драться и шуметь, не дают денег на любимые «Сникерсы», а главное – учат, как им жить!

«На х…я мне любовь ваша нужна!? Мамка с хахалем тоже друг друга любят – бухают и лица в кровь расцарапывают. Сам разберусь», – отреагировал Сережка на вопрос, неужели ему не хочется быть любимым – пускай даже в новой, приемной семье, которую может найти детдом…

Самое страшное предательство – пропить ребенка

Всех беспризорных, лишенных родительской опеки, сотрудники милиции и служб по делам детей направляют в Запорожский детскийобластной приют.

«Только в двух процентах из ста родители не виновны в бродяжничестве детей. У нас был один очень показательный случай: ребенок из благополучной семьи уходил в школу, по дороге заходил в сарай, переодевался в строительную форму и шел к «Макдональдсу» просить деньги», – говорит заведующая приютом Ольга Кучер. – Родители остальных беспризорников – алкоголики, наркоманы или бомжи. Представьте, что вырастет из ребенка, которого сызмальства избивают и заставляют красть, покупать водку и собирать бутылки? Нет страшнее предательства, чем пропить собственного ребенка».

По словам Ольги Николаевны, босяки, которые попадают в приют, очень справедливы и жестоки, с четко налаженными понятиями и своими законами. «Они очень хитрые и двуличные, быстро ориентируются в разных ситуациях, а в коллективе всегда стараются быть лидерами. Это – своеобразная защита», – говорит заведующая приюта.

Недавно в приют привезли двух детей – мальчика и девочку. Отец три месяца кормил их хлебом, растительным маслом и солью, бил молотком по ногам, чтобы ребята быстрее физически развивались и заставлял сына воровать телефоны. Если бы не преподаватели в школе, которые забили тревогу, возможно, ряды беспризорников пополнились бы еще двумя детьми – в таких условиях ребята бы долго не выдержали и сбежали.

В том, что дети зачастую становятся жертвами родительского произвола, уверена и старший помощник прокурора Запорожья Ольга Стеценко. «Хулиганство и грубость подростков – это защита от родителей, которые их избивают», – говорит она. И приводит в качестве примера историю из жизни запорожской семьи, где отец и мать практически не воспитывали детей 11 и 13 лет. Папаша заставлял старшего ребенка воровать. А в целях экономии воды запретил пользоваться туалетом в доме – дети выливали свои испражнения из окна квартиры четвертого этажа. Недавно состоялся суд – отца и мать лишили родительских прав.

Судить малолеток непросто

Криминал – одно из самых доступных занятий для уличных беспризорников. Несмотря на малый возраст, они учатся воровать и грабить – чтобы получить «легкие» деньги. По словам начальника отдела криминальной милиции по делам детей (КМДД) Запорожского городского управления милиции Элеонора Максименко, воруют не только беспризорники, но и дети из полных семей. «Перешагнув границы дозволенного, потерявшие контроль над собой, малолетние преступники становятся особенно дерзкими», – говорит Элеонора Максименко.

Судить таких преступников непросто. Запорожские силовики рассказывают ужасные истории – про 15-летнего подростка, который изнасиловал 10-летнюю девочку, заманив ее на пустырь, обещая показать жука-носорога. Бабушка зареванного ребенка тут же вызвала милицию, и преступника задержали по горячим следам. По словам помощника прокурора Коммунарского района Запорожья Анастасии Фененко, на суде было очень тяжело поддерживать обвинения против ребенка-сироты. «Во время судебного заседания подросток раскаялся и попросил прощения у родственников девочки, но в его глазах раскаяния не было видно», – рассказывает Анастасия Фененко.

В монастыре подростки не матерятся

По украинскому законодательству, социальные службы и прочие организации не могут взять под свою опеку детей до 16 лет. И обязаны уведомлять правоохранительные органы, если к ним придут дети, не достигшие этого возраста.

«Мы можем брать в монастырь только совершеннолетних», – рассказывает нам монах-альбертинец, поляк брат Пио. При монастыре Святого Альберта в Осипенковском микрорайоне Запорожья живут несколько бывших босяков – работают в пекарне, а в свободное время играют в футбол, читают книги или слушают музыку. «Мы принимаем всех, но человек должен сам к нам прийти», – улыбается брат Пио и ведет нас знакомиться с воспитанниками.

Погуляв по улицам, мы насмотрелись на бездомных детей. Испуганные, злые взгляды, втянутые в плечи головы – они никому не верят и от любого ждут подвоха. Но в этих ребятах ничего подобного нет. Руслану и Виталию уже по 22, но свое детство они провели в приютах, интернатах и на улице. Признаются – и воровали, и наркотиками баловались.

«Нам тут нравится, обратно на улицу не хотим», – говорят ребята. Работу в монастырской пекарне трудом не считают – это не больше четырех часов в день. Да и времени свободного достаточно – нужно только соблюдать внутренний распорядок монастыря.

За все время мы не услышали ни одного матерного слова, тогда как разговор детей с улицы изобиловал всевозможными ругательствами. Ребята смеются: «В таком месте от ругани отвыкаешь очень быстро».

Босяков учат работать на компьютере и вышивать

Три раза в неделю монахи возят своих воспитанников «к Назару». В этот раз взяли с собой и нас. Назар Краивский оказался львовянином, директором социального центра «Проміння». Сам социальный центр – проект Украинского Католического Университета (г. Львов). Детей здесь учат работать на компьютерах, преподают им историю и право, проводят лекции по медицине. Придя в центр, мы попали на уроки вышивания. «К нам иногда приходят подростки, которые не умеют даже читать», – говорит Назар Краивский. С такими детьми в центре проводят индивидуальные уроки при помощи юристов и психологов.

Уличным подросткам оказывают медицинскую помощь, помогают сдать анализы и провести профилактику сезонных заболеваний. Юристы оказывают помощь в подготовке документов, когда нужно восстановить паспорт, идентификационный код или собрать нужные справки.

Авторы: Наталья Смаглюк, Тимофей Макаров, Валерий Бутенко, «Суббота плюс»

Фото Тараса Макаренко

Читайте также: