Беларусь: взорванный миф. И внешний след?

На совещании после взрыва в метро 11 апреля Александр Лукашенко, в числе прочего, велел главе своей администрации: «Людям надо дать полную информацию, не надо ничего скрывать». Отдельный риторический вопрос: все ли нормально с гласностью в стране, где на полную информацию нужна отмашка первого лица?

И второй вопрос: есть ли надежда на главную информацию — кто и зачем?..  До сих пор доблестные силовики не раскрыли у нас ни одного громкого взрыва.

1

Силовиков много, толку мало

По крайней мере, теперь сразу без обиняков озвучено: теракт! Взрыв же на праздничном концерте в столице в ночь на 4 июля 2008 года упорно именовали «хулиганской выходкой», хотя крови тоже море было и действовали явно расчетливые негодяи-профи. Видимо, тогда очень уж не хотелось вербально разрушать миф о белорусском острове благодати, который минуют все беды, включая терроризм.

Теперь страусиная поза была бы абсолютно нелепа. Да и мифологема нерушимой стабильности получила уже слишком много пробоин. Причем речь не только о начиненных болтами, гайками и взрывчаткой пакетах из-под сока да брошенных за ограду российского посольства «коктейлях Молотова». Какая стабильность, какое спокойствие, если уже обменники штурмуют, сахар да подсолнечное масло с магазинных полок будто цунами слизало!

«Идеологический конструкт “острова стабильности” разрушен и взрывом в метро, и валютным кризисом», — отметил в интервью для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

Он напомнил: до сих пор не найдены преступники, учинившие взрывы в Витебске в 2005 году (около полусотни раненых), у стелы «Город-герой Минск» в 2008-м (54 пострадавших). При том, подчеркнем, что правоохранительные структуры, спецслужбы в Беларуси разрослись, раздобрели на щедрых казенных финансах.

На душу населения милиционеров у нас в четыре с лишним раза больше, чем в Польше, например. Иностранцы всегда искренне изумляются обилию служивых в асфальтового цвета униформе. Добавьте сюда еще и характерного вида людей в вязаных шапочках, которых на мероприятиях оппозиции порой в разы больше, чем тех, кого высокое начальство записало во «враги народа».

Диссидентов доблестные правоохранители уже почти в асфальт закатали, а вот по основному назначению — мышей, как видим, не ловят.

Органы против диссидентов с цветами

Эксперты говорят, что на уровне профессионализма в силовых ведомствах пагубно сказалась кадровая политика, когда на главные посты назначают не столько по профильным деловым качествам, сколько по принципу личной преданности высшему руководству. А вновь назначенный начальник, в свою очередь, начинает в конторе чистку с расстановкой своих людей. Свои люди всем хороши, но часто не рубят фишку в главном.

По мнению Валерия Карбалевича, «профессионализм силовых структур низок, к тому же спецслужбы заточены под борьбу с оппозицией».

Насчет профессионализма, к слову, еще резче высказался в годовщину взрыва у стелы не кто иной, как глава государства: «Виновные до настоящего времени не установлены. Это позор для правоохранительных органов!».

С тех пор позор хронологически умножился в два с половиной раза.

Однако органы все это время только еще острее затачивались под борьбу с политическими оппонентами. Вот тут успехи потрясающие. Молодых людей с национальными флагами за пазухой научились «вычислять» и «вязать» за версту от уличной акции. 25 марта блестяще отразили попытку «свядомых» — так презрительно именуют наверху настоящих, не казенных белорусских патриотов — возложить цветы к памятнику Янке Купале.

А действительно страшные вещи прошляпили. Причем тут не стрелочников искать надо. Милиционеру на станции метро террориста вычислить — как иголку в стоге сена найти. Против терроризма играют на опережение. Это тонкая, интеллектуальная игра спецслужб. Но у нас, как известно, впереди всего у бдительных органов — изобличение заговоров подлых империалистов, мечтающих при помощи пятой колонны сломать конституционный строй синеокой республики.

Эксперты: вероятен внешний след

Тем временем народ в сети бурно обсуждает все версии, включая самые неполиткорректные. Типа: а не попытка ли это отвлечь от валютного психоза да скупки сахара?

2

Эксперты, с которыми поговорил автор этих строк, такую дикую конспирологическую версию отметают.

«Вряд ли на это готовы пойти власти, о чем сейчас говорят в сети, — слишком большие издержки. Ясно также, что это и не оппозиция, она слишком ослаблена, не готова и не способна на действия при помощи террористических методов. Радикальных и террористических организаций, способных осуществить теракт такого масштаба, в стране просто нет», — отметил в интервью для Naviny.by аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов.

По его мнению, «теракт в минском метро похож на взрыв 2008 года. Возможно, что это внешний акт запугивания и дестабилизации ситуации».

Еще более конкретно высказался на «Радыё Свабода» минский политолог Юрий Чаусов: «Тут не будет секретом, что подобные действия обычно ассоциируются с российским вектором в политике. Это, так сказать, российский «большой стиль» ведения политической борьбы. Именно там взрывают дома накануне избирательных кампаний».

Не будем, вновь-таки, нагнетать, но отметим, что ранее версия о российском следе в связи с некоторыми громкими делами из уст белорусских начальников выпархивала. Так, год назад как раз на митинге в День Воли глава минской милиции Леонид Фармагей громогласно известил в мегафон: «У нас есть информация, что группа российских граждан может совершить провокации наподобие той, которая произошла 3 июля (на самом деле это было уже 4 июля. — А.К.) 2008 года».

А 1 сентября прошлого года, после метания «коктейлей Молотова» за ограду российского посольства в Минске не кто иной, как белорусский официальный лидер велел тщательно отработать и версию о руке Москвы.

«Скорее всего, им, наверное, в Москве нужен был этот инцидент, чтобы показать: видите, какое правительство в Беларуси, какой там президент, который чуть ли не сам устроил этот теракт, как они его называют», — так была обрисована тогда одна из вероятных подоплек.

Но тогда, напомню, был пик информационной войны с руководством России. Сейчас же — фаза противоположная: Минск, прижатый валютным кризисом, срочно просит у восточной соседки денег. И версия российского следа, по крайней мере, не гармонирует с политической конъюнктурой.

Хотя на совещании 11 апреля Лукашенко не исключил, что взрывное устройство к нам могли завезти извне, но вектор остался необозначенным. Разные комментаторы продолжают намекать, что какие-то силы из-за кордона хотели сделать зловещий звоночек белорусскому начальству, но вот азимуты указываются противоположные, как правило — в зависимости от политической ориентации автора версии.

3

При этом комментаторам разных мастей по любому видится явной угрозой перспектива дальнейшего закручивания гаек внутри страны. Достаточно вспомнить, что после взрыва на официальный День независимости в 2008 году оппозиционеров хватали пачками, да и официальная пропаганда не преминула прозрачно намекнуть: догадайтесь, мол, с трех раз, каким отморозкам выгодно взорвать нашу стабильность.

На оппозицию наехали в первую голову и после витебских взрывов 2005 года. К слову, этот бэкграунд делает особенно неубедительным предположение о причастности к трагедии в метро внутренних оппонентов режима. Именно они попадают под раздачу раньше всех.

Дамоклов меч «чрезвычайки»

Кроме того, сейчас зазвучали опасения, что власти введут чрезвычайное положение.

По мнению аналитика Дениса Мельянцова, до чрезвычайки все же не дойдет. «Будет, вероятно, еще одна дуболомная попытка просканировать все взрослое население страны на предмет причастности, и эта попытка окажется, скорее всего, безрезультатной», — прогнозирует собеседник Naviny.by.

В любом случае, отмечают эксперты, сгустилась опасность усиления полицейского государства под маркой борьбы с показавшим и у нас клыки монстром терроризма.

На экстренном совещании после трагедии в метро Александр Лукашенко потребовал от силовиков: «Результаты должны быть каждый день. Работайте день и ночь». Еще один наказ — «вывернуть все наизнанку». Ясен пень, будут рыть землю.

Вон после взрыва у стелы даже поправки в закон о дактилоскопии через парламент протащили, сделав ее обязательной для военнообязанных, почти у всех мужиков пальчики откатали (даже некоторых умерших не пощадили). Ну а толку?

И еще на одну опасность указывают независимые эксперты: как бы — в рвении отрапортовать любой ценой — виновных в трагедии не «назначили». Вон в России силовики регулярно отчитываются, что не только установили смертников, но и уничтожили к чертовой матери заказчиков. Только разорванные в клочья мертвецы уже ничего не могут сказать. Они или не они — вопрос так и остается висеть в воздухе.

***

…На разгон Площади 19 декабря прошлого года силовикам хватило семь с половиной минут. Об этом потом с гордостью говорили большие начальники. Взрывы в Витебске не могут расследовать с 2005 года, взрыв у стелы «Город-герой Минск» — с июля 2008-го. Самое же страшное — что эти трагедии в принципе допустили.

Славные органы лихо лупят дубинками инакомыслящих, но, как видим, раз за разом оказываются бессильны в своем основном, по идее, амплуа — обеспечивать безопасность граждан.

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

Фото Антона Мотолько, Kp.by
 

Александр Класковский, NAVINY.BY

Читайте также: