Сервис для «черных риэлторов» — Новый год в СИЗО

Как известно, новое — это давно забытое старое. А уж в схемах мошенничества всегда было именно так. О наперстках писал еще О’Генри. А отъем квартир через ссуду под залог недвижимости хорошо был известен в бандитские 90-е. Но как оказалось, это работает до сих пор. И сейчас в Харькове рассматривается масса уголовных дел, где группа любителей наживы именно так отбирала жилье у людей. А количество потерпевших, по их же словам, составляет около пяти сотен семей.

Антон Подвезько, Юрий Беспалый и еще несколько их компаньонов давали объявления в СМИ — мол, приходите, люди добрые, к нам за ссудами, мы их выдаем под низкий процент. Причем, сами «финансисты» даже не сочли нужным оформить свою деятельность как предпринимательство — сам Подвезько утверждал, что это его частная инициатива, никакой коммерции. Хотя и называл это периодически ломбардными услугами.

Пришедшие за льготными ссудами подписывали три договора — займа, купли-продажи и комиссии. Согласно первому они получали на руки искомую сумму, согласно второму — продавали квартиру, а по третьему поручали кому-то из подельников продать ее — надо понимать, чтобы не был известен конечный покупатель.

Впрочем, до реальной продажи дело доходило нечасто. По словам потерпевших, квартиры обычно оседали у матери Подвезько Ларисы Федоровны и сдавались в аренду иностранным студентам. Автор этих строк сам был тому свидетелем. Кстати, коммунальные услуги Подвезько и подельниками обычно не оплачивались. И когда люди добивались справедливости, вселялись в свое жилье, долги составляли по 8000 — 20000 гривен.

Но вернемся к схеме. Получив ссуду, люди выплачивали по ней проценты и частично погашали. Когда же происходил окончательный расчет, Подвезько куда-то исчезал, а квартира оказывалась проданной. Причем, сумма, которую человек получал у Подвезько в долг, могла быть вообще смехотворной. Например, Татьяне Ф. даже не дали на руки денег — только кухонный комбайн.

Так и записали в договоре — «Стороны договорились, что под передачей имущества следует понимать символическую передачу имущества: принятие гр. Подвезько Антоном Витальевичем технического паспорта и ключей от квартиры, а гр. Ф. гарантийного талона на кухонный комбайн…» И оценили гостинку в центре Харькова в 1793 гривны, 15 процентов пошлины за сделку заплатила сама Татьяна Ф. — 268 гривен 93 копейки. Это все — цитаты из договора, заверенного нотариусом Л. Железняк.

Лариса Т. получила на руки 25800 долларов за однокомнатную квартиру. Это было 21 августа 2009 года. Согласно договору займа она обязана была отдавать Подвезько по 450 долларов в месяц на протяжении двух лет, а 21 августа 2011 года отдать последний платеж — 15450 долларов.

Заодно она подписала договор комиссии, согласно которому Элла Зейналова обязалась продать квартиру от имени и в интересах Ларисы Т., что и успешно сделала.

Когда долг был выплачен, оказалось, что квартира уже продана Юрию Беспалову. А он как «законный владелец», сменил там замки и вывез в неизвестном направлении все имущество, включая мебель, лекарства и документы семьи Т.

Кстати, практически все договоры удостоверялись одними и теми же нотариусами — Широковой и Грищенко. На это можно было бы и не обратить внимания, но сами потерпевшие утверждают: эти нотариусы убеждали людей, что А. Подвезько — честный и порядочный, они сами работают по таким договорам не впервые, сами договоры — не более, чем страховка от недобросовестных заемщиков. То есть, нотариусы знали его давно и, по сути, делали ему рекламу, пиар. А также потерпевшие резонно отмечают: нотариус не может при заключении договора ставить одну из сторон в заведомо проигрышное положение — так гласит закон о нотариате.

А это еще один договор — за трехкомнатную квартиру семья из трех человек получила 132000 гривен в долг. И также, как и остальные, лишилась квартиры.

О том, кто и как пострадал от таких «ссуд» можно рассказывать долго. О том, как пожилую женщину мордовороты выносили из ее собственной квартиры на снег. О том, как у инвалида вместе с жильем пропали все документы и лекарства, все, что у него было вообще. Среди более чем пяти сотен эпизодов такого хватает.

К чести харьковской милиции, против группы Подвезько было возбуждены уголовные дела, а он сам и часть его подельников находятся в СИЗО. Но до завершения расследования еще очень и очень далеко. Дела рассматриваются практически во всех харьковских судах и это не предел — группа активно «трудилась» и в других городах.

Иногда у потерпевших возникают сомнения в справедливом исходе. Тогда они объединяются и пикетируют суды. Иногда адвокаты Подвезько пытаются доказать, мол, судьи, санкционирующие арест, действуют незаконно. Тогда под судами проходят пикеты в поддержку служителей Фемиды. Общая беда объединила людей, которые постоянно находятся в состоянии жесточайшего стресса.

Говорят, Новый год — семейный праздник, его надлежит встречать дома с родными. Но большинству потерпевших такое не светит — им сегодня негде жить. Но будет ли он радостным для Подвезько, который его встречает в СИЗО? И какое счастье получат его подельники, его мать — несмотря на то, что у них в собственности сейчас громадное количество квартир?

Сергей Ермаков, «Харьков криминальный», специально для «УК»

Читайте также: