Суд по делу журналиста Влащенко: виноваты кто угодно, только не нападавшие. Подробности из зала суда

6 апреля в Ленинском районном суде Николаева коллегия судей в составе Игоря Коваленко, Александра Беспрозванного и под председательством Николая Олефира состоялось очередное судебное заседание по делу о нападении на николаевского журналиста газеты «Наш город Николаев» и сайта «Новости N» Александра Влащенко.

Напомним, что уже прошло три судебных заседания, в ходе которых были выслушаны показания обвиняемыхАлександра Сваволи, Сергея Обертуна и Александра Новикова, которые совершили четыре нападения на жителей Николаева, в том числе на Влащенко.


Фото:  «Новости N» 

Также были допрошены пострадавшие и свидетели, рассмотрены письменные доказательства. На прошлом заседании, которое состоялось 29 марта, помощник прокурора Ленинского района г. Николаева Н. Коньшина подала ходатайство об изменении обвинения, в котором требовала ужесточить меру наказания стрелявшему в журналиста А. Сваволе.

6 апреля на заседании состоялись судебные прения.

Мнение государственного обвинителя

Первой выступила государственный обвинитель Н. Коньшина. Она высказала уверенность, что обвинения по всем четырем эпизодам, которые совершили подсудимые, полностью нашли подтверждения, и назвала действия всех троих «последовательными, хладнокровными и умышленными».

Также помощник прокурора отметила, что все эпизоды были совершены по одному и тому же сценарию — выслеживание жертвы в состоянии алкогольного опьянения, нанесение одного или нескольких ударов и кража. Также обвинитель не упустила того момента, что только А. Влащенко был в трезвом состоянии и нападение на него — это ни что иное, как чувство безнаказанности и вседозволенности подсудимых.

В качестве доводов вины по четвертому эпизоду обвинитель отметила, что Сваволя служил в вооруженных силах, умеет обращаться с оружием, пистолетом пользуется не впервые. Также на досудебном следствии подсудимые рассказывали о том, что пистолет проверялся до событий, произошедших 16 октября. 

У этой статьи нет цели очернить имидж Турции — гостеприимной страны с богатой историей и культурой. Это лишь информация для размышления. Миллионы наших соотечественников читают новости, чтобы почерпнуть информацию, и для многих отдых там был и наверняка останется в ближайшие годы наиболее приемлемым, прежде всего, с экономической точки зрения.  Но есть и другая сторона медали — наши туроператоры.

Отдых с «ТЕЗ ТУР»: с видом на помойку, вонью и шумом по ночам (ФОТО) 

— О том, что действия были умышленные по отношению к Влащенко говорит и то, что после того, как Сваволя догнал потерпевшего, он не потребовал у него отдать имущество, а сразу достал пистолет и выстрелил. И стрелял он в упор, в голову, а не в руку или ногу… Все трое совершили тяжкие и особо тяжкие преступления, — сказала помощник прокурора.

В итоге, помощник прокурора Н. Коньшина огласила такие меры наказания для каждого подсудимого по каждой статье:

Александру Сваволе:

по ст. 186 ч. 2 УК Украины — 5 лет лишения свободы;

по ст. 187 ч. 2 УК Украины — 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 187 ч. 4 УК Украины — 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества

по ст. 15 ч. 2 ст. 115 ч. 2 п. 6 УК Украины — 10 лет лишения свободы.

В итоге путем поглощения более мягкого наказания более строгим (с учетом ст. 70) назначить наказание в виде лишением свободы сроком на 15 лет с конфискацией имущества.

Сергею Обертуну:

по ст. 186 ч. 2 УК Украины — 5 лет лишения свободы;

по ст. 187 ч. 2 УК Украины — 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

С учетом ст. 70, путем поглощения более мягкого наказания более строгим, назначить наказание в виде лишением свободы сроком на 9 лет с конфискацией имущества.

Александру Новикову:

по ст. 186 ч. 2 УК Украины — 4 лет лишения свободы;

по ст. 187 ч. 2 УК Украины — 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В итоге (с учетом ст. 69 и ст. 70) — 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Слово адвокатам: казнить нельзя, помиловать

После выступления государственного обвинителя слово дали единственному присутствующему в зале суда потерпевшему Александру Влащенко. Он согласился с помощником прокурора и предложенными ею мерами наказания для подсудимых.

Далее выступили адвокаты обвиняемых. Первым взял слово защитник Александра Сваволи, который сразу отметил, что мера наказания, предложенная Н. Коньшиной, чересчур жестокая, необоснованная и не соответствует действиям Сваволи по всем 4 эпизодам, включая нападение на Сашу Влащенко.

— Данные обвинения, которые предлагает прокурор, основаны на предположениях, — сказал адвокат А. Сваволи.

Также в защиту адвокат привел слова государственного обвинителя о том, что преступления совершались по одному и тому же сценарию, и выразил свое непонимание, почему же аналогичные нападения квалифицируются по разным статьям?

По эпизоду с журналистом Влащенко адвокат также утверждал, что обвинения к его подзащитному, который, к слову, и произвел выстрел, а после — нанес сильный удар ногой в лицо, основаны только на предположениях и доводы помощника прокурора строятся на том, что Сваволя служил в армии и знает, как обращаться с оружием.

Он акцентировал внимание на том, что есть очень много случаев, когда оружие самовольно срабатывает, отмечая, что «раз в год и палка стреляет, поэтому выстрел мог быть случайным». В качестве доказательства адвокат вспомнил заключение СМЭ: «раневой канал проходит справа налево, что говорит о том, что выстрел был совершен не в упор».

В итоге адвокат считает, что к его подзащитному Александру Сваволе, с учетом «положительных характеристик и того, что Сваволя никогда не был антисоциальной личностью и, возможно, попал под чье-то влияние», нужно инкриминировать ст. 186 ч.2 и 187 ч. 4, исключая квалификацию «разбой» — применить санкции, близкие к минимальным.

Адвокат Сергея Обертуна согласился с мнением помощника прокурора о том, что все преступления совершались по одному сценарию, однако он, также как и его предыдущий оратор, выразил свое недоумение, почему аналогичные преступления по-разному квалифицируются и отметил, что государственный обвинитель использовала «двойственные толкования похожих преступлений».

— По первым трем эпизодам есть только сбивчивые показания пострадавших, но нет каких-либо тому подтверждений: ни обращений в милицию, ни медицинских справок, ни результатов судебно-медицинских экспертиз. А тяжесть может определять только эти документы.

Что же касается эпизода с Александром Влащенко, адвокат утверждает, что предварительного сговора не было, инициатором был Сваволя, а Обертун подошел уже после основных событий, поэтому его действия нельзя расценивать как соучастие.

Опираясь на эти факты, адвокат просил действия своего подзащитного квалифицировать по ст. 186 ч. 2. и, учитывая смягчающие обстоятельства (ранее не привлекался, на учете не стоял, положительные характеристики, малообеспеченная семья, чистосердечное признание и помощь следствию), назначить наказание, соизмеримое с деяниями подзащитного, — по минимальному порогу.

— Это не было наживой, не цинизмом, как указывал обвинитель. Это социальный аспект, — подытожил свое выступление адвокат Сергея Обертуна.

Последней из адвокатов выступила защитница подсудимого Александра Новикова, который участвовал только в последних двух эпизодах, в том числе и в нападении на журналиста Влащенко.

Адвокат первым делом не согласилась с мерой наказания для своего подзащитного, которую огласила государственный обвинитель, и считает, что действия Новикова необходимо квалифицировать только по ст.186 ч. 2.

А потом адвокат в защиту Новикова рассказала «душещипательную» историю 21 года жизни обвиняемого.

Первым делом защитник отметила, мол, «основная причина, которая натолкнула ее подзащитного на преступные действия, — это «тотальная нищета — как материальная, так и духовная».

И тут адвоката понесло… Дескать, мальчик рос в неполной семье, без мужского воспитания…Служил в армии, после которой вернулся в свое родное село Гороховка, где устроился на работу на предприятие охранником. Образ жизни был однообразным: дом-работа, отсутствие друзей. «Он рос, как в пустыне среди людей, жил в полной изоляции от всего мира», — отмечает адвокат.

Дальше — больше: в том же селе он как-то в разговоре со своим односельчанином Сваволей узнал о том, что на предприятие в большом, сулящем перспективы городе Николаеве нужны работники. Поэтому Новиков подался со своим другом «искать счастья» в областной центр, где начал снимать комнату совместно со Сваволей.

Адвокат чуть ли не со слезами на глазах говорила о том, что друзьями парень так и не обзавелся, на какие-либо интересы и хобби у него не хватало средств (в качестве примера защитник привела спортивные секции — за них ведь нужно платить деньги, и немалые).

— Именно из-за перечисленных факторов Александр Новиков стал безразличным и апатичным, его жизнь стала бесперспективной, у парня появился комплекс неполноценности… Да и компанию не выбирают, — рассказывала адвокат.

…в специализированной государственной налоговой инспекции по работе с крупными плательщиками налогов г. Николаева произошло двойное ЧП. Около 12.00 в налоговую на ул. Чкалова, 20 люди в форме, якобы работники Главного управления налоговой милиции Украины, доставили «на беседу» с местной налоговой милицией николаевского предпринимателя. Его жена, узнав об этом от своих знакомых, сразу же обратилась за помощью к адвокатам — Радике Беловой и Максиму Красюку, чтобы выяснить, что произошло, и на каком основании задержали ее мужа.

В Николаеве журналистов избивают киевские налоговики. Милиция бездействует. Боится? (ФОТО, ВИДЕО)

Также некое «влияние» на Новикова было отведено телевизору с «супергероями» и «боевиками с насилием». Виновными также неожиданно стали правоохранительные органы — недоверие людей к милиции привело к тому, что потерпевшие просто-таки не обращаются в органы внутренних дел за помощью. А вот если бы еще первый пострадавший от рук Сваволи и Обертуна сразу пошел в милицию, то «не было бы других трех пострадавших, и не было бы еще одного человека на скамье подсудимых».

— И только в СИЗО Александр Новиков понял, к чему привела его апатия. Он осознал, что всего за несколько часов парень «сломал» жизнь себе и горько теперь сожалеет о содеянном, — говорила защитница.

В итоге, с учетом всех смягчающих обстоятельств, адвокат просила переквалифицировать ст. 187 ч. 2 в ст. 186 ч. 2 и назначить наказание «ниже нижнего предела».

А что обвиняемые?

Суд предоставил слова на прениях и самим подсудимым. Первым выступил Александр Сваволя. Он встал и быстро, заученными фразами попросил прощения у Александра Влащенко «за причиненные страдания ему и его близким людям» (наверняка парню запомнился взгляд матери Саши Влащенко еще с первого заседания, ей тогда от показаний Сваволи стало плохо).

Также он продолжил утверждать, что удары, которые он нанес во втором и третьем эпизоде, могли быть случайными, а стрелять в Сашу он и вовсе не собирался, пистолет брал исключительно для проверки, а выстрелил он, опять же, «случайно». В конце речи он снова попросил прощения и сказал, что раскаивается.

Сергей Обертун был немногословен. Он также попросил прощения у присутствующего в зале Александра Влащенко, у своей мамы и у всех в зале, сказал, что чистосердечно раскаивается и попросил не судить его по всей строгости.

Выступление Александра Новикова практически ничем не отличалось от слов Обертуна. Он также извинился и просил не наказывать его слишком строго «с учетом смягчающих обстоятельств».

Решение суда

Председатель судебного заседания Николай Олефир, выслушав всех, объявил о перерыве до 27 апреля.

Скорее всего, это будет последнее заседание, на котором обвиняемым дадут «последнее слово», а судьи вынесут окончательный приговор.

Автор: Ирина Калиниченко, «Новости N»

Читайте также: