Рубить хвосты. Что делать, если за вами слежка

Недавняя история со слежкой за Арсением Яценюком – один из немногих подобных случаев, который получил широкую огласку. Сколько оперативных сотрудников задействовано в таких мероприятиях ежедневно – остается лишь гадать.

Автор: Вилен Веремко, Контракты

Скорее всего, после вступления в силу нового УПК количество слежек вырастет (см. также «Под колпаком»). При чем, наверняка, жертвами преследования далеко не всегда становятся преступники. В случае подозрения (обнаружения) слежки, прежде всего, нужно не паниковать. А для принятия дальнейших решений полезно знать как права и обязанности обычного гражданина, так и оперативных сотрудников.

Паранойе здесь не место

Заподозрив неладное и убедившись, что это не результат переутомления на работе, управляющий партнер АО «АЛИАС» Александр Горовой рекомендует проверить объективность опасений просьбой к адвокату побыть с вами во время вероятной слежки, и оценить ситуацию. Партнер ЮФ «КПД Консалтинг» Кирилл Казак также советует, прежде всего, постараться убедиться, что за вами действительно ведется слежка (изменить маршрут движения, остановиться, зайти куда-либо и т.д.).

Он замечает, что способы обнаружения слежки разнообразны и индивидуальны в каждом конкретном случае. К универсальным можно отнести: внезапные остановки, ускорения; смену маршрута; посещение и внезапное покидание общественных мест (особенно через запасной выход). «То есть, любое действие, вызывающее необходимость у преследователя совершать резкие, порой незаконные действия (нарушение ПДД, расталкивание людей, движение против потока и т.п.)», – уточняет юрист.

Стоит иметь в виду, что работу профессионалов обнаружить непросто. При слежке на авто задействованы как минимум две-три машины, подготовленные «наружники» не будут банально меняться местами. Вряд ли стоит бояться внезапно выскочившего из-за угла черного внедорожника. На таких не следят.

Обычно используют простые незаметные автомобили. Иногда для усыпления бдительности устанавливают «шашечки» такси (в случае с Арсением Яценюком такие обнаружили в багажнике «Ланоса»), рекламу, значок развозки пиццы и т.п. Пешеходов могут «провожать» на машине. В таких ситуациях важно не доверять совпадениям, а убеждаться во всем достоверно.

Что вы за мной все время ходите?

Если худшие опасения подтвердились, и за вами действительно следят, полезным будет задокументировать факт слежки. Александр Горовой поясняет, что это может быть видео или фото преследователей. Можно привлечь свидетелей, которые подтвердят систематическое наблюдение, укажут, что вас фотографировали, снимали на видео или после вас подбирали предметы, которыми вы пользовались, и т.д.

«При случае, можно в присутствии свидетелей обратиться к лицам, которые за вами следят, с претензией, что они вмешиваются в вашу личную жизнь и попросить их представиться, предъявить документы и объяснить, почему они за вами следят, вас фотографируют или снимают на видео», — говорит юрист.

Наиболее действенным способом документирования слежки является непрерывная видеофиксация преследователей и обстановки вокруг

Кирилл Казак обращает внимание, что согласно решению Конституционного суда фото и видеоматериалы не будут надлежащими доказательствами, если их автор признается, что проводил фиксацию специально. Но если он будет ссылаться, что целью записей была фиксация не следящих, а, например, интересных моментов (здания, животные, люди, автомобили и т.п.) и совершенно случайно в кадр попал один и тот же человек (автомобиль) несколько раз, такое доказательство является допустимым.

При этом юрист добавляет, что собирать показания или объяснения обычный гражданин не имеет права, поэтому не стоит создавать себе проблемы на ровном месте, пытаясь получить письменные объяснения у свидетелей, очевидцев. «Максимум, что можно сделать – зафиксировать анкетные и контактные данные этих лиц и в дальнейшем сообщить их правоохранительным органом для проведения допросов», — советует он.

В целом, отмечают эксперты, наиболее действенно в данной ситуации – обеспечить непрерывную видеофиксацию преследователей в автомобиле, их автомобиля, обстановки вокруг. С одной стороны, это будет доказательством преследования вас определенными лицами и автомобилем. С другой стороны – это доказательство, что вы не предпринимали в отношении их никаких противоправных действий.

Пишем заявление

После того, как человек убедился, что за ним ведется негласное наблюдение, следует сразу же подать об этом заявление в милицию. Сбор, хранение и распространение конфиденциальной информации о личности, незаконное проникновение в жилище, нарушение тайны телефонных переговоров, переписки письменной или электронной является уголовно наказуемым. По действующему УПК заявление в течение суток вносится в Единый реестр досудебных расследований, заводится уголовное производство и начинается досудебное расследование.

Если в милиции попытаются отговорить от подачи заявления, Александр Горовой советует настаивать на принятии, поскольку, во-первых, будет задокументирован факт обращения по поводу слежки, во-вторых, заявление обяжет милиционеров провести определенные действия. Кирилл Казак замечает, что если в милиции отказываются принимать заявление, то это противоправно. Вас просто пытаются заставить отказаться от подачи, не имея на это законных оснований.

«Лишнее, а тем более бесперспективное, уголовное производство никому не нужно, поскольку портит статистику. Соответственно, надо не «вестись» на поводу у милиции, а настаивать на принятии заявления», — советует но. Если же данные в заявлении не подтвердятся, то уголовное производство просто закроют.

Бояться ложного сообщения не стоит

Александр Горовой аргументирует важность подачи заявления еще и тем, что по закону следственный судья выдает разрешение на слежку только при расследовании тяжких преступлений. А потому, имея доказательства слежки, необходимо сразу же обращаться в милицию, чтобы развеять свои сомнения о начале уголовного преследования какими-либо правоохранительными органами. «Чем раньше вы узнаете о начале следственных действий в отношении вас – тем раньше вы привлечёте адвоката к своей защите и эффективнее сможете обеспечить свою защиту в уголовном процессе», — акцентирует внимание адвокат.

Юристы утверждают, даже если окажется, что слежки на самом деле не было, заявителю бояться нечего. Ведь уголовно наказуемо заведомо ложное сообщение о преступлении.

Если буду доказательства (фото, видео и т.д.), которые давали вам основания подозревать слежку, заявление ложным признать нельзя. «Если человек добросовестно считал, что в отношении него совершаются неправомерные действия и разобраться удалось только правоохранителям, независимо от результата (слежка подтвердилась, но она обоснованная, слежка не подтвердилась и т.п.), то никакой ответственности за это не будет (если, конечно, заявитель не признается, что знал о неправдивости своего заявления)», — поясняет Кирилл Казак.

Опера тоже имеют права

При обнаружении слежки ни в коем случае нельзя блокировать авто преследования, отбирать фото-, видеокамеры и т.д.

Впрочем, Александр Горовой все же считает – 100% гарантий того, что, обратившись в милицию, преследуемый не навредит себе дать нельзя. Все зависит от конкретной ситуации. «Например, у преследуемого есть проблемы с законом, или в случае обоснованного применения слежки, он ничего не сделает кроме того, что следящие примут меры к конспирации и в последующем не обнаружат себя», — говорит он.

В большинстве случаев, заявление, как минимум, побудит следящих тщательнее скрываться, а, как максимум, заставит отказаться от дальнейшего преследования. При этом, замечают юристы, следить в открытую могут только в случае, если хотят оказать психическое воздействие таким образом на преследуемого. Иначе, слежка в открытую – это непрофессионально, поскольку противоречит самой сути такого действия.

По словам Кирилла Казака, если слежка официально санкционирована, то правоохранители имеют все права, предусмотренные законодательством. В частности, они могут просто скрыться, их опрос и допрос прибывшими по вашему вызову работниками милиции должен проводиться с разрешения и в присутствии руководителя соответствующего органа. Естественно, оперативники могут не отвечать на вопросы преследуемого. Тем более, если их раскрыли, они имеют право действовать по ситуации, в том числе и задерживать лицо. «Поэтому не рекомендуется никаким образом вмешиваться в работу правоохранителей», — советует эксперт.

При этом следует учитывать, что если преследователи раскроются (начнут показывать служебные удостоверения и представляться сотрудниками правоохранительных ведомств), нужно зафиксировать данные (номера, серии служебных удостоверений, фамилии, имена, отчества, звания, должности), попросить объяснить причину соответствующих действий.

Этого делать не нужно

При обнаружении слежки ни в коем случае нельзя блокировать авто преследования, отбирать фото-, видеокамеры и т.д. «Если вы не народный депутат и не работник правоохранительных органов, то любые ваши агрессивные действия в отношении других граждан могут быть расценены, как хулиганство, разбой, грабёж, покушение на жизнь и здоровье других граждан, ограничении их прав на свободу передвижения либо свободу творческой деятельности», — говорит Александр Горовой.

В случае, если «хвост» – правоохранители, такие действия могут быть расценены, как препятствование работнику правоохранительных органов в исполнении своих служебных обязанностей. «Максимум, что можно сделать относительно законно – аккуратно, без повреждения, заблокировать автомобиль преследователей.

В последующем, если вас попытаются привлечь к ответственности за это, то надо просто «косить под дурачка», ссылаясь, что просто испугались преследующего автомобиля и людей в нем, на которых не было никаких признаков того, что они относятся к правоохранительному ведомству», — говорит Кирилл Казак. Однако, по возможности, стоит воздержаться от подобных действий и прибегать к ним лишь в случае крайней необходимости.
 

Читайте также: