Необходимость и оправдание догхантинга

Если государство дремлет и неспособно защитить граждан — они будут защищать себя сами, быстро, просто и эффективно. Потому идеология движение догхантеров в Украине и странах СНГ будет развиваться и расширять сферы влияния — вопреки скулежу о «бедных собачках».

 

 Есть такое психическое отклонение, именуемое как патологическое накопительство (собирательство, коллекционирование) животных. Психиатры разных школ, подходов, врачебных традиций и опыта спорят, является ли патологическое накопительство животных самостоятельным заболеванием, либо же проявления накопительства являются одним из симптомов (элементом, признаком) какого-либо «классического» заболевания (шизофрения, паранойя и пр.), для нас же является очевидным то, что пациентов, замеченных в подобных «шалостях», необходимо либо принудительно лечить (возможно даже галоперидолом и электричеством) либо исправлять в заведениях пенитенциарного характера, как таковых, которые представляют опасность и для себя и для общества.

Периодически в СМИ освещаются ужасающие случаи, когда собранная в городской квартире стая бездомных собак всех мастей рано или поздно употребляет в пищу своего «благодетеля», существенно упрощая работу ритуальных служб утилизацией трупа и усложняя, одновременно, работу милиции, вынужденной расследовать причины смерти при отсутствии материала для исследования.

Зачастую СМИ описывают случаи явного помешательства некоторых сограждан, которые кроме своры пока еще живых собак (которых искренне считают своими детьми), содержат еще и мертвых, собирая трупы последних в неработающем холодильнике в ожидании, видимо, второго пришествия и всеобщего воскрешения…

Удивительно, но в большинстве своем СМИ представляют деятельность подобных фриков-собирателей едва ли не как гражданский подвиг, своего рода мученичество, сподвижничество, хотя речь идет о явном психическом асоциальном отклонении и тяге к откровенному живодерству.

Все любят говорить о гуманизме, толерантности и прочих высоких вещах, вместе с тем, не желая оказаться жителем подъезда, в котором поселился «замечательный» сосед/соседка, либо в квартире либо возле подъезда собирающий/собирающая и насильственно удерживающих стаю голодных псов.

Какой ад возникает в подъезде — реально тяжело представить. При этом собиратель бездомных псов, традиционно, в силу тяжкого органического поражения мозга не реагирует на замечания и увещевания соседей, считая себя собачьим мессией, а остальных — негодяями и живодерами, хотя реально все обстоит с точностью до наоборот.

Об одном из таких случаев поговорим сегодня.

Итак, в городе Киеве существуют (жизнью это назвать тяжело) несколько десятков личностей, которые страдают сами и мучают других воплощением идей собакоспасательства.

По одной из таких «мессий» я решил попробовать эффективность правовых методов решения проблемы, написав кучу заявлений и жалоб во все возможные инстанции с предложением повлиять на развитие ситуации. Дама, злоупотребляя алкогольными напитками, в своей квартире держит в разное время до десяти дворовых псов (которые находятся в естественном круговороте: сбегают, приходят, теряются, возвращаются, «отдаются в хорошие руки» и пр). Собаки находятся на самовыгуле, то есть, проснувшись с утра в состоянии алкогольной абстиненции, «хозяйка» выгоняет хвостатую братию в подъезд, из которого псы целый день мигрируют на улицу, во двор и обратно, попутно разгоняя и облаивая по пути следования своей территорией никчемных людишек, неведомо как очутившихся и неизвестно что делающих в многоквартирном доме.

Перед этим Национальным университетом биоресурсов и природопользования Украины было дано заключение о нормах содержания собак в условиях городской квартиры.

 

 

Обобщенно говоря, в условиях «усредненной» городской квартиры действует правило «одна собака на одну квартиру», при условиях соблюдения иных норм о необходимости регулярного выгула, ухода, кормежки, наличия воды и пр.

И дальше начался занимательный «футбол». Сначала Киевская городская государственная администрация написала пространное письмо о созыве целой комиссии, которую «хозяйка» псов деликатно послала и в устной форме и по телефону:

 

Соломенская РГА категорически отвергла факты жестокого обращения с собаками, доложив, что последние выгуливаются в намордниках и с поводками, являя собой образцы добродетели и послушания (при этом вообще не рассмотрев тезисы о нарушении количественных норм содержания собак в помещении):

Коммунальное предприятие «Центр обращения с животными» решило «поумничать» и упорно возражало против применения норм содержания собак в помещениях, утверждая, что они как бы есть, но применять их не следует, а нужно руководствоваться чуть ли не вопросами социалистической целесообразности (то есть, ничем):

 

«Особняком» стоит райотдел, который вопреки утверждениям предыдущих авторов, что все хорошо, собаки в намордниках и ошейниках и содержатся в надлежащих условиях, отметил, что на хозяйку составлены протоколы об привлечения последней к административной ответственности и материалы переданы коммунальным службам для окончательного решения вопроса (не забываем, что коммунальщики упорно гнут свою линию «все хорошо, ничего не нарушено»):

 

 

А ведь все выглядит забавно и увлекательно. К обнаглевшей от безнаказанности тетке несколько недель кряду ходят делегации и комиссии, развлекая последнюю и ее питомцев своим присутствием и свалившимся вниманием, вступая в дискуссии, увещевая и пытаясь наставить заблудшую овцу на путь истинный, продуцируя кучу отписок и «отмазок». На решение вопроса недопустимости наличия в доме, дворе и подъезде нескольких шелудивых псов и штрафа для безответственной и обнаглевшей живодерки потрачены десятки человеко-часов далеко не последних чиновников и несколько тысяч гривен, при нулевом результате от проделанной работы.

Единственным результатом является возросшее самомнение правонарушительницы, которую (равно с дикими псами) чиновники признали серьезным субъектом правоотношений, «права» которой надо защищать со всех сторон (попутно наплевав на права остальных жителей дома и порицая содержание концентрационного лагеря стаи собак на нескольких квадратных метрах).

Что остается делать жителям дома в подобных условиях? Ответ очевиден: брать инициативу в свои руки и лично устраняя опасность для себя путем кормления собак ливерной колбасой, содержащей дешевый и популярный лекарственный препарат изониазид в дозировке не менее трех грамм.

Гуманно быстро и дешево (в пределах трех гривен) можно в одночасье спасти стаю собак и десятки жителей дома от мучений со стороны обнаглевшей маргинальной личности (место которой в психиатрической лечебнице или в тюрьме, как лица, системно совершающего акты жестокого обращения с животными (которые будут иметь полное право отомстить горе-хозяйке, перекусив ею в один прекрасный день).

Проблемы должны решаться просто и эффективно. Это подход цивилизованных, разумных, милосердных и ответственных людей. В прессе в последнее время все чаще поднимается тема т. н. догхантеров (охотников на собак), и отрадно осознавать, что акценты общественного восприятия данного явления смещаются в направлении принятия и понимания необходимости и допустимости устранения опасности в домах и на улицах своими силами.

Если государство дремлет и неспособно защитить граждан — они будут защищать себя сами, быстро, просто и эффективно, без наблюдения за многоактовым «Марлезонским балетом», как это продемонстрировано в нашем материале. Посему можно предполагать и прогнозировать, что идеология и движение догхантеров в Украине и странах СНГ будут развиваться и расширять сферы влияния, особенно в условиях пассивности государства и коммунальных предприятий.

 

Алексей Святогор, адвокат; специально для «УК»

 

 

Читайте также: