Выборы взаймы у избирателей

Депутатское семейство профессионально «разводит» харьковчан, безвозвратно одалживая крупные суммы денег. Список потерпевших исчисляется десятками, но милиция «мышей не ловит». Обычная житейская история, каких сейчас множество: деградация общества — истребляется то, что делает нас людьми.

 У Остапа Бендера было четыреста способов сравнительно честного отъема денег. Это было давно и с тех пор его идеи получили серьезное развитие. Тем более, что возможностей с тех пор заметно прибавилось – как благодаря техническому прогрессу, так и банальным людским жадности и лени.

Можно точно сказать – поговорки «Долги отдают только трусы» во времена великого комбинатора не было. Впрочем, не было и такого количества лиц, дающих в долг ради того, чтобы потом отобрать у должника все до нитки и такого количества людей, стремящихся взять в долг и не отдать. Всех тех, кому «без лоха жизнь плоха».

У предпринимательницы Лидии Д. дела шли совсем неплохо. Ей везло, ей все удавалось – отнюдь не по причине хорошей крыши, а от трудолюбия, настроя и таланта. Ее товар продавался, ее модели одежды вызывали интерес как у покупателей, так и у организаторов всеукраинских конкурсов красоты. Жизнь была интересна и была в радость. А в начале 2009 года появился повод обратиться к врачу.

Можно пойти в поликлинику по месту жительства, но что там за врачи – неизвестно. Но по нынешним временам абы к какому доктору обращаться рискованно и она стала искать знакомых, которые бы помогли ей обратиться к настоящему специалисту. И вскоре к ней сама обратилась незнакомая ранее Анна Покроева, которая сказала, что звонит, поскольку узнала о проблеме Лидии от общих знакомых. Говорила, что она специалист-медик, кандидат наук.

Но профессиональной помощи она предоставить не смогла – оказалось, что она педиатр. А чем детский врач может помочь взрослому человеку? Правильно – сочувствием. Вот этим Анна Покроева и помогла Лидии. Но небескорыстно: вскоре обратилась к предпринимательнице с просьбой помочь ее сыну Артему, занять ему денег. Немного, всего лишь 20 тысяч долларов – просто потому что ему надо. А он, мол, умный, не подведет с возвратом. Лидия по доброте своей и заняла.

Артем, действительно, оказался умным – деньги он вовремя не отдал. Вместо этого он попросил занять еще, а затем – еще и еще. У него постоянно находились какие-то причины, по которым он не только не мог отдать то, что уже занял, но и требовал занять ему еще. Его куда-то вывозили бандиты, арестовывала милиция, в его жизни происходили самые невероятные события. А в результате он оказывался совсем без денег, и ему нужно было занять еще.

Тогда Лидия всей душой сочувствовала Артему – она брала в банке кредит, чтобы помочь ему. А он обещал, что вот-вот наладит свой бизнес и все отдаст. Но банк – не сердобольная женщина и когда Артем не отдал кредит, Лидия лишилась квартиры – это же она взяла кредит, а Артем был лишь поручителем. Потом были заложены в ломбард вещи Лидии и ее родных – куртки, шубы. Были и займы у знакомых.

Сумма, которую Артем занял у Лидии, уже давно увеличилась в несколько раз – по сравнению с первоначальным займом, но ее все еще было недостаточно, чтобы избавиться от проблем и наладить бизнес. Тем более, что квартира, в которой он жил с матерью, по его словам была также заложена, и в любой момент ее могли забрать, а его с матерью вышвырнуть на улицу – если он перестанет платить проценты. Впрочем, ничего не налажено и по сей день, что наводит на мысль, что проблемы не будут решены никогда. А значит, Артем будет делать все новые и новые долги, несмотря на его же рассказы о том, как он будет получать гранты от международных фондов.

Когда Лидия пришла приблизительно к такому выводу и прямо спросила у Артема, он не менее прямо стал жаловаться на здоровье, затем – на то, что попал в «эзотерический черный квадрат». Потом перестал появляться, а на телефонные звонки отвечал предельно кратко – «не могу говорить — на приеме», «на заседании», «в больнице», «под капельницей», «на границе», «перезвоню» и отключал телефон.

Когда оказалось, что он, несмотря на нежелание общаться, все же вполне досягаем, совсем уж прямо спросил у Лидии, собирается ли она и на могилу к нему приходить просить свои деньги. После он перестал появляться вообще – с Лидии уже было нечего взять. Соответственно, с ней не разговаривает Анна Покроева, которая когда-то просила занять Артему деньги. И отец Анатолий Покроев, депутатским удостоверением которого любит козырять Артем, старается на звонки не отвечать.

В прошлом году к Сусанне К. пришел ее бывший муж и стал рассказывать, с каким отличным парнем он познакомился, и как тому позарез необходимы деньги, которые Сусанна просто обязана занять. Зарплата врача, конечно, не составляет требуемой суммы даже за год, но мужчины вдвоем уговорили Сусанну взять не только дать Артему Покроеву взаймы все, что у нее было, но еще и взять в банке кредит. Артем клятвенно обещал все вернуть, причем вовремя. Однако история с Лидией Д. в точности повторилась и сейчас Сусанна вынуждена продавать квартиру, чтобы рассчитаться с банком и купить другую квартиру, заметно меньше, чтобы ей и ее детям было где жить.

Светлане П. Артем Покроев обещал организовать усыновление ребенка и оформить все необходимые документы. Для этого ему понадобилось 3 тысячи долларов, которые были незамедлительно выданы. И хоть оказание услуг – не делание долгов, результат был тем же. Деньги Артем забрал, усыновление до сих пор не оформлено.

У Людмилы Р. Он занимал деньги под поручительство и расписку отца Анатолия Покроева – с тем же результатом. Анна М. заложила квартиру, чтобы занять денег неисправимому должнику. Впрочем, поначалу она не знала, что больше своих денег не увидит, но теперь вынуждена исправно платить проценты банку, чтобы не лишиться жилья. Была еще Татьяна С., были еще очень многие, причем преимущественно женщины.

Но если у вас невзначай мелькнет в голове словечко «альфонс», означающее мужчину, который живет за счет женщин, то смею вас уверить – вы ошибаетесь, поскольку лично мне известно также одно лицо мужского пола. У Александра В. Артем взял 2 тысячи долларов за оформление документов на гараж, написал расписку на одну тысячу на мать… Финал, очевидно, должен был быть как в женских историях. Но тут такое не прошло – Александр находил Артема буквально везде. Он звонил родителям, он собрался подавать в суд. И произошло невероятное — Артем вернул деньги. Правда, не все – только полторы тысячи из двух. Но это, согласитесь, все равно нетипично.

Люди, упомянутые здесь как кредиторы Артема – это лишь крошечная часть реального количества его кредиторов. Причем, некоторых Артем находил сразу же после продажи квартир, что не могло не вызвать вопроса о его поразительной осведомленности. И тут есть ответ – его знакомая Алина Дубовик работает оценщиком в агентстве недвижимости. По крайней мере, так указано в одном из заявлений в милицию по поводу долгов Артема Покроева.

Там же, кстати, есть и вероятный ответ на назревший уже вопрос о его феноменальных способностях входить к людям в доверие и занимать у них деньги. А именно указано, что мать Артема Анна Метвеевна является психологом, кандидатом медицинских наук. Она подбирает будущую жертву, знакомится с ней на основе интересов и с учетом личных особенностей и настаивает на знакомстве с Артемом. Дальше, надеюсь, все понятно.

Возникает и другой вопрос – куда девает деньги Артем Покроев, ибо суммы он занимает немаленькие – по несколько десятков тысяч долларов. При этом внешне улучшения его благосостояния не заметно. Ни дорогих машин, ни новых квартир, ни даже шикарных костюмов у него никто не видел. Тогда на что тратит деньги Артем? На наркотики? Или, может быть, на проигрыши? Отнюдь!

Согласно его же слов, деньги идут в политику. Это он говорил во время и после выборов народных депутатов Украины, когда сам принимал нуждающихся в юридических услугах граждан в помещении Дзержинского райсовета. И в том же помещении находился избирательный штаб кандидата Валерия Писаренко, на которого в Харькове работали все ресурсы, какие только можно было обеспечить – газеты, телевидение, мэрия.

И о котором говаривали, что он – кандидат от мэра Геннадия Кернеса. А в тоже самое время Артем Покроев рассказывал своим многочисленным кредиторам, что с получением долгов придется повременить, ибо деньги пошли на выборы. И объяснял, что он неспроста получил офис в избирательном штабе – деньги, которые он собирает с народонаселения идут на поддержку этого самого кандидата. А вот когда он выиграет – кредиторам все вернется с лихвой. Надо только потерпеть выборы и еще чуть-чуть…

Выборы прошли давно, но деньги Артем так и не возвращает. Кое-кому из кредиторов помогли обращения в суд. А большинство написали заявления в милицию. А уж как там умеют работать, особенно по имущественным преступлениям, особенно по фактам мошенничества – объяснять не надо. Следователь Киевского райотдела Юрий Ищенко никак не может разобраться, что это за долги, и являются ли они мошенничеством.

Обращения к начальнику следствия городского управления не помогли. В общем, профпригодность сотрудников милиции – как всегда налицо. Хотя это, возможно и не единственная причина, поскольку некоторым заявителям при личной встрече Артем говорил, что дешевле отдать следователю несколько тысяч долларов, нежели отдавать долги. И добавляют, что на допросах и очных ставках Артем ведет себя вызывающе, нагло, вальяжно. А некоторые кредиторы частенько видели человека, внешне неотличимого от Артема Покроева, посещающего здание областного УБОП.

Я не зря упомянул современную поговорку – «без лоха жизнь плоха». В каком-то смысле все многие десятки кредиторов Артема оказались именно в роли «лохов». Но именно они откликнулись на просьбы Артема, его матери Анны и его отца Анатолия о помощи.

Именно они отдали человеку, терпящему бедствие – так им объясняли – то, что им самим было необходимо. А взамен получили жестокий урок – людям доверять нельзя. В том числе и любителям «развода лохов». В том числе и обычным, нормальным людям. И когда к этому придет большинство людей, само понятие помощи, взаимовыручки исчезнет, равно как и часть того, что делает нас людьми. Тогда, как раз, хуже всех придется именно кидалам, хотя для всех остальных это едва ли послужит утешением.

Сергей Ермаков, «Харьков криминальный», специально для «УК»

Читайте также: