Оборотни в погонах уже бывают и женского рода. Обзор судебных решений

Итак, капитан милиции поссорилась с мужем (работником прокуратуры), и тот поднял на неё руку. В прошлом работник прокуратуры уже бил офицера милиции на почве ревности, о чем та… докладывала по начальству. (Эти органы официально называются правоохранительными). А дальше…

Семья правоохранителей

Оборотни в погонах уже бывают и женского рода. Конкретно та оборотниха, которая нас сегодня интересует, была старшим инспектором специальной связи Никопольского ГО ГУМВД Украины в Днепропетровской области и носила звание «капитан милиции». Её дело разбирала 30 октября коллегия судей палаты апелляционного суда Днепропетровской области по уголовным делам в составе: председательствующего Коваленко В.Д., судей Дрибаса Л.И., Бровченко Л.В.

Итак, капитан милиции поссорилась с мужем (работником прокуратуры), и тот поднял на неё руку. В прошлом работник прокуратуры уже бил офицера милиции на почве ревности, о чем та… докладывала по начальству. (Эти органы официально называются правоохранительными).

Что делает капитан милиции? Она звонит знакомому уголовнику, уже четырежды судимому, и, кстати, на этом самом суде его судили ещё по двум эпизодам – избиение и воровство. Прибыв в дом к правоохранителям, которые должны нас беречь, уголовник начинает избивать работника прокуратуры на глазах его жены и маленького сына. «Вырубив» свою жертву, он связал ей руки ремнем и продолжал избивать жертву ногами, в том числе нанося удары ногой в висок, прыгая на него…

Список нанесённых жертве телесных повреждений состоит из 119 слов (для сравнения: эта статья – 315 слов).

После завершения избиения, видя, что муж умирает, жена развязала ему руки, вытерла лицо, посадила на пол и ушла вместе с убийцей, явно надеясь, что коллеги поверят, будто убитый сам упал и разбился. Или сделают вид, что поверят. Во избежание недоразумений – вина убийц доказана таким количеством экспертиз, что защита, «не оспаривая в целом фактические обстоятельства», била на жалость.

Суд первой инстанции приговорил непосредственного убийцу к 15 годам, а капитана милиции – к пяти.

Апелляционный увеличил срок: ей – до восьми лет, а вот ему оставил 15, отклонив апелляцию прокурора о пожизненном.

Между прочим, ещё десятки лет назад психологи доказали, что исправление уголовника возможно только при сроках менее десяти лет. То есть надо давать или меньше десяти, или уж сразу пожизненное, ибо иначе выйдет на свободу только хуже.

Но законы науки у нас никому не писаны.

Некстати вернулся муж

…Ну вот, вернулся некстати. Навстречу ему выбежал незнакомец и нанёс то ли один, то ли несколько ударов в лицо. Муж выхватил перочинный ножик, который носил вместо брелка от ключей, ударил неизвестного в живот – и… судья Бабушкинского районного суда В.И. Левч (Вера Ивановна – ред.) приговорил его к пяти годам и одному месяцу лишения свободы в уголовно-исполнительном учреждении закрытого типа, в просторечии именуемом тюрьмой.

Главное же заключается в том, что и, извиняюсь за выражение, «потерпевший», и свидетельница-жена, которая, оказы-

вается, пригласила «потерпевшего» накануне вечером («Проснувшись утром 10.07.2012 года, они позавтракали и ОСОБА_3, выпив спиртного, лег спать. Когда около 16:30 часов в квартиру зашел ее муж ОСОБА_2, в руках которого были ключи с брелком-ножом»), подтвердили, что «потерпевший» первым напал на мужа.

Однако судья посчитал, что удар кулаком в лицо не был опасен для жизни атакованного… А муж-то это откуда мог знать?! Он – это подтвердилось – «пострадавшего» никогда не видел. Откуда он мог знать, кто перед ним? По мнению судьи, мужчина должен был ожидать следующего удара? А потом жаловаться на Страшном суде? В переводе с русского на русский решение Бабушкинского суда читается так: «Когда убьют, тогда можете защищаться. Пока живы, не смейте».

По пьянке

Чего только не творят наши земляки под влиянием сорокаградусной! Достаточно курьёзное дело разбирал четвёртого ноября Апостоловский райсуд. Оно мне напомнило отрывок из показаний, когда-то опубликованного в журнале «Крокодил» – «Совершил два нарушения, одно – по пьянке, другое – без уважительной причины».

…Обвиняемый, с двумя друзьями, поехал на дискотеку в машине одного из них. Там «употребляли спиртные напитки». На обратном пути один употреблявший сел за руль, другой (обвиняемый) – рядом. Обвиняемому показалось, что водитель неправильно рулит, и он принялся вырывать у него руль. Результатом, естественно, стало ДТП, в котором очень тяжёлые телесные повреждения получил третий приятель, сидевший на заднем сидении.

Покуда шло следствие, обвиняемый залез в дом ещё одного знакомого, украл бензокосилку и продал её. Этот подвиг обвиняемый объяснил тем, что у него беременная жена и нужны деньги (а на спиртные напитки хватает?).

Очень характерно, что суд не усмотрел в деле отягчающих вину обстоятельств, хотя, как минимум, первое нарушение совершено таки по пьянке, что однозначно является отягчающим обстоятельством (любопытно, что суд не постеснялся сам сослаться на ст. 67 УК, которую в данном случае нарушил). И приговор – три с половиной года, но условно и с испытательным сроком на один год. То есть реально – к одному году надзора. Легкие телесные повреждения – год надзора, и тяжкие – год надзора.

Обзор судебных решений подготовил Константин Когтянц, ЛИЦА

Читайте также: