Спецподразделение «Сєвєр»

О спецподразделении «Сєвєр» я слышал довольно давно, ещё с тех пор, когда они участвовали в передаче «Храбрые сердца» на телеканале «1+1». Периодически о них появлялись публикации на различных интернет-ресурсах. Недавно, увидев очередной репортаж на телевидении, теперь с полигона, я решил встретиться с ними, пообщаться, узнать, что такое аэроразведка, чем они занимаются сегодня.

 Если получится – взять интервью. Плюсом было то, что они из Чернигова, минусом – то, что понятия не имел, где их искать. Через информацию, указанную на странице подразделения в Facebook, нашёл контактный телефон. Однако сразу встретиться не получилось – ребята были на выезде.

Договорились, что по прибытию они со мной свяжутся. Через пару дней раздался звонок: «Приходите к нам в штаб завтра, будет пара часов свободных, поговорим». И вот я в штабе подразделения: с виду обычный офис, ничем не отличающийся от сотен таких же. Только передо мной сидит не работник компа и ноутбука, как это можно было представить из обстановки, а усталый человек в камуфляже с шевроном «СЄВЄР».

– Сразу давайте договоримся, никаких имён, дат, адресов, – начинает собеседник. – От этого ваша статья не пострадает, а режим секретности нарушать не стоит.

– Без проблем. Начнём?

– Конечно.

– Первый вопрос: что такое спецподразделение «Сєвєр»? Я читал о вас статьи, смотрел видео. Но всё-таки.

– Спецподразделение «Сєвєр» – это подразделение аэроразведки, состоящее из добровольцев. Мы имеем всё необходимое оборудование, производственную и учебную базу. Выполняем поставленные задачи по сбору разведданных с воздуха, осуществляем мониторинг территорий.

– Спасибо… вот вы сказали, что выполняете поставленные задачи. А кто их ставит? 

– Мы сотрудничаем, прежде всего, с СБУ, пограничниками. ЗСУ, конечно, тоже. Особенность нашей работы в том, что задача может быть поставлена в любое время дня или ночи, и надо быть готовыми моментально среагировать. Потому для нас «на отдыхе» – понятие очень размытое. Когда мы не на востоке, наши ребята выполняют задачи на северной границе Украины. Как-никак у нашего региона очень неспокойный и агрессивный сосед. Война не только там – в Донецке и Луганске – она и здесь тоже. Только, здесь более тихая. Поэтому мы находимся в постоянной боевой готовности. Безопасность нашего региона – это также наша сфера деятельности.

– Черниговская область – это спокойный регион, о какой опасности вы говорите?

– Около года назад была информация о возможном вторжении через северные границы, более того, с той стороны скапливались силы, формировался ударный кулак. Именно в это время, так совпало, с нашей стороны заговорили про «Сєвєр», мы тогда только появились ещё. Да и другие части в Черниговской области дали повод говорить о том, что Украина не спит, что мы знаем об их планах. Соседи на самом деле очень заволновались, они были уверены, что их здесь никто не ждёт. Совпадение или нет, но после информационной активности с нашей стороны вероятность вторжения с севера перестала рассматриваться как одна из наиболее возможных. В любом случае, активность была замечена, и это однозначно сыграло свою роль.

– Но всё-таки войны как таковой здесь нет. Никто не стреляет, не взрываются дома.

– Есть такое понятие – превентивная активность. То есть показать потенциальному противнику, что его будут ждать, что мы готовимся. К примеру, мы активно сотрудничаем с пограничниками. Недавно промониторили более 200 км границы в высокой детализации. Нашли много интересного. По итогам работы СБУ и пограничники постоянно делают выводы и принимают определённые меры.

– Кстати, как у вас с погранцами?

– Да отлично, черниговские пограничники всегда нам рады. Там отличные ребята, многие уже ветераны АТО, настоящие патриоты. Они прекрасно понимают, что в случае агрессии именно они будут первым рубежом. Потому и интересуются «а что там за столбиками».

– А можно и мне поинтересоваться?

– К сожалению, нет.

– Неужели нет соблазна заглянуть к соседям?

– Есть, конечно.

– И как, заглядываете?

– Ну а вы как думаете? – усмехается, – мы свято чтим международные границы. Неужели вы думали услышать другой ответ?

– Ясно… скажите, помимо диверсантов, что ещё представляет опасность для Украины, чем ещё вы можете помочь?

– На мой взгляд, контрабандисты наносят не меньший вред, чем открытая агрессия. Да, люди от этого не погибают, но вред просто колоссальный. Необходимо постоянно держать руку на пульсе, и наше оборудование позволяет это сделать.

– Какова точность информации, получаемая при использовании БПЛА, и каков её объём?

– Смотрите, за один вылет производится мониторинг более 50 кв. км. За один день мы можем исследовать больше 300 кв. км. Точность нашей аппаратуры позволяет детально рассмотреть отдельного человека или машину, которая пробирается через лес, а наши аналитики обработают полученную информацию.

– Я думаю, что для пограничников это очень ценная информация.

– Безусловно. Дело в том, что аналогичную информацию невозможно получить при использовании наземных патрулей. Вот пример: не так давно была получена оперативная информация о том, что готовятся пути для диверсантов, есть вероятность минирования мостов и организации схронов в приграничной зоне. За короткое время мы смогли дать полную раскадровку по интересующему району. Пограничники сделали выводы, изменили маршруты следования патрулей на упреждение захода диверсантов противника. Вообще, стоит повториться о том, что наши лучшие друзья в регионе – это СБУ и пограничники. По сути, на них сейчас держится безопасность в регионе, и объёмы их работ просто огромны.

– А милиция?

– Милиция пока стесняется с нами работать.

– Почему?

– Понятия не имею.

– Северные границы Украины – это не только Чернигов. Это ещё и Сумы, например.

– Конечно. Сумская область имеет почти в два раза большую границу с Россией, чем Черниговская – это почти 300 км. Это очень много.

– Там вы тоже работаете?

– Скажем так… мы пытались начать работать в Сумской области. Однако столкнулись с жёстким противодействием после того, как после первого же вылета обнаружили контрабандные схемы, которые не могут существовать без высокого уровня коррумпированности. Были неприкрытые попытки давления со стороны сумских спецслужб. В общем, могу отметить, что всё сложно с Сумской областью. Есть серьёзные опасения.

– Опасения?

– Да. Скажем так… на данный момент взаимодействовать с сумскими погранцами и СБУ у нас нет возможности никакой. С началом войны пути передвижения контрабаса передвинулись на мирную территорию. Это Сумы и Харьков. Объёмы просто нереальные. Это эшелоны контрабанды в Россию и обратно. То же Мукачево может показаться детскими играми, если рванёт на севере. Потому вполне естественно, что аэроразведке с высокой детализацией там не рады. Про тихий омут слышали? Вот это как раз о Сумской области.

– Наш регион – это всё здорово, но всё-таки есть зона АТО. Там вы бываете?

– Да, конечно, постоянно. Северные границы мы работаем тогда, когда не заняты в АТО, когда на базе. Остальное время – это Восток. Как это ни странно, но в зоне АТО мы тоже работаем в режиме повышенной секретности, инкогнито. Маскируемся под связистов, монтажников, волонтёров.

– Почему? Это же наша территория.

– Да, всё так. Но мы опасаемся предательства, были инциденты уже. Теперь подстраховываемся. По сути, причина всё та же: контрабанда, торговля людьми. Коррупция в низовых структурах. Вот возьмём всем известный городок под Луганском – Счастье – там представители сепаров ездят пить кофе к нашим командирам воинских частей. Ничего личного, просто бизнес. Вот такая вот интересная форма совместного бизнеса.

– Вы серьёзно?

– Абсолютно. Там мы сотрудничаем только с теми, в ком на 100% уверены – с отдельными представителями СБУ, которые обеспечивают нам прикрытие. Ни для кого не секрет, что все части, добробаты, которые не вписывались в схему нового бизнеса, были выведены. Опять же предельная секретность. И не только из-за секретности. Банально есть возможность устранения «своими» же. Мы им очень неудобны. Работать в открытую просто не представляется возможным.

– То есть никакой конкретики не будет?

– Никакой конкретики быть не может – где и с кем мы работаем. Любая конкретика – это угроза всем, кто с нами сотрудничает. Сфера наших интересов – это и внутренний враг, предатели из милиции, ЗСУ и СБУ. Если не бороться с внутренней угрозой, война продлится ещё очень долго. Так как эта ситуация – «не мир и не война» устраивает очень многих, очень многие на этом делают весьма неплохой гешефт.

– Да уж… скажите, ваши ближайшие планы – это не секрет?

– Нет, абсолютно. До сих пор мы входили в состав МВС отдельной группой. Но полноценно работать по профилю мы не могли – были запреты, которые мы не могли игнорировать. Всё это привело к тому, что мы сейчас выходим из МВС и заходим в ЗСУ, объединившись с батальоном «Крым» Исы Акаева.

– И всё-таки кто за вами? Оборудование, связи – так не бывает, чтобы всё это появилось само по себе. Как-то не верится.

– Верите или нет, но это на самом деле гражданская инициатива, которая переросла в подразделение «СЄВЄР». Ни с одной политической силой мы не работаем, если вы об этом. Наша цель – порядок в стране. Всё, что мы имеем, только благодаря народу Украины и друзьям Украины, диаспорам со всего мира.

– Чем вы сейчас заняты? Что вам сейчас необходимо?

– Сейчас мы занимаемся разработкой принципиально нового комплекса аэроразведки, который позволит выполнять нашу работу на качественно ином уровне, в условиях активного противодействия военных систем РЭБ. Возможности раскрывать не будем. Но в украинской армии такого оборудования пока нет. Скорее всего, мы сможем его использовать уже осенью, если справимся по деньгам, которых нужно ещё порядка 10 тыс. долларов.

Наш разговор был прерван телефонным звонком. Моему собеседнику срочно пришлось куда-то бежать. Я выключил диктофон, попрощался и вышел из штаба.

Шёл по улице, курил и думал о нашей беседе. О собеседнике. О тех ребятах, которые заходили во время нашего разговора. Обычные люди, никакого пафоса. Просто делают своё дело. А ведь именно от того, насколько грамотно и качественно они будут выполнять поставленные задачи, зависит очень многое. Зависим мы все, горожане. Зависит и та весёлая компания в кафе, громкими голосами заполняющая тишину августовского вечера. Много факторов сходится в одной гигантской хрупкой мозаике под названием «мир в Северной Украине». «Крым», «Сєвєр» – это лишь небольшие её части, однако, достаточно важные. Эти обычные ребята точно также зависят и от нас, как и мы от них. Пока есть добровольцы, волонтёры, пока есть неравнодушные люди среди нас, можно надеяться на благополучный исход дела, а наш долг – помочь тем, кто принял на себя тяжкую ношу и делает своё дело, несмотря ни на что.

Помочь подразделению «СЄВЄР» можно (и нужно) по реквизитам:

PAYPAL:
Account: am301@hotmail.com
Reference: Sever (обязательно указываем в примечании к платежу)

WESTERN UNION:
Recipient: Svetlana Mihaylovna Alekseeva (Ukraine)

ГРИВНА:
Получатель: Алексеева Светлана Михайловна
CARD: 4149 4377 2875 1429
Банк: ПАО КБ ПриватБанк.
Код получателя (ОКПО, ЕГРПОУ): 14360570
Код банка получателя (МФО): 305299
Счёт получателя: 29244825509100

EURO:
Recipient: Alekseieva Sveitlana Myhailyvna
CARD: 4731 2171 0429 3871
Name of bank: PRIVATBANK,
SWIFT CODE: PBANUA2X
Correspondent bank: Commerzbank AG SWIFT CODE: COBADEFF
Account number: acc № 400886700401

DOLLARS:
Recipient: Alekseieva Sveitlana Myhailyvna
CARD: 4731 2171 0709 9275
Name of bank: PRIVATBANK, SWIFT CODE: PBANUA2X
Correspondent bank: JP MORGAN CHASE BANK,
SWIFT CODE: CHASUS33
Account number: acc № 0011000080

Есть Яндекс. Деньги, Skrill – по запросу

Страничка подразделения «Сєвєр» в Facebook.

Спасибо! 
Слава Украине!

Автор:  Сергей Астафьев (Чернигов), Петр и Мазепа

Читайте также: