Мафиозные войны Израиля: «белорусские киллеры» и грузинские ужасы

Недавние события в Нетании, когда была совершена попытка покушения на приближенных уголовного авторитета Аси Абутбуля, по всей видимости, могут привести к новому витку войн между криминальными кланами в центре страны. Генеральный инспектор полиции Дуди Коэн уже заявил, что уголовники спешно вооружаются, и что акции криминальных структур могут быть не менее разрушительны и кровопролитны, чем теракты палестинцев. По данным Коэна, в ходе одной только операции полиции по изъятию оружия у криминалов, проведенной в июне 2007 года, было конфисковано 4500 патронов, 36 пистолетов, 37 автоматов, 9 обрезов, 39 гранат и один фугас.

Генеральный инспектор полиции отметил, что тенденция к интенсивному вооружению криминальных структур наблюдается в последние годы во всем мире, во многих странах борются с ней достаточно эффективно, и Израилю следует перенимать передовой опыт в этом направлении.

Как отмечают эксперты, в войне криминальных кланов могут быть использованы и иноземные «наемники», как это уже было несколько лет назад. И отмена визового режима с Россией может повлиять на это, так как «гастролерам» станет легче пробираться в страну. Иностранца, прибывшего «на дело», гораздо сложнее вычислить, задержать и получить у него информацию о заказчике покушения.

Мы приводим досье на нашумевшее несколько лет назад в Израиле дело о «белорусских киллерах».

«ЛИТОВСКАЯ» СВЯЗЬ

В 2003 году братья Рафи и Моше Охана, лидеры организованной преступной группировки района Кфар-Сабы, в сообществе с группировкой Нисима и Якова Альперонов и при участии Шуни Гавриэли, отца бывшего члена Кнессета Инбаль Гавриэли, открыли сеть казино — интернет-кафе. Через некоторое время между партнерами произошел разрыв. Братья Охана были уверены, что Альпероны отбирают у них часть доходов от нового бизнеса, и это явилось исходной точкой конфликта. Примерно в это же время, летом 2003 года, в Литву, в город Шауляй, летят два будущих фигуранта дела — Эмиль Киг и Гай Хасид.

Киг, бывший старший сержант литовского спецназа, житель Израиля, бывший снайпер и инструктор по стрельбе (в спецназе он служил в 2001-2002 годах), приехал в Израиль с матерью, которая работала на уборках. Жил в маленькой съемной квартирке в Бат-Яме. Киг сопровождал в Литву коренного израильтянина Хасида, который подозревался в том, что владеет «массажным кабинетом» на улице Алленби в Тель Авиве. Этажом выше «кабинета» находилось казино, которое принадлежало братьям Охана.

Официально же Гай Хасид являлся владельцем такси. Киг, который был охранником в «кабинете», полетел в Литву, так как Хасид, который хотел развестись со своей женой, по происхождению литовкой, не говорил ни по-русски, ни на литовском.

В городе Шауляй они встретились с близким другом Эмиля, у которого ночевали несколько дней. Другом Кига оказалась весьма одиозная фигура — Мариус Дайнаускас, по кличке «Крест». Он заслужил эту кличку за то, что прибил одного из своих недругов к полу гвоздями. Мариус, также бывший офицер литовской армии, успел побывать в горячих точках. Он воевал в Чечне около года, «на стороне тех, кто платит», т.е. в качестве наемника. Однако после этого российские власти его не разыскивали. По его собственным рассказам, Мариус вернулся в Литву, покинув территорию Чечни через Дагестан. Чем закончилось проживание Кига и Хасида у Дайнаускаса, неизвестно.

В начале ноября 2003 года в Израиль нелегально, через границу с Египтом, проникают четверо граждан Белоруссии. Все они были ранее судимы на родине, в частности за вооруженные ограбления и незаконное хранение оружия.

В Израиле они поселяются на съемной пятикомнатной квартире в Кфар-Сабе. По данным прокуратуры, с ними поселился и нелегально прибывший в страну «Крест» Все пятеро проживали в Израиле, используя поддельные израильские удостоверения личности. Согласно первоначальной версии обвинительного заключения, фальшивыми документами их обеспечивал Гай Хасид.

К ноябрю 2003 Эмиль Киг уже прекратил работу в «массажном кабинете» и стал заниматься охраной на русских дискотеках. На определенном этапе он получил телефонный звонок от «Креста», который сообщил, что находится в Израиле и им нужно встретиться. !!Киг!1 ничего не знал о целях приезда «Креста». Дайнаускасу к тому моменту было 36 лет, а Кигу было всего лишь 22, и для того он был «мальчиком». Но Киг подозревал, что его друг приехал не для того, чтобы посетить святые места в Иерусалиме. Через некоторое время «Крест» знакомит его с белорусами.

На данном этапе во всей этой истории появляются еще два фигуранта: Чарли Шитрит и Ярон Санкер. Шитрит – «правая рука» братьев Охана, человек без определенного рода занятий, с сомнительной репутацией. Санкер в то время отбывал тюремное заключение в тюрьме «Шата» на севере, за вооруженное ограбление. Все его телефонные разговоры из тюрьмы прослушивались администрацией. Но это не помешало Санкеру свободно переговариваться с Чарли Шитритом на тему возможных покушений на противников своих боссов. Хотя никаких конкретных имен они не упоминали, пользуясь «кодами», полицейские поняли, что планируется какое-то крупное преступление.

На определенном этапе Ярон Санкер выходит из тюрьмы в отпуск и пускается в бега. Он встречается с братьями Охана, которые предлагают ему помощь: квартиру, машину, деньги. Взамен он должен был выполнять их заказы на устранение неугодных лиц (в первую очередь из числа их противников в преступном мире). Но, не имея никакого специального опыта, он организовывает серию неудачных покушений. В некоторых случаях роль водителя, привозящего Санкера к месту преступления, выполнял Шитрит.

В конце ноября 2003 года Мариус «Крест» и его группа белорусов входят в контакт с Шитритом и Санкером. Гая Хасида впоследствии обвинили в том, что он был ключевым связующим звеном между Мариусом и израильскими заказчиками. Киг, по всей видимости, был «переводчиком». Все вышеупомянутые фигуранты вступили в преступный заговор с целью ликвидации Нисима и Якова Альперонов, а также Шуни Гавриэли.

Киллеры — неудачники

Вскоре после приезда белорусов в Израиль и контактов с людьми братьев Охана, начались опять-таки довольно непрофессиональные покушения.

Так, неизвестными был обстрелян из автомата М-16 с глушителем дом сожительницы Нисима Альперона. Сам Альперон, находившийся в доме, опасаясь, что пули попадут в его детей, выбежал из дома по лестнице, чтобы отвлечь огонь на себя.

Через некоторое время возле входа на виллу Якова Альперона в Раанане была найдена угнанная машина, начиненная взрывчаткой. По счастливой случайности она не взорвалась.

Третья неудачная попытка, по версии прокуратуры заключалась в том, что была подложена бомба под машину Шуни Габриэли. Она также не сработала.

Все три попытки покушения совершались между ноябрем 2003 и февралем 2004.

После того, как были записаны телефонные разговоры между Санкером и Шитритом, в январе 2004-го полицейские установили прослушивающие устройства в машине Шитрита. Было начато постоянное наружное наблюдение и съемка как за Шитритом, так и за белорусами.

14 февраля 2004 года полиция решает задержать «гастролеров». Двоих арестовали недалеко от дома Нисима Альперона. Еще двоих взяли на съемной квартире. Одному удалось скрыться, и впоследствии он даже сумел нелегально покинуть страну. Он выпрыгнул из окна с третьего этажа и смог обойти все полицейские кордоны, выставленные вокруг дома.

После ареста белорусов, в одной из комнат полицейские обнаружили большой склад оружия: начиная от обычных пистолетов и автоматов, и вплоть до гранат и ракет РПГ. Это был «кочующий» склад оружия братьев Охана.

Троих задержанных избили во время ареста, до такой степени, что первые несколько заседаний их вообще не приводили в суд, потому что они лежали в больнице. Полицейские объяснили свои действия тем, что белорусы оказали сопротивление. Стоит отметить, что обе пары белорусов арестовывали по 20 полицейских каждую.

После того, как белорусов арестовали, полиция известила белорусского консула. От белорусских правоохранительных органов израильские полицейские получили информацию относительно уголовного прошлого арестованных.

Такие же справки они получили от литовских коллег про Мариуса и Эмиля Кига.

Все белорусы ушли в полную «несознанку», и до сих пор категорически отвергают все инкриминируемые им преступления. То же самое сделал и Шитрит. В ходе всего следствия он в буквальном смысле не промолвил ни единого слова.

Арестовали и братьев Охана, но их отпустили буквально через несколько недель за недостаточностью улик.

Санкер сдал подельников, но не сразу, хотя его параллельно допрашивали сразу два подразделения ЯМАР – Тель-Авивское и центрального округа. Его подловили на возвращении в лоно религии. К нему в камеру подсадили полицейского, переодетого раввином, а потом даже вывезли к этому «раввину» в синагогу. Санкер практически все ему рассказал — его показания заняли десятки кассет. Начав давать показания, он был уверен, что получит статус государственного свидетеля, и просто не поставил в известность своих адвокатов. Но ему так ничего и не дали, хотя как он утверждал, ему обещали сделку с правосудием. После длительного судебного разбирательства по этому поводу его показания признали законными.

ГРУЗИНСКИЕ УЖАСЫ

В начале 2004 года Мариус «Крест» нелегально покинул Израиль, почувствовав, что за ним установлена слежка. Он скрылся, не предупредив никого из своих сообщников. Уехав в Прагу, где устроился на работу в казино «Рояль», принадлежавшее Аси Абутбулю, который в то время являлся компаньоном братьев Охана. Он работал там до тех пор, пока не произошло покушение на Аси Абутбуля. После этого чешские власти стали проверять всех, кто работал с Абутбулем, и поэтому его работодатели отправили «Креста» в Грузию.

Он прибыл в Грузию в сентябре 2004, чтобы там отсидеться и, возможно, позже намеревался уехать в родную Литву. Но грузинское КГБ заблаговременно получило от Интерпола сведения о его приезде. За ним была установлена слежка, и через три дня по приезде он был арестован. Им занималась именно контрразведка, поскольку данные, полученные от Интерпола, были несколько преувеличены, и поэтому вначале грузины вообще подозревали его чуть ли не в подготовке теракта против американского посольства.

«Креста» взяли в Тбилиси, отвезли за город в лес. Вот как он сам описал свой арест: «Я иду по улице, на встречу мне идут двое молодых парней, смеются, в руках у них бутылки пива. Они проходят мимо меня, вдруг бум – бутылкой пива по голове. Тут же останавливается черный BMW, меня кидают в багажник, и отвозят в лес. В лесу вытаскивают из багажника, долго бьют, потом дают лопату в руки копать себе могилу». Ни слова о том, что это сотрудники МГБ, не было. Лишь через неделю-две пыток и избиений до него дошло, что это не бандиты, не соперники Абутбуля, а представители… местной контрразведки.

На кассетах допросов, заснятых через две недели после ареста, лицо «Креста» было похоже на свежий стейк. При этом ему все время задавали лишь один вопрос: «зачем приехал в Грузию». Он отнекивался и рассказывал историю жизни Эмиля Кига, пытаясь выдать себя за него. Следователи понимали, что он говорит неправду, и били еще сильнее.

В конце концов, за неимением никаких улик, ему просто вменили в вину то, что он въехал в Грузию по поддельным документам.

В январе 2005 к нему приехали двое следователей из ЯМАР Тель-Авива, скоординировавшие работу с грузинским МГБ и прокуратурой.

Один израильтянин – ивритоязычный – был опытным следователем, второй, «русский», выступал в качестве переводчика. Израильтяне вели с «Крестом» переговоры, с целью добиться его согласия выступить государственным свидетелем. В конечном итоге он выдвинул требования, которые не были приняты.

Он категорически отказывался, чтобы его контакты с израильтянами фиксировались каким-либо способом. Поэтому в конце каждого дня они сами записывали все результаты бесед с ним в письменной форме.

В июне 2005 г. в Грузию приехала вторая израильская делегация, включавшая уже не только двух следователей полиции, но и двух представительниц прокуратуры. Они пробыли там неделю. При этом, как ни странно, ни одна из прокурорских по-русски не понимала.

Параллельно Израиль подал в грузинское министерство юстиции официальную просьбу об экстрадиции «Креста» в Израиль. В то же время с аналогичной просьбой к грузинам обратились литовцы. Израильтяне на 30 страницах перечислили все многочисленные улики, собранные против Мариуса, попытки убийства, хранение оружия и т.д. У литовцев «набралась» одна страница, все подозрения сводились к мошенничеству.

В конечном итоге, по истечению годового срока отсидки в Грузии за нелегальный въезд, «Креста» экстрадировали в Литву.

В ноябре 2005 года он возвращается на родину, но там никаких дел против него открыто не было, и полиция его не трогает.

*****

Заключение – результаты дела

Обвинительное заключение по делу «о белорусских киллерах» было представлено в суд в апреле 2004 года.

Как отмечает адвокат Эмиля Кига, Коби Марголов (адвокатская коллегия «Эли Гервиц ») практически оговорил себя, так как у полиции на него не было практически ничего. Киг не «засветился» нигде: ни на одной съемке его нет, ни один из телефонных звонков, записанных полицией, не был сделан им. Но у всех белорусов был найден номер его телефона. Когда у Эмиля дома проводился обыск, то была найдена энциклопедия по оружию. Полицейские конфисковали эту книгу, и впоследствии прокуратура написала в обвинительном заключении, что дома у него была найдена «спецлитература по снайперскому делу». Эмиль Киг поддался давлению и сам рассказал полицейским все, что он знал обо всех связях и контактах. Он говорил в течение трех-четырех дней, практически беспрерывно. Стенограмма допросов занимает около 700 страниц.

После того, как Киг находился под арестом в течение почти 18 месяцев, в результате очередной апелляции защиты, Верховный суд принял решение отпустить его под домашний арест.

По истечению десятков, сотен судебных заседаний, в ходе которых дали показания 250 свидетелей обвинения, выяснилось, что конкретно Эмиля Кига касались лишь показания 20-30 человек, свидетельствовавших о его относительно второстепенной роли во всем деле.

После того, как в пользу Эмиля начали давать показания свидетели защиты, у адвокатов Кига родилась идея опросить Мариуса «Креста». Для этого они прибыли в Литву. «Крест» согласился помочь Кигу, и он дал показания, что их встреча в Литве летом 2003 года не имела никакого отношения к какому-либо преступному заговору, ни к последующему приезду белорусов. Таким образом, он полностью подтвердил версию Кига.

Его показания были зафиксированы в письменной форме, в присутствии адвокатов, и затем были заверены по всем юридическим правилам. Однако, как отмечают адвокаты Кига, «в любом случае мы понимали, что бумажки этой не хватит. Проблема в том, что его выезд из Литвы был невозможен, поскольку по запросу Израиля его разыскивает Интерпол. Израильская прокуратура не сняла с него до сих пор ни обвинений, ни ордера на арест. То есть, открыто приехать в Израиль для публичной дачи показаний он просто не мог.

И тогда мы выдвинули идею о проведении видеоконференции. Незадолго до этого Израиль подписал международную конвенцию, которую еще раньше подписала Литва, о юридической взаимопомощи между государствами, в том числе это выражается в проведении двусторонних видеоконференций. Для этого требуется специальная аппаратура. Когда же мы начали всем этим заниматься, выяснилось, что у литовского министерства юстиции нет требуемых технических возможностей, и поэтому нам пришлось найти частную компанию, которая специализируется на организации видеоконференций.

Для нас то был самый главный козырь, позволивший, в конечном счете, надавить на прокуратуру и достичь компромиссного соглашения. Согласно ему, тот срок, который наш подзащитный уже отсидел, т.е. 17 месяцев и 26 дней, и является его наказанием. Больше он не получил ни штрафа, ни конфискации имущества, ничего».

Обвиняемый №1 в деле Чарли Шитрит ждет подачи заключительных аргументов защиты. Назначенная дата – 1 декабря 2007 года.

Обвиняемый №2 Ярон Санкер – уже получил два пожизненных заключения, по параллельному делу, связанному с его деятельностью в качестве наемного киллера на службе братьев Охана.

Обвиняемый №3 Гай Хасид – присоединился к компромиссному соглашению, заключенному между прокуратурой и Эмилем Кигом. Он также был освобожден из заключения, с той лишь разницей, что на него был еще наложен штраф на сумму 40 тысяч шекелей.

Четверо «киллеров» — белорусов все еще надеются, что их депортируют на родину. Теоретически им могут грозить десятки лет тюрьмы, а адвокаты, которые ведут их дела, русским языком не владеют.

Братья Охана были задержаны по делу о «белорусских киллерах», но так как никаких реальных улик против них не было, их отпустили через несколько недель.

Спустя менее чем полгода они были вновь арестованы, но по другому делу – убийству вышеупомянутым Санкером «наводчика», приведшего киллеров к их брату Ханании. По этому делу они почти три года отсидели в камере предварительного заключения, и были выпущены под домашний арест под залог в 100 тысяч шекелей каждый.

Александр Гордин, Информационно аналитический центр Zakon, ISRALAND

Читайте также: