Мать дала жизнь своему… будущему убийце

В октябре 2006 года в Джанкое пропала 80-летняя женщина. После того, как ее младший сын заявил об этом в милицию, начались поиски. Пенсионерка была найдена… закопанной в палисаднике собственного дома. Убийцей оказался ее родной сын, который заявил о пропаже матери. Мужчину суд приговорил к 12 годам лишения свободы. А вот его жена, которая постоянно подталкивала мужа на преступление и знала об убийстве, до сих пор на свободе. 

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

Сон разума

Когда у Екатарины Т-вой (имя изменено) родился второй ребенок, радости ее не было предела. Несмотря на то, что в послевоенные годы жилось нелегко, молодая мать верила, что все будет хорошо и ее дети вырастут достойными людьми. Не знала тогда эта женщина, что дала жизнь вовсе не любящему сыну и опоре на старости лет, а своему… убийце. Вынашивала, рожала в муках, не спала ночами из-за того, кто потом хладнокровно забьет ее до смерти и закопает в палисаднике.
 
Напомним, несколько лет назад такое же зверство учинил житель одного из сел близ Симферополя. Тогда это расследование контролировал прокурор Симферопольского района Владимир Смий. Сын нанес матери два удара ножом, после чего спокойно лег спать. Истекающая кровью женщина пролежала всю ночь на полу, не решаясь просить о помощи. Даже умирая, она, повинуясь материнскому инстинкту, думала только о благополучии своего ребенка. Второй подобный случай наша газета тоже описывала. Пьяный сын, требуя у матери денег на спиртное, забил ее до смерти прямо на глазах своей сожительницы. Труп матери убийца закопал во дворе. Потом сын с сожительницей спокойно получали пенсию убитой и пропивали ее, говоря соседям, что мать «по гостям шляется».
 
Как правило, все эти преступления совершались сыновьями в нетрезвом виде, когда мозг засыпает под действием алкоголя. А сон разума рождает чудовищ. Быть может, потом, протрезвев, дети-убийцы раскаивались в содеянном, но их матерей уже не вернуть. Подобное случилось и в Джанкое.

Семейный конфликт

23 октября 2006 года пропала 80-летняя жительница Джанкоя Екатерина Ивановна Т-ва. Ее старшему сыну, проживавшему в Симферополе, позвонила двоюродная сестра и спросила, не приезжала ли к нему в гости мать?
 
Тот ответил, что нет, да и как она приедет сама, дескать, не тот уже возраст, слаба, плохо ходит… После этого все родственники Екатерины Ивановны, что называется, были подняты по тревоге.
 
Искали пенсионерку везде, но та словно сквозь землю провалилась. 25 октября ее младший сын Иван Т-в (имя изменено) по настоянию старшего брата пошел в милицию и подал заявление о пропаже человека. Тут же начались поиски.
 
На первый взгляд, все было ясно: пропала старушка, дети ее ищут… Да мало ли что бывает — со стариками всякое случается: вышла в город, сердце, не дай Бог, прихватило или какие провалы в памяти… На убийство это не походило — ну кому нужна 80-летняя бабушка? Для верности джанкойские правоохранители осмотрели ее домовладение, но, не найдя там ничего подозрительного, решили, что, может, еще найдется, и неспешно продолжали расследование. Однако поторопиться их заставили внук и старший сын пропавшей.
 
Они знали, что у бабушки были сложные отношения с младшим сыном Иваном, его второй женой Еленой и ее дочерью. В последнее время Иван сильно выпивал, нередко уходил в недельные запои. Если раньше с матерью у него были хорошие отношения, то с приходом в дом невестки они обострились. Елена пыталась взять все в свои руки. Например, 22 февраля 2005 года они вместе с мужем без ведома и согласия Екатерины Ивановны взяли домовую книгу и прописались у Т-вой.
 
Тут возникает вопрос: как такое смогли допустить в местном паспортном столе? Тем не менее Елене это удалось. После этого в доме началась война, в которой сын полностью встал на сторону жены, унижая и оскорбляя мать. Жизнь Екатерины Ивановны превратилась в ад. Были случаи, когда сын исподтишка закрывал родную мать в курятнике на 5 — 6 часов. Старушка заходила туда, чтобы покормить кур, а тот захлопывал за ее спиной двери.
 
Делал он это, конечно, не от большого ума, чаще всего в состоянии алкогольного опьянения, бесконечно подстрекаемый женой. А однажды пенсионерка проснулась утром и отправилась на кухню позавтракать. Каково же было ее удивление, когда она увидела, что все газовые конфорки включены. Очевидным было, что «некто» сделал это совсем недавно, потому что газ еще не успел распространиться по всему помещению. Екатерине Ивановне нетрудно было догадаться, кто приложил к этому руку.
 
После этого случая пенсионерка стала закрывать входную дверь на палку, чтобы никто не смог войти, но сын Иван совершенно пьяный влезал в окно и начинал ее бить. Несколько раз Т-ва снимала побои и обращалась в милицию, после этого Ивана закрывали в камеру на 10 суток, но на том все и заканчивалось. Выходил он еще более озлобленный и избивал мать вновь. 
 
Периодически старший сын, внук и другие родственники приезжали к бабушке и проводили с Иваном профилактические беседы. Тот клялся, что больше не будет, однако подстрекательства Елены всегда делали свое дело — Иван шел к матери и говорил с ней словами своей сожительницы: «Мы здесь хозяева, ты здесь никто, я тебя урою…»

Труп в палисаднике

Екатерина Ивановна постоянно жаловалась своей подруге и племяннице на нелегкую жизнь. Когда эти женщины дали свидетельские показания в милиции и рассказали о конфликте между пропавшей и ее сыном с невесткой, картина прояснилась. Более того, всплыла одна важная деталь.
 
Племянница Екатерины Т-вой рассказала правоохранителям, что на следующий день после исчезновения пенсионерки они вместе с ней собирались в суд для принятия решения о выселении ее сына, невестки и ее дочери в судебном порядке с территории домовладения, в котором они прописались незаконным путем. 
 
К расследованию дела о пропаже 80-летней пенсионерки подключились работники Симферопольского УБОПа и другие столичные сыщики во главе с полковником милиции Борисом Бабюком, о котором мы писали в прошлом номере газеты. К тому времени всплыла информация, что в мае 2006 года государственным нотариусом джанкойской нотариальной конторы был удостоверен договор дарения жилого дома гражданкой Т-вой гражданину Т-ву, то есть мать дарила старшему сыну свой дом. 
 
Незадолго до того Иван продавал свою квартиру в срочном порядке, а его жена Елена была уволена с работы (она трудилась в почтовом отделении), как поговаривали, за хищения. Одним словом, супруги доставали деньги где и как могли для того, чтобы дом достался не старшему сыну Екатерины Ивановны, а им.
 
Позже на допросах они вели себя невозмутимо, уверяли, что бабуля могла уехать в Симферополь к старшему сыну, дескать, давно собиралась погостить. Следствие растянулось на полгода по принципу «нет тела — нет дела». И только в апреле 2007 года Иван Т-в «раскололся».
 
Он дал признательные показания, рассказав, что 23 октября 2006 года был пьян и опять ссорился с матерью. Ссора, как всегда, переросла в избиение старой женщины, и Ивана на этот раз понесло. Он сильно избил мать, потом та от ударов упала и ударилась затылком о ступеньку крыльца. Причиной смерти Екатерины Ивановны Т-вой стала закрытая черепно-мозговая травма с кровоизлиянием в мягкие ткани головы.
 
Убийца показал, где зарыл труп матери. И несмотря на то, что джанкойские сыщики изначально безрезультатно обследовали домовладение Екатерины Ивановны и прилегающую к нему территорию, тело убитой оказалось закопанным в палисаднике ее собственного дома. 
 
Иван Т-в был осужден за убийство и приговорен к 12 годам лишения свободы. А вот его сожительница Елена, которая тоже проходила по делу, отделалась легким испугом. Очевидно, помогли деньги, похищенные из почтового отделения и вырученные от продажи квартиры. Однако за это дело сейчас взялись симферопольские сыщики во главе с начальником ГУМВД Украины в АРК Николаем Ильичевым. Поэтому очень скоро перед судом предстанет и Елена — подстрекательница и соучастница убийства 80-летней женщины, которая не пожелала отдать ей добровольно свой дом.
 
Фото: Хайри Усеинов

Читайте также: