Питерский каннибализм: школьницу съели психически неформальные

«Невиданный случай каннибализма в Петербурге», «Голодные готы съели подругу» — всю неделю подробности гибели 16-летней школьницы не слетали с первых полос местных газет. К этому времени в отделении милиции уже больше десяти дней лежало заявление о пропаже одиннадцатиклассницы Карины. 

31 января, после обнаружения пакета с человеческими останками, по подозрению в убийстве были арестованы два молодых человека: Максим Головатских и Юрий Можнов — именно в их компании девушку видели в последний раз.

Первый некогда работал мясником на рынке, второй — флористом. Они-то и поведали ужасающие обстоятельства гибели подруги: сначала утопили девушку в ванне, потом расчленили труп, а несколько частей запекли в духовке вместе с картошкой и съели. На вопрос «зачем» обвиняемые выдали фразу, которая просто не укладывается в голове: «Мы очень хотели есть»…

Корреспондент  отправился в Северную столицу, чтобы выяснить, какая тропинка привела умную, замечательную 16-летнюю Карину в квартиру дома №66 на проспекте Космонавтов, где так страшно оборвалась ее жизнь.

…В вестибюле школы №254, где училась Карина, траурную табличку повесили только в пятницу. С портрета, сделанного для выпускного альбома 9-го класса, улыбается милая девушка. Такой она запомнится всем одноклассникам и учителям.

— Мы даже не могли уголок обустроить, где ребята могли бы подойти, попрощаться, сказать теплые слова. Понимали, что ее уже нет, а все надеялись, а вдруг не наша девочка — оперативники ошиблись, газеты подхватили. Это же как можно, чтобы родной отец не узнал? Ее ведь опознала только тетя, да и то лишь по дырочкам в ушах. Изверги, звери… Так поступить… — директор школы Ирина Большакова пытается подобрать слова, которыми можно охарактеризовать поступок убийц. Но не может. Отворачивается.

— Одноклассницы плачут на каждом уроке, ребята ходят подавленные: ее в классе все любили, — выручает коллегу зам по учебно-воспитательной работе. — А недавно прямо на уроке расплакалась учительница английского языка. Карина была ее любимой ученицей: девочка схватывала все на лету, отвечала первой. Да что и говорить: у нее всегда были способности к языкам.

В спецшколе с углубленным изучением английского девушка училась с первого класса и всегда была лидером: «если учительница литературы разделяла ребят на группы, то она всегда была главной в своем кружке».

— Она вообще гуманитарий по натуре, с техническими предметами всегда были проблемы, но Кариночка их быстро исправляла, очень переживала из-за каждой «двойки», — вспоминают учителя.

19 января Карина отсидела все шесть уроков и отправилась домой. Вечером отпросилась у мамы пойти к подруге — посидеть в интернете. «Потом, как рассказывает мама, девочка позвонила ей якобы от подруги, попросила разрешения остаться на ночь, чтобы подготовить реферат. Обещала в 7 часов быть дома, чтобы в восемь уже сидеть за партой», — пересказывает мамины слова директор.

Но утром девушка домой не пришла, не раздалось долгожданного звонка в дверь и вечером. Сотовый телефон молчал.

Маме это показалось странным: Карина всегда была исполнительной и сдерживала свои обещания. Родители обзвонили всех знакомых, но везде их ждал один и тот же ответ: «Не знаем, где она». Тогда мама побежала в милицию.

«Родители нам не говорили, что девочка пропала — сказали «больна», — вспоминает директор. — А потом позвонили из районной администрации и рассказали, что найдены останки. И предположительно, нашей школьницы».

Одноклассники и друзья уже 20 января почувствовали неладное — стали своими силами искать подругу, расклеивали по району объявления с описанием девочки.

— Теперь они все подходят к нам, спрашивают, когда можно сдавать деньги на похороны, — говорит директор. — А недавно спросили, отпустим ли мы их с уроков, если хоронить будут в учебное время.

Одноклассницы Ира и Саша были лучшими подругами Карины. Ира дружила с ней с трех лет, Саша — с первого класса. Именно они, когда девушка пропала, открыли в одной из социальных сетей группу, посвященную Карине. Сначала пытались таким образом отыскать подругу. Когда же в прессу просочились шокирующие подробности ее смерти — просто поддержать друг друга.

— Карина была самым чутким и отзывчивым на свете человеком: всегда поможет, не жалела времени, чтобы объяснить какой-то предмет, который мы не понимали. И когда переживали из-за парней, с нами сидела. В театральное хотела поступать, даже в кружке занималась, — вспоминают девушки.

— А со мной однажды на концерт Билана пошла, хотя слушала рок, — добавляет Ира. — Все одноклассники смеялись над моим увлечением, а она поддержала.

На вопрос «была ли девушка готом?», как утверждают оперативники, подруги отвечают в один голос: «Нет, никогда, не верьте этому…».

— Мы несколько раз спрашивали Карину между собой, принадлежит ли она к какому-либо музыкальному течению. Она всегда отвечала «нет». Да, слушала тяжелую музыку, да, на концерты ходила. Но никогда не причисляла себя к готам.

— Что вы, в школе она всегда носила джинсы, кофточку — как все, — добавляет директор. — Может, после уроков она и могла надеть черную одежду, чтобы пойти на концерт. Но в школе мы ее такой никогда не видели. Тем более что за разными неформальными учениками мы следим строго: почти каждый месяц сдаем в райотдел образования отчеты по неформальным ученикам.

На своей страничке в социальной сети Ира написала последние слова Карине: «Боль: ничего не надо, только одно… вернуть ТЕБЯ, ВИНОВАТА, ПРОСТИ». Девушка потом призналась, что знала об общении подруги с неформальной компанией (скорее всего это и были Головатских с Можновым). Но сама парочку неформалов никогда не видела.

— Она меня приглашала погулять, но мне некогда было, да и из района не хотелось выезжать. Может, я бы и смогла предотвратить то, что случилось, — делится своими переживаниями подруга. — Но нет…

«Это они сейчас во время разговора с вами крепятся, а потом придут домой и опять будут реветь всю ночь, — уже на пороге директорского кабинета бросила мама Иры, пришедшая во время разговора с «МК» поддержать дочь. — Придется вечером снотворное давать: иначе не заснет».

Шум в нехорошей квартире

На фонарном столбе около дома №66 по проспекту Космонавтов — того самого, где проходила кровавая трапеза, — до сих пор висит распечатанный на принтере крик о помощи: «Пропала девушка. 16 лет, брюнетка, с каре и челкой. Глаза карие. Рост примерно 162. Пропала вечером 19 января у метро «Звездная». Ниже — две фотографии Карины: те самые, обошедшие весь интернет. Причем развешаны листовки были только в округе печально известного дома. «А мы знали, что эти два друга собираются в 135-й квартире, и предполагали, что Карина в тот вечер могла оказаться у них в гостях», — призналась «МК» одна из подруг девушки, расклеивавшая «ориентировки».

Но по телефону, указанному в объявлении, никто не позвонил: соседи не видели девушку с каре, прошмыгнувшую в последний подъезд, не слышали криков, ударов. А к «людям в черном» они уже давно привыкли.

— Да, шлялись тут всякие: в черных плащах, с бледными лицами, черными глазами. Заходили с гитарами, иногда курили на лестничной площадке, — вспоминает один из жильцов. — Но ни драк, ни громкой музыки слышно не было. Хоть и готы, а тихие были.

Только соседка из следующего подъезда, живущая с «нехорошей квартирой» стенка в стенку, утром 20 января все ругалась: «Будто шкаф всю ночь двигали, спать не давали».

Соседка с третьего этажа Алевтина Евгеньевна — единственная из жильцов 66-го дома, кто заходил в 135-ю квартиру уже после зверского убийства. Она была понятой при вскрытии квартиры.

— Измотали уже все: ходют-спрашивают, что видела, как! — возмущается пенсионерка. — Никаких страстей, о чем пишут в газетах, там не было. Следователи вырезали кусок ковролина с бурыми пятнами, на балконе нашли скомканное полотенце с кровью, в пепельнице на кухонном столе лежало четыре окурка. А так все чистенько в квартире, на кухне прибрано. В коридоре стояла вешалка с черной одеждой и много пар черных ботинок. А в ванную я и не проходила — сказали: «Не надо тебе туда заглядывать».

Квартиру опечатали, но на следующее утро страдающая бессонницей понятая увидела у окна на лестничном пролете странного молодого человека.

— Стоял — в черном плаще, глаза накрашенные, и крест огромный поверх одежды. Я ему говорю: хоть крест-то спрячь, не носят так. А потом подозрительно мне стало, что он ошивается у опечатанной квартиры, я и спросила: «Вы к кому?». «К Кате». И убежал сразу же. А сегодня я опять выхожу в семь утра — а в той квартире свет горит. Может, милиция?

Любовь до закрытого гроба

…В субботу в неформальном питерском клубе «Арктика» собрались друзья Карины из другой жизни. Той, в которую никак не хочет поверить мама и одноклассники. Той, в которой девушка стягивала фигуру черными платьями, надевала высокие сапоги и вешала на руки кожаные браслеты с шипами.

Много пили под саундтреки из фильмов про вампиров. Не закусывали. Вспоминали.

— Странно, но мы с Кариной познакомились 19 августа: ровно полгода назад. Вместе стояли в очереди на концерт одной готической группы. У меня тогда каблук на сапогах как раз сломался, и Карина помогала мне его починить, — вспоминает «неформальная» подруга девушки Вика. — Подружились, стали иногда тусоваться вместе: в клубы ходили, иногда у нас в районе у заброшенного роддома собирались. Карина всегда была очень доброй и отзывчивой: кому-то реферат помогала сделать, всегда предлагала всем чай. А моей подруге однажды написала сочинение на тему «Что такое смерть».

Вика не сомневается: ее подруга была, есть и останется готом. Даже если остальные ее друзья и родители не хотят это признавать.

— Она мне несколько раз говорила: «Да, я гот». Да это и по одежде было видно: в клуб она приходила в черном плаще, а недавно себе «гады» купила (высокие, мощные сапоги с шипами. — «МК»). Может, она и переодевалась где, я не знаю.
Зато юная готесса знает другое — трагедия произошла из-за любви.

— Карина очень любила Максима Шери — гитариста готической группы (по паспорту Максима Головатских. — «МК»), — объясняет Вика. А у него была другая девушка. Она постоянно спрашивала: «Как мне его добиться?» — и очень переживала, что Макс смотрит на нее только как на подругу. Карина была сильной девушкой: она всегда добивалась тех, кого любит. Она даже мне рассказывала, что однажды делала приворот на одного парня.

События того дня Вика описывает так: Карина сначала гуляла с одной своей подругой, а потом пошла на квартиру к девушке Шери. Она начала оскорблять девушку, грубить, ругаться. Потом в слезах выбежала из квартиры. А через несколько минут вся компания позвонила Карине на сотовый — позвали обратно. Она и пришла… А пока она возвращалась, они набрали воды в ванну.

На вопрос, откуда ты знаешь эту историю, Вика отвечает коротко: «От подруги. А она еще от одной — у нас же все между собой общаются».

Оказалось, в этой компании многие знали не только Карину, но и предполагаемых убийц.

«Шери многим нравился, девчонки считали его симпатичным. А когда моя подруга, та, которая и рассказала мне всю эту историю, с ним познакомилась, сказала, что он немного надменный. Но многие считали его веселым — они до сих пор не могут поверить, что он такое сделал. А пятого февраля у этой группы намечался концерт в этом клубе — многие хотели на него прийти».

«Кариночка, прости нас… просто прости»

Комментарии в интернете на страницах Шери и Эмоса — в жизни вокалиста группы Максима Головатских и гитариста Юрия Можнова — начали появляться почти сразу после их задержания. Первые с проклятиями и угрозами.

«КАК ТЕБЕ СПИТСЯ МРАЗЬ ПАРШИВАЯ, КАННИБАЛ!!???????Я Б ТЕБЯ ЗА КАРИНУ ЛИЧНО РСАПОТРАШИЛ. ГОРИ ТЫ В АДУ. И ПУСТЬ ТВОИМ БЛИЗКИМ ТОГО ЖЕ ЖЕЛАЮ, ЧТОБ МУЧИЛИСЬ ИЗ ЗА ТЕБЯ, КАК РОДИТЕЛИ КАРИНЫ…»

«Чтобы он от горя волосы на себе рвал, чтобы он себе все свои … глаза выплакал!»

Но по прошествии нескольких дней тон резко сменился: многие из оставляющих комментарии поддерживают подозреваемых и даже пытаются оправдать их.

«Что Мася такое сделать мог — не верю. Он Шнайдер бровь и нос колол и плакал — жалко ее было, хотя совсем ее не знал… А тут подругу расчленить — бреееееееееееееееед…»

«Ему бухать просто совершенно нельзя (он когда нажрется, не от мира сего становится. Вот и в этот раз крышу ему совсем снесло», — пишет Мышулечка Мышь.

«Ну да… родителей действительно жалко! Но все же есть те кто Масю любит… и будут с ним».

«Ну как почему вы все так?! Человек невиновен, пока его вина не доказана! Он не мог так поступить! Тело даже не опознано ещё! Таких случаев в этом районе 5 было за несколько лет! Расчлененные тела там не раз находили! А зная способы «Дознания» нашей милиции тем более нельзя быть уверенным! Все доказательства-то, что видели в метро вместе. Так с кем его только не видели. Мы же все общались! Неудивительно, что видели вместе!»

«Странно — молодой, красивый парень, с группой, он мог добиться чего хотел… Я то в принципе догадываюсь, почему он так озверел… у него в последнее время было плохо ПРОСТО ВСЕ».

Некоторые так и вовсе предлагают признать это преступление обычной бытовухой. Причем сами молодые люди, находясь в камере предварительного заключения, могут не только просматривать все комментарии, но и отвечать на них. По крайней мере это следует из переписки:

«Эмос Filth (ник Юрия Можнова в интернете. — «МК») — кто отвечает-то? Родители, прокуратура или взломали адрес?» — спрашивает Никита Манасеев 6 февраля.

Эмос отвечает спустя десять минут: «Нам ноут принесли».

В то, что ребята все это время находились в интернете, верят и знакомые Карины.

— Это он пишет. Например, вчера Эмос мою подругу, которая общалась с ним, добавил в «друзья». А меня — нет. Это и понятно, ведь он меня не знает, — говорит Вика. — Если бы за него писала милиция, они бы добавляли всех подряд.

Соседи по подъезду одного из обвиняемых — Юрия Можнова — говорят, что за все время, пока он жил в квартире матери, никаких странных поступков за ним не замечали.

— Последнее время он не часто появлялся дома — может, раз в неделю, а может, и того реже. Ну, конечно, он выглядел неформально: пирсинг, раскрашенное лицо, черные ногти. Но ни разу я не слышал от Юры чего-то компрометирующего.

Мы с ним всегда здоровались, перекидывались парой фраз, — говорит сосед с четвертого этажа. — Ну иногда он ругался с матерью, но это у всех молодых людей бывает. Друзья к нему приходили в нормальной одежде: джинсы, куртки, ничего необычного — стояли в подъезде, курили.

Они тоже не могут понять, что могло подтолкнуть его на такое зверство.

В минувшую пятницу в Санкт-Петербургском бюро судебно-медицинской экспертизы, где находятся останки Карины Будучьян, «МК» подтвердили: «опознание было проведено».

— Отец опознал девочку, — сказал завотделом судебно-медицинских экспертиз трупов Виталий Сысоев.

На вопрос, действительно ли это Карина, ответили молчанием — «мы не имеем права называть имя, пока не закончится экспертиза».

В пятницу же Максиму Головатских и Юрию Можнову предъявили обвинение. «Их обвиняют по статье 105 часть 2», — пояснили в пресс-службе Следственного комитета при Прокуратуре Санкт-Петербурга. По этой статье им грозит от 8 до 20 лет либо пожизненное заключение. Вполне возможно, что Максима Головатских отправят на принудительное лечение. Известно, что он раньше лежал в психиатрической клинке с диагнозом «расстройство личности».

Последний раз Эмос, он же Юрий Можнов, выходил на связь тоже в пятницу. В интернете он (а может, кто-то от его лица) просил прощения… у Карины:

«Кариночка, прости нас… просто прости. Это все Шери, я ни при чем, простите, если можете»…

Анастасия Гнединская, Санкт-Петербург — Москва, «МК»

Читайте также: