Убойно-прокурорская система: нас «мочат» и будут «мочить»!

Кризис провоцирует все больше бизнес- конфликтов, и заказные убийства снова в моде. Поиск заказчиков в Украине, по признанию следователей, — стопроцентный «глухарь» («глухарь» — на милицейском жаргоне — нераскрывающееся преступление, синоним «висяк», висун — прим. УК).

ПОЛЕТ НАД ГНЕЗДОМ «ГЛУХАРЯ»

 

Передел собственности в стиле 1990-х, стартовавший на волне финансового кризиса, создал условия для роста количества заказных убийств. Собственно, об этом росте уже можно судить из хроники МВД. Только в феврале стало известно об убийстве владельца сети АЗС в Ужгороде и сорвавшемся покушении на хозяина строительной компании в Днепропетровске. Впрочем, в данных случаях мы можем говорить о том, что преступления имеют лишь признаки заказных, а формально таковыми не считаются.

Как выяснила «ВД», украинские следователи вести поиск заказчиков не обязаны, поскольку в Уголовном кодексе соответствующая статья… отсутствует. Большинство дел о таких преступлениях считаются закрытыми после того, как за решетку попадают исполнители. Проанализировав ход расследования самых резонансных убийств в Украине, корреспондент выяснил, что ни в одном случае заказчик не был привлечен к ответственности. Более того, обнаружилась любопытная закономерность: поиск заказчика блокируется одними и теми же приемами, наработанными годами.

Единственным разъяснением, которым могут руководствоваться по делам о заказных убийствах следователи и суды, является Постановление Пленума Верховного Суда Украины от 7 февраля 2003 г. №2. Согласно этому документу, «заказчик в зависимости от конкретных обстоятельств должен быть признан либо подстрекателем, либо организатором преступления».

У специалистов это разъяснение вызывает лишь улыбку. Ведь на практике, особенно если речь идет об убийстве известного предпринимателя, общественного или государственного деятеля, заказчик не является одновременно организатором преступления, а факт и мотивы подстрекательства практически недоказуемы. Примечательно, что подобные дыры до недавнего времени были и в уголовном законодательстве Италии, известной кровавыми разборками мафии. Но сейчас для заказчиков убийств в этой стране предусмотрена отдельная статья, позволяющая привлекать к ответственности даже на основании косвенных улик.

Ну а пока в украинском УК остается дыра, в стране сформировался целый рынок по выполнению заказных убийств. Если точнее, группы киллеров действуют на территории всего СНГ. Из этой категории преступников за решеткой сейчас находится только один — Лом-Али Гайтукаев. 21 февраля 2008 г. он был признан виновным в организации покушения на председателя правления ООО «Славутич-регистратор» Геннадия Корбана. Г-н Гайтукаев был приговорен Московским городским судом к 15 годам лишения свободы, но в настоящее время Генеральная прокуратура Российской Федерации проверяет его причастность к совершению ряда других громких преступлений, в частности — убийства главного редактора «Новой газеты» Анны Политковской.

В Украине, по данным правоохранительных органов, к подобным структурам принадлежала так называемая банда Кушнира, членам которой приписывают совершение заказных убийств нескольких десятков бизнесменов и государственных деятелей, среди которых — президент футбольного клуба «Шахтер» Ахать Брагин, известный донецкий бизнесмен Евгений Щербань и экс-глава Национального банка Украины Вадим Гетьман.

УБОЙНО-ПРОКУРОРСКАЯ СИСТЕМА

Если огромные трудности возникают при поиске самих киллеров, что уж говорить о заказчиках. Заметая свои следы, они применяют как подкуп, так и политическое влияние. В результате расследование резонансных дел нередко превращается в комический сюжет. Один из них нам удалось обнаружить, когда «ВД» заинтересовалась известным делом об убийстве Максима Курочкина. 11 апреля 2007 г. в Запорожье, сотрудниками спецподразделения УСБУ «Альфа» был задержан 27-летний Эдуард Фурман по обвинению в соучастии в убийстве партнеров российского бизнесмена Курочкина — Андрея Харчишена, Анатолия Кулиненко и Демьяна Тупикина (16 марта 2007 г.).

Как утверждает господин Фурман (его показания имеются в распоряжении «ВД»), в тот же день он был доставлен в Днепропетровск, где сотрудники милиции, по словам г-на Фурмана, присоединив к его половым органам электропровода, заставляли подписать признательные показания в исполнении заказного убийства в составе организованной группы лиц. После этого планировалось доставить его в СИЗО №3 города Днепропетровска и поместить в одиночную камеру под усиленным надзором либо же под усиленным конвоем доставить в другое СИЗО.

Но, как следует из объяснительной записки Эдуарда Фурмана, которая находится в материалах уголовного дела, он в сопровождении двух сотрудников милиции на легковом автомобиле отправился в Киев. В нескольких десятках километров от столицы на автозаправочной станции «Багги» в Броварском районе Киевской области автомобиль остановился, и сотрудники милиции отпустили(!) господина Фурмана в туалет. Кроме туалета, Эдуарду Фурману удалось посетить еще и магазин(!), где он, между делом, поругался с его посетителями, среди которых были сотрудники Броварского РОВД(!!!), за что был арестован на семь суток по обвинению в «хулиганских действиях».

Эти семь суток господин Фурман провел в изоляторе временного содержания Броварского РОВД, где написал признательные показания в убийстве Андрея Харчишена, Анатолия Кулиненко и Демьяна Тупикина. В это время к нему пытался прорваться адвокат Ровшанбек Разметов, но тщетно — в изоляторе ему заявили, что в связи с карантином посещение заключенных запрещается. Как выяснила «ВД», магазина на автозаправочной станции «Багги» не существует.

Выдуманные доказательства, подставные свидетели и, в конце концов, осужденные псевдокиллеры — верная примета дел о заказных убийствах в Украине. Ирония ситуации в том, что изменить эти правила могут лишь те, кто чаще всего становится заказчиком, — политики и крупные бизнесмены, имеющие высокий государственный статус или связи.

УБОЙНО-ПРОКУРОРСКАЯ СИСТЕМА: НАС «МОЧАТ» И БУДУТ «МОЧИТЬ»!

Расследование заказных убийств в Украине блокируется четырьмя типичными способами. Их назубок знают следователи и применяют в зависимости от специфики дела. Иногда за деньги, случается — под давлением политиков. Но чаще — просто для того, чтобы не ухудшать статистику.

Схема блокирования №1: псевдокиллеры

Один из самых эффективных способов блокирования расследования заказного убийства — создание группы псевдокиллеров. Они берут на себя ответственность за преступление, которого не совершали. Случается, что псевдокиллеры идут на обман следствия осознанно, получая соответствующую компенсацию от реальных организаторов убийства. Но чаще всего речь идет о сложнейшем сценарии, в результате которого за решетку отправляются жертвы подставы. Сфабрикованные улики наводят следователей на них, а признания впоследствии выбиваются на допросах «с пристрастием».

Наиболее яркой иллюстрацией этого способа блокирования расследования является уже упомянутое дело Максима Курочкина. Российский бизнесмен был убит два года назад в здании Святошинского районного суда Киева выстрелом из снайперской винтовки. За полгода до этого двое неизвестных выпустили из автоматов Калашникова 60 пуль в джип Toyota Land Cruiser, в котором находились начальник охраны Максима Курочкина Александр Харчишен, а также бизнесмены Демьян Тупикин и Анатолий Кулиненко. Итогом следствия стало задержание пяти сотрудников охранной фирмы. В Генпрокуратуре их вину считают доказанной на том основании, что накануне убийства они следили за автомобилем Харчишена.

Естественно, после допросов все пятеро поставили подписи под признаниями. Но затем на суде заявили, что осуществляли слежку за различными автомобилями по заказу некоего Тараса Миргородского. За несколько дней до задержания г-н Миргородский сообщил, что расторгает с ними все отношения, и приказал забыть о его существовании. Отметим, что никто из обвиняемых не служил в армии и не имеет опыта в оперативно-розыскной деятельности и проведении мероприятий по ликвидации противника.

Схема блокирования №2: псевдозаказчики

Чтобы запутать расследование, применяются не только псевдокиллеры, но и псевдозаказчики. Ими обычно становятся люди, которых трудно или вообще невозможно привлечь к ответственности, поскольку они либо умерли, либо бесследно исчезли. Примером этой схемы является дело об убийстве президента футбольного клуба «Шахтер» Ахатя Брагина, совершенное 15 октября 1995 г. на стадионе «Шахтер». Тогда в ходе футбольного матча «Шахтер»—«Таврия» в коридоре, ведущем на VIP-трибуну стадиона, произошел взрыв.

В результате взрыва, кроме Ахатя Брагина, известного под прозвищем Алик Грек, погибли пятеро его охранников. По результатам следствия, которое продолжалось в течение семи лет, обвинение было предъявлено только Вадиму Болотских и экс-сотруднику Калининского РОВД Донецка Вячеславу Синенко. Следствие установило, что заказчиками, организаторами и исполнителями убийства были члены преступной группировки Кушнира, конкурировавшей с группой Брагина. Однако большинство из них в 1997-1998 гг. были убиты, а лидер банды в 1998 г. скончался в СИЗО Донецка.

То есть обвинили уже мертвых людей. Характерно, что в последние годы президентства Леонида Кучмы сотрудники Генеральной прокуратуры на основании показаний одного оставшегося в живых члена банды Вадима Болотских приписали членам этой ОПГ «заказ» еще двух резонансных убийств — главы Национального банка Украины Вадима Гетьмана и донецкого бизнесмена Евгения Щербаня.

Вадим Болотских сначала признался в соучастии в убийствах Ахатя Брагина и Евгения Щербаня, однако затем отказался от своих показаний. В 2003 г. он был приговорен к пожизненному заключению. А вот Вячеслав Синенко, который, по версии обвинения, провел на стадион исполнителей, а затем помог им покинуть место преступления, заявил о своей невиновности — его дело находится на дорасследовании. В ходе судебного слушания в марте 2006 г. он сообщил, что к убийству Ахатя Брагина причастен Ринат Ахметов. По его словам, уголовное дело о взрыве на стадионе было сфальсифицировано по указанию Геннадия Васильева, занимавшего в то время пост прокурора Донецкой области. Ахметов вызывался в суд по делу об убийстве Ахатя Брагина в качестве свидетеля, однако ни на одно судебное заседание так и не явился. Позже адвокат Синенко Игорь Никитюк заявил, что показания Рината Ахметова не являются существенными для защиты.

Схема блокирования №3: «прокурорская чехарда»

Самый распространенный способ заблокировать расследование заказного убийства — «прокурорская чехарда». В Генеральной прокуратуре Украины назначением следователей и любыми вопросами, касающимися движения уголовных дел, ведают начальник Главного следственного управления и заместители генерального прокурора. Они обладают колоссальным влиянием на следователей. Среди прочего в их компетенцию входит назначение премий, распределение квартир и служебных автомобилей, а также других льгот. Если удается договориться о смене следователя, можно смело рассчитывать на затягивание дела как минимум на год. Ведь новому куратору дела нужно заново с ним ознакомиться, по «второму кругу» допросить свидетелей и т. д. Когда же знакомство с делом завершится и начнется непосредственно расследование, самое время добиться назначения нового следователя.

«Чтобы затянуть следствие, достаточно назначить следователем, например, по делу об экономическом преступлении, лицо, которое ранее занималось расследованием убийств. Этот человек будет долго думать, чем отличается ООО от ЗАО и т. д. Он просто не сможет в документах по уголовному делу правильно изложить все доказательства, и любые его действия будут носить спорный характер», — говорит адвокат Валентина Теличенко. Одна из ее клиентов — Мирослава Гонгадзе. Самым известным примером применения «прокурорской чехарды» является именно расследование убийства Георгия Гонгадзе. Следователь здесь меняется едва ли не ежегодно. Г-жа Теличенко сообщила «ВД», что ответ на вопрос, кто является заказчиком убийства Георгия Гонгадзе, содержится в так называемых пленках Мельниченко. Но Генеральная прокуратура до сих пор отказывается признавать результаты экспертиз этих материалов и не спешит назначать новые экспертизы по ним.

Схема блокирования №4: подкуп следователя

Самая простая схема блокирования, как правило, применяется по делам об убийствах, резонансность которых относительно невелика. Следователь получает взятку и в ходе следствия закрывает глаза на некоторые важные детали. Экс-начальник управления уголовного розыска Запорожского городского управления внутренних дел Валерий Зотов уверен, что подкуп используется на всех уровнях власти, имеющей контроль над следствием по заказным убийствам. «Темп расследования зачастую определяет материальная заинтересованность руководителей милиции и прокуратуры. Заказывают преступления, как правило, те люди, которые смогут за них заплатить — бизнесмены или политики. Они идут на очень большие затраты», — говорит г-н Зотов. Он считает, что примером такой схемы может быть дело об убийстве генерального директора запорожской компании «Александр» Владимира Разгуляева.

Г-н Разгуляев был убит ножом 26 апреля 2006 г. около подъезда собственного дома. Почти за год расследование так и не сдвинулось с мертвой точки. Однако в феврале 2007-го один из экс-сотрудников службы охраны «Александра», пребывавший в СИЗО Запорожья по подозрению в совершении разбойного нападения, признался своему сокамернику в соучастии в убийстве Владимира Разгуляева. Между тем сотрудники следственно-оперативной группы, которые расследовали это дело, отказались воспринимать эту информацию всерьез и не стали его допрашивать.

Только несколькими месяцами позже этот человек все же был допрошен сотрудниками УБОП УМВД в Запорожской области. В ходе допроса он признался в совершении нападения на г-на Разгуляева и указал еще на троих соучастников преступления — исполнителей и посредника, некоего Романа Гордияша. Все эти люди были задержаны в середине июня 2007 г. В своих показаниях, данных после ареста, они отметили, что получили заказ на убийство Владимира Разгуляева от начальника службы охраны компании «Александр» Леонида Романчука. Однако пока Романчука искали, они успели изменить свои показания. В новых показаниях задержанные заявили, что совершили убийство Владимира Разгуляева по причине «личной неприязни». Расследование тут же снова сошло на нет.

Иван Красиков, Власть денег

Читайте также: