Президент «гарантує» геноцид? В Украине Ющенко отношение к душевнобольным как у Гитлера

Очень точный показатель цивилизованности общества – то, как оно заботится о людях, уже неспособных позаботиться о себе самостоятельно и принести пользу обществу. Это в первую очередь, престарелые и инвалиды.

Ржавецкий психоневрологический интернат

Когда смотришь телесюжеты и фильмы, рассказывающие, как заботятся об этих категориях граждан в странах Евросоюза и в США, невольно испытываешь гордость за человечество. Государство выделяет на эту заботу достаточные суммы денег, которые, в свою очередь, никто не пытается присвоить. Сотрудники таких учреждений с бесконечным терпением и человечностью относятся к своим подопечным, постоянно пытаясь сделать их нелегкие дни хоть чуть-чуть более радостными. Всюду идеальная чистота и порядок. И даже представить себе нельзя, чтобы кто-то из опекаемых испытывал хоть в чем-либо недостаток. Тем более, в самом необходимом.

А как у нас, в стране? Ведь у нас любой из политиков или госслужащих готов часами рассказывать о наших выдающихся успехах на пути к стандартам цивилизованного общества. Его вдохновляет вычурная заставка на плоском мониторе компьютера – аппарата, который не используется даже на процент от заложенных в него возможностей. Его умиротворяет прохлада кондиционера в летний зной и тепло обогревателей в любую стужу.

Так что, если судить по уровню обеспеченности чиновников, то по этому показателю мы вполне готовы влиться в Европу. Вот только принадлежат чиновники к особой касте – хорошо защищенной от всех неурядиц и кризисов, в пучину которых чиновничьими стараниями брошены прочие граждане. И зарплата неплохая, и система надбавок с доплатами, которые эту неплохую зарплату утраивают. Страшно далеки они от народа. Возможно, поэтому очень многие из этой касты глубоко презирают свой народ, до нужд и страданий которого им никакого дела нет.

И скажите, при такой пропасти между хорошо обеспеченным чиновничеством и остальным народом, в каком же положении оказались те самые обездоленные члены общества. Ведь они не только не могут самостоятельно что-то взять у общества, но даже и дать ему ничего не в состоянии?

Наша история – о том, в каких нечеловеческих условиях существует одно из сообществ таких обездоленных. Именно существует – жизнью это даже назвать нельзя. И как в упор не хотят этого замечать те самые чиновники, которые получают свои надбавки и доплаты из бюджетных средств, выделенных на социальную защиту. То есть за свои деньги обязанные осуществлять эту защиту.

От кого защищает соцзащита?

Совсем недалеко от Харькова есть село Ржавец. Там расположен Ржавецкий психоневрологический интернат, где обитают люди, закончившие психоневрологическое лечение с пожизненной инвалидностью. Место, нужно сказать, живописное, природа, чистый воздух, роща, пруд… Впрочем, пруд уже не относится к интернату. Он давно продан (или, что, то же самое, передан в долголетнюю аренду) коммерсантам. Вот только живется обитателям интерната далеко не уютно.

Именно об этом в нашу редакцию и поступил тревожный сигнал. Редакции сообщали, что обитатели интерната лишены даже элементарных условий, в которых должен жить человек, в отличие от животного. Подробности быта инвалидов были настолько шокирующими, что мы сперва даже не поверили, что такое может быть. Что корпус, ставший постоянным пристанищем почти для сотни несчастных… не отапливается. Холодно не только обитателям, но и персоналу. Однако персонал практически не общается с обитателями. Нянечки и медсестры просто запираются от питомцев в кабинете, где работают обогреватели. Там тепло, можно нормально проводить время, пить чай. А в это время больные, часть из которых испытывают трудности с передвижением лишены возможности даже напиться воды… И это в двадцать первом-то веке!

Ржавецкий психоневрологический интернат

Так получилось, что корреспондент попал в интернат в период жестокой стужи. Оказалось, что отопление в корпусе действительно не работает. Батареи холодные, вода в них не подается, температура воздуха внутри корпуса не превышает 10 градусов.

В таких условиях жили узники ГУЛАГа и фашистских концлагерей, на которых оказались похожи питомцы интерната, лишенные возможности даже снять на какое-то время верхнюю одежду. Более того, во всем корпусе, первый этаж которого занимают «тяжелые» пациенты, действительно не нашлось емкости с питьевой водой. И словно в насмешку в коридоре поставлен рукомойник, который скорее можно назвать муляжом. Без воды в баке и без емкости для сбора использованной воды. Где же людям помыть руки перед едой? По рассказам обитателей интерната выходило что никто их и не моет.

Понятно, что канализация в корпусе тоже отсутствует. И для отправления естественных потребностей питомцев интерната в углу коридора стоит четыре ржавых ведра. Понятно, что при плюс десяти градусах внутри и минус двадцати за окном, о проветривании помещения никто даже и не думает. Вот и судите, каким воздухом приходится дышать!

Кстати, эти ведра по мере наполнения выносят сами пациенты. А опорожняют их в нескольких метрах от корпуса. Можно себе представить, как «благоухает» территория!

Ржавецкий психоневрологический интернат

Ржавецкий психоневрологический интернат

Импровизированный туалет находится рядом с железной решеткой, перекрывающей вход в одну из палат. Это так называемая тюрьма. Сюда в наказание может попасть любой из обитателей интерната по усмотрению персонала, каждый из членов которого – и судья, и надзиратель в одном лице. Палата-тюрьма являет собой жуткое зрелище: пять кроватей без постелей, одна из них сломана.

Ржавецкий психоневрологический интернат

Случается, что в этой тюрьме «отбывают наказание» до десяти человек. Можно лишь представить, как они там помещаются… А вот медицинское обслуживание в интернате – одно только название. Поэтому к своей психической инвалидности через год-другой пребывания в заведении люди приобретают целый букет других недугов.

А чиновники довольны…

Убедившись, что условия содержания людей в ржавецком интернате действительно кроме как геноцидом против его обитателей никак не назовешь, корреспондент решил получить об этом квалифицированный комментарий у тех, кто ответственен за подобные учреждения.

Дозвонившись в Главное управление социальной защиты Харьковской облгосадминистрации, корреспондент вышел на непосредственного куратора интерната – начальника отдела Т. Бабенко. Узнав о сути вопроса, Татьяна Борисовна наотрез отказалась что-либо комментировать, переадресовав к начальнику Главного управления И.Балуте. Игорь Миронович долго убеждал корреспондента, что сейчас, при новом заведующем интернатом В. Сильченко там все меняется прямо на глазах, какой колоссальный ремонт делается. И что он сам якобы очень часто там бывает. При этом очень усомнился в негативной информации. А в голосе начальника звучали ноты того же презрения, которым чиновники привыкли встречать людей из народа…

Все изменилось, когда корреспондент очень уж усомнился в том, что сказал главный начальник, который не посещал Ржавец в лютые морозы уж точно. Иначе он заметил бы и ржавые ведра, и пустой рукомойник. И не хвалил бы ремонт, что свелся к возведению коробки нового кирпичного КПП при въезде да установки металлопластиковых окон и бронедверей в палатах вместо старых деревянных. Последнее вообще непонятно. Зачем тратить колоссальные деньги на никому не нужные бронедвери в палаты? Да и металлопластиковые окна, оказывается, могут очень даже обледеневать изнутри – если не отапливать помещение. При этом в стороне остались вопросы о том, своевременно ли пациенты получают положенную им часть пенсии и правда ли то, что более-менее трудоспособных пациентов администрация «сдает» внаем жителям Ржавца в качестве батраков?

В общем, после содержательной беседы с главным, он узнал, что журналист хочет совместно с представителем управления посетить интернат и проверить все изложенное.На это высокое начальство предложило снова связаться с Татьяной Борисовной, вместе с которой можно будет навестить ржавецких узников. Получив указания, она обещала позвонить, когда состоится выезд. Звонка от нее редакция так и не дождалась.

Это и есть геноцид!

Итак, тревожная информация о нечеловеческих условиях содержания в одном из учреждений социальной защиты подтвердилась настолько, что, как можно предположить, испугала и самих «социальных защитников». Ведь содержание интернатовцев, по крайней мере, зимой, сравнимо со сталинским ГУЛАГом: в современных тюрьмах гораздо лучше и теплее. Разве что нет вооруженной охраны. Долго ли в таких условиях протянет здоровый человек? Конечно, нет. Да и кого это интересует?

Как оказалось, судьба ржавецких узников очень заинтересовала редакцию газеты «Новый Стиль» и Независимое агентство журналистских расследований. Интересует независимых журналистов и то, куда деваются и на что расходуюся денежные средства, получаемые от различных меценатов на благотворительные счета фондов социальной защиты.

Ржавецкий психоневрологический интернат

Рискнем высказать крамольную мысль. Безголовость сменяющих друг друга украинских правителей отбросила страну в некоторых аспектах даже не на десятки, а на сотни лет назад. И система социальной защиты частично превратилась в систему «социального нападения» с целью уничтожения нетрудоспособных членов общества. Как бы рьяно это не отрицали сами социальные защитники. Да что там нетрудоспособных? О том, что наша медицина, увы, не в силах оказать качественную помощь рядовым гражданам свидетельствует то, что «нерядовые», и те же чиновники, стараются лечиться за границей. А это значит, что идет процесс уничтожения граждан Украины, которых на сегодня из 52 миллионов в 1991 году осталось всего 46 миллионов.

Истребление собственного народа принимало такие масштабы только в самые темные времена. И что думали об инвалидах, умирающих в собачьих условиях те, кто выстраивают памятники, потратив только на один из которых 70 миллионов? Души умерших в голодомор, скорее всего отказались бы от такого чествования ценой гибели живых в XXI–м веке.

Так что, на костях да в Европу — вряд-ли получится…

Петр Матвиенко, Новый стиль 

Читайте также: