Приключения черниговского гастарбайтера в Москве. Рассказ очевидца

Многие из нас потеряли работу еще в ноябре прошлого года, пережили зиму «на бобах» и до сих пор безуспешно тщатся найти себе подходящее занятие. С наступлением весны начинается сезон поездок на заработки. Многочисленные рекрутеры заманивают безработных черниговцев в другие города и страны, обещая золотые горы и гарантированную безопасность. Кое-кто уже собрал сумки и ждет звонка. А что ждет их в далеком краю, остается только догадываться…

На днях в редакции побывал наш земляк, пять лет назад уехавший в Москву за удачей. Возможно, его рассказ поможет понять, во что будущие гастарбайтеры могут быть втянуты.

Проще всего попасть на стройку

— Поехал я за лучшей жизнью в 2003 году, — рассказывает Владимир. — В Чернигове подходящую работу тогда найти было трудно, а с «человеческой» зарплатой – и вовсе невозможно. Было мне тогда 24 года, возраст самый деятельный, сил трудиться и желания зарабатывать хватало с избытком. Пристал я к одной строительной бригаде — и поездом Чернигов — Москва поехали мы искать удачу. Среди шестерых земляков-компаньонов у троих было высшее образование и ни у кого – строительной специальности!

И приехали мы в белокаменную… Несколько месяцев работал я на стройке, присматривался к незнакомому городу. Платили 500 рублей в день (тогда это было 25 долларов) – деньги по тогдашним меркам немыслимые. Но часто получалось так, что договаривались с хозяином на одну сумму, а получали на треть меньше под предлогом надуманных недоделок. В месяц я получал долларов 400–500.

Москвичей на стройке не встретишь. Бывает, нанимаются жители Подмосковья, не нашедшие себе применения в других, более чистых, профессиях. Вот они-то и были самыми дорогими рабочими! Менее требовательны к условиям труда приезжие из многочисленных «нищих» провинций России. Однако хозяева на строительство коттеджных городков с большей охотой принимают на работу молдавские и – особенно! — украинские бригады.

Поскольку обходятся они в два–три раза дешевле, чем московские подрядчики. И главное: не в пример местным намного более ответственно относятся к работе, стараются сделать всё в срок и качественно. Хоть иногда и с красными глазами, и с опухшими физиономиями, но даже в понедельник на работу они выходят вовремя! А разные «гонцы из Пензы», пока не пропьют весь аванс, на объекте не появятся.

На больших стройках – возведении многоэтажных монолитных домов, там, где трудится много народу — чаще можно встретить строителей-таджиков. Хоть о них и ходит много анекдотов, но самим таджикам вовсе не до смеха. Выходцы из самой бедной республики бывшего СССР при устройстве на работу сдают «начальнику» все свои документы и становятся добровольными рабами. Труд бетонщика сам по себе тяжелый, а в условиях московской стройки превращается в считалку «Про десять негритят».

Ни о какой технике безопасности там речи не идет, страховкой никто не пользуется, на ограждениях экономят. Обычное дело, когда люди соскальзывают с лесов, срываются в лифтовые шахты, а зимой порывы ветра просто сдувают их с дома. Падение с высоты более десятка этажей всегда заканчивается одинаково. Ходят слухи, что во избежание мороки и проблем, труп человека, который официально нигде не числится, тут же на стройке… заливают бетоном! Радуются москвичи своим новым квартирам и офисам и не подозревают, что подчас ходят по костям несчастного строителя.

Последние пару лет заработки на стройках под Киевом сравнялись с московскими. Многие украинские бригады, набившие руку на российских стройках, без ущерба для своего кармана стали работать поближе к дому.

Лучше продавать, чем производить

— Вдоволь наработавшись на стройке, однако особо ничего и не заработав, — продолжил мой собеседник, — я решил заняться другим делом. Надоело ходить в грязной робе и каждый вечер валиться от усталости! Продавец – кузнец своего счастья, а кузнец – продавец своего счастья. Устроился я реализатором на строительный рынок. Стал получать не 400–500, а 800–1000 долларов в месяц. Все бы хорошо, вот только холодно зимой стоять в железном контейнере, да и перспективы — никакой. Рассчитывая зарабатывать еще больше, попробовал себя в сфере активных продаж.

Москва – город офисов. Тысячи офисных зданий, каждое из которых размером с четыре-пять наших черниговских «Мегацентров». А в них сидят и создают видимость бурной деятельности миллионы скучающих представителей «офисного планктона». И каждый – потенциальный покупатель для армии «коробейников». Чего только не носят торговцы по конторам и кабинетам! Миксеры, утюги, пылесосы, массажеры, косметику, DVD-диски, бытовую химию и даже… просроченную зубную пасту!

Решил заняться книгами. Устроился на «фирму». Каждый день с полным рюкзаком и двумя сумками разного чтива обходил десятки километров по коридорам офисных центров. Не в первом и не в десятом, но в двадцатом кабинете всегда находился покупатель для моего товара. Разленившиеся москвичи, даже зная, что на рынке такая же книга вдвое дешевле, все равно покупают ее. А издания продавал я разные, от дешевой детской раскраски до подарочных фолиантов ценой в несколько тысяч долларов.

За год поднабрался опыта, набил постоянную клиентскую базу и неплохо изучил московский книжный рынок. Когда надоело «пахать на дядю» за смехотворные проценты, наладил прямые контакты с оптовыми поставщиками, с издательствами, поднабрал себе помощников и стал работать на себя. А в прошлом году сложились с компаньоном «по десятке», купили бутик и открыли свою торговлю на одном из мелкооптовых рынков Москвы.

Теперь за книгами к нам ходят и постоянные покупатели-библиофилы, и те же «коробейники» в поисках более дешевых закупочных цен. До наступления кризиса успели «отбить» свои вложения и кое-что имели на жизнь. Сейчас, конечно, торговля упала раза в два-три. Выручки едва хватает на текущие расходы и обновление ассортимента. Но уверен: как после ночи всегда наступает день, так и мы, когда экономика оживет, с новыми силами будем развивать свое дело!

Два в одном: и третий Рим, и второй Вавилон

Москва – это государство в государстве. В то время, как по остальной России все валится, народ нищает, столица, наоборот, расширяется, строится и продолжает купаться в роскоши. Сюда стекаются все финансовые потоки страны. Люди, дорвавшиеся до власти или хотя бы имеющие хорошее знакомство, деньги делают просто из воздуха! И очень-очень большие деньги… А потому поток приезжих с каждым годом только растет.

Никто не скажет точно, сколько в Москве живет народу. По разным подсчетам, 14–16 миллионов, а может, и все 20. Каждый день приезжает и уезжает из столицы полмиллиона человек.

Первое, что бросается в глаза при приезде в Москву – огромные толпы бомжей в хорошей одежде. Бродят они группами по пять-шесть человек и чем-то промышляют на улицах. А еще – несметное количество наглых разжиревших крыс и огромных бездомных собак.

Половина жителей города – приезжие со всех уголков бывшего Союза, успевшие за 10–15 лет освоиться и закорениться с помощью московской прописки. По нашим меркам, средний класс. Вторая часть – нелегалы, приехавшие в последние годы. Они еще только устраиваются и согласны на любую работу.

Коренной москвич – это тот, кто еще при «совке» сумел переехать в столицу и получить здесь квартиру. Редкий, исчезающий, малочисленный вид. Особо не напрягаясь, просиживает жизнь в какой-нибудь «шараге» за 600–800 долларов в месяц. Остальное время проводит на диване с бутылкой, просматривая идеологически правильные телеканалы (других не показывают). «Понаехали тут, проходу от вас нет!» — огрызается он в сторону «заробитчан» и… охотно сдает им свою квартиру за хорошие деньги.

У каждого — свое место под солнцем

И «коренные», и «закоренившиеся» работать предпочитают в комфортном офисе за компьютером. Как и в любой стране, дети врачей становятся врачами, чиновников – чиновниками, генералов – генералами. В магазин или на стройку они не пойдут.

Молодые жители Подмосковья тоже изо всех сил стараются попасть в «белые воротнички». Наименее успешные идут служить в милицию. На всех станциях метро постоянно висят объявления о приеме в органы МВД. Чтобы попасть на эту непрестижную для столицы работу, достаточно одной службы в армии.

Вся столичная роскошь, дороги, офисные центры, дворцы, коттеджи и просто дома построены руками нелегалов-гастарбайтеров.

Бизнес в Москве в 99-ти случаях из ста – «тень» и «нелегальщина». Существует разделение по сферам деятельности среди эмигрантских землячеств. Землячества эти со временем приобрели форму всесильных организаций, делятся доходами с властью и, скорее, являются уже мафиями. Армяне, азербайджанцы, китайцы и турки конкурируют между собой за контроль над торговлей. Бутики на улицах, рынки, торговые центры принадлежат выходцам из этих стран.

Игровой бизнес — сфера влияния грузинских кланов. После недавней войны «по требованию народных масс» Лужков их слегка прижал. Теперь, очевидно, им приходится делиться большей, чем в былые годы, частью доходов с чиновниками и милицейскими генералами. Чеченцы, хоть и вечные враги, контролируют более половины гостиничного бизнеса! Молдаване строят коттеджи для разбогатевших нуворишей. Дворниками и низкооплачиваемыми строителями становятся таджики и узбеки.

Украинцы тоже, как могут, устраиваются работать в столице России. Они становятся каменщиками, отделочниками, сварщиками, «дальнобойщиками», водителями троллейбусов, маршрутных такси, продавцами и менеджерами.
Но есть радикальный, хотя и довольно экстремальный, способ быстро стать москвичом, для которого многие двери станут открытыми — жениться на москвичке. Местные женщины, как и в других странах, предпочитают выйти замуж за того, кто меньше пьет и больше зарабатывает. Поэтому у российских мужиков шансов мало, чем успешно пользуются азербайджанцы, грузины, армяне и даже молдаване.

Иногда приходится быть и Штирлицем, чтобы жить в Москве!

Гость столицы имеет право находиться там без регистрации не более трех дней. Для нелегала встреча на улице с представителями власти в любой момент может обернуться депортацией.  Поэтому необходима временная регистрация иностранных граждан каким угодно способом, то-ли самостоятельно обходя бюрократические препоны, то ли через многочисленные фирмы и агентства. Те украинцы, кто не ищет себе проблем при встрече с милицией, всегда носят в паспорте 100 рублей одной купюрой.  Патрульный, проверяя документы, привычно перемещает деньги себе в карман — и человек идет дальше. Некоторым «везет» делиться своими доходами с сержантами по нескольку раз в день, а бывает, что и за полгода никто документы не проверит.

— Меня останавливали за пять лет всего несколько раз, — лукаво улыбается Владимир. — Когда уверенно и хладнокровно продолжаешь свой путь мимо патрулей, на тебя не обратят внимания. А простаки, завидев мента, начинают делать «противолодочные зигзаги». Даже болвану в фуражке становится понятно, что это — «клиент».

В 2004 году украинцам разрешили находиться в Москве без регистрации до трех месяцев, что стало поводом для бурных дискуссий в столичной прессе. Наши соотечественники тогда оказались в лучшем положении, чем приезжие из других областей России, для которых продолжало действовать правило о «трех днях».

Теперь законы ужесточились — и лучше всего получить себе липовую регистрацию. Все делается через «фирму», естественно, под крышей ментов. Выдается бумажка, где написано, что человек поселился на квартире у некой реальной бабушки. Обычно бабушка не догадывается о своей доброте, а также о том, что приютила еще сто молдаван и двести таджиков. Справка стоит от 300 до 600 рублей и действует три месяца. Но не всегда эта «бамага» спасает от преследования властей. Любая толковая проверка легко определит, что это — «филькина грамота». Была бы команда «фас!» в каждом конкретном случае.

Например, если владелец стройки захочет сэкономить на зарплате своих работяг, он может договориться с милицейским начальством о простом и более дешевом решении проблемы. Как водится, накануне получки на стройку внезапно нагрянет милиция и, согласно закону, всех нелегалов задерживает на 3–15 суток. После чего те, несолоно хлебавши, возвращаются на свою малую родину.

В Москву поехать – не напасть, лишь бы только в Москве не пропасть…

Большим безрассудством для нелегала будет попытка возвратиться на Родину с заработанной наличностью. Скорее всего, еще на вокзале он будет задержан милицейским патрулем и останется с одним билетом на поезд. А если при посадке «пронесет», то на границе уж точно его обчистят до нитки пограничники из обеих сопредельных стран.
Само собой разумеется, для борьбы с настоящими московскими бандитами у милиции сил уже не остается.

Появиться одному в темное время суток на улице – значит остаться без денег, сотового телефона и верхней одежды. А если не повезет, то и лишиться жизни.

Сколько стоит жизнь в Москве

Девять десятых продаваемых в Москве товаров — турецкого и китайского производства. Причем одну и ту же вещь можно купить в престижном магазине за 300 долларов, а на Черкизовском рынке — за 30. В целом же одежда, обувь, бытовая техника и другие промтовары в Москве наполовину дешевле, чем в Чернигове.

Продукты в московских гастрономах дороже на 15–20%. Мясо, как правило, дешевле. А молоко раза в два дороже. Учитывая, что более 70% продуктов питания в Россию импортируется, цены вполне демократичны.

Бутылка пива в ларьке стоит доллар-полтора. По качеству оно такое же, как и у нас — ни лучше, ни хуже.

Водка в России, хоть она и считается родиной этого напитка, качества отвратительного. Вне зависимости, дорогая это марка или дешевая. Поговаривают, что вся московская водка разливается в Дагестане. Высоко ценятся московскими почитателями украинские марки. Но не всем они доступны. Бутылка, которая в черниговских магазинах стоит 20-25 гривен, в Москве продается по цене, равной 100 гривен! А то и выше.

Значительно дороже в златоглавой и сфера услуг. Проезд общественным транспортом (маршрутка, метро) обойдется около пяти-семи гривен. Парикмахерские, салоны красоты тоже несравненно дорогие. В кабаках и ресторанах особо не разгуляешься — цены кусаются.

На жилье в Москве цены просто фантастические! Даже хорошо зарабатывающие менеджеры крупных компаний, которые в состоянии купить себе фирменную одежду, ездить на автомобилях последних моделей, вынуждены жить в арендованных квартирах. Снять квартиру на периферии обойдется в тысячу-две долларов в месяц, комната — в 500-600. О своем жилье в столице можно только мечтать. Однокомнатная квартира на окраине города оценивается в 200 000 долларов, а в центре ее стоимость достигает двух миллионов. Можно получить в банке кредит на покупку квартиры, да и то при наличии зарплаты от 10 000 долларов в месяц — и всю оставшуюся жизнь расплачиваться с долгами.

Подытоживая всё сказанное, можно сказать и словами выдающегося российского поэта, несколько перефразировав их: «Скажи-ка, дядя, ведь не задаром Москва приезжим отдана…»

Выводы

Этот конкретный пример из жизни человека и рассказ о московских нравах, наверное, остудит некоторые горячие головы. Собираясь в дальнюю дорогу, семь раз подумайте, хватит ли у вас воли, сил и здоровья выжить в условиях соседнего, но все-таки чужого общества. Не говоря уже о том, чтобы что-то заработать.

Если же вы полны решимости покорить большой город, будьте готовы к самым неприятным неожиданностям. Рассчитывайте только на свои силы, родня будет далеко, и помочь никто не сможет.

Для нелегала встреча на улице с представителями власти в любой момент может обернуться депортацией. Те украинцы, кто не ищет себе проблем при встрече с милицией, всегда носят в паспорте 100 рублей одной купюрой. Патрульный, проверяя документы, привычно перемещает деньги себе в карман — и человек идет дальше. Некоторым «везет» делиться своими доходами с сержантами по нескольку раз в день, а бывает, что и за полгода никто документы не проверит.

Говорят, что по поводу приезжих Анатолий Чубайс сказал: «Немосквичу сделать карьеру в столице практически невозможно. Но если кто и делает здесь карьеру, то только приезжие»

Иван Логин, портал Чернигова

Читайте также: