Древо ограбленной Украины

Cамые ценные экспонаты из провинциальных музеев «стягивают» в столичный «Арсенал». На каком основании?

В интервью Игоря Тарасюка (руководителя президентской ДУСи — Государственного управления делами, в структуре которого находится «Арсенал») о ней можно узнать подробнее: «Древо України»… представить Україну — вiд древнiх цивiлiзацiй, якi були на цiй землi, до сучасностi. Це буде одна екскурсiйна програма — на 2,5 години».

Прикидываю, что же может потребоваться для такой выставки. Трипольские статуэтки нужны? Конечно! Триполье — это наше «все», поэтому как без них? А где их взять? А что, разве не дадут ребята из киевского «Косого капонира» или, к примеру, музея Трипольской культуры в Ржищеве? А мы попросим… Затем понадобятся половецкие каменные бабы, заимствованные, к примеру, из Переяславского скансена — а что, их там много, впору и поделиться… Скифское золото из «загашников» Музея исторических драгоценностей — тоже сойдет.

А дальше — вещички киеворусской эпохи из исторических музеев. Казацкое оружие, гетманские клейноды… Наверное, стоит еще захватить что-то из личных вещей великих украинцев — к примеру, свитку Тараса Шевченко или форму Романа Шухевича из именных музеев… Глядишь, так и дерево вырастет. Огромное и красивое. И чего музейщики протестуют? Это же будет лицо всей Украины! Это ж сколько людей в столице его увидит? Говорят, Киев ежедневно посещают 6–7 тысяч туристов. Это ж сколько денег можно заработать! Да тут гордиться впору!

ВПОРУ да не совсем. Главный редактор журнала «Музеи Украины» Наталья ИВАНЧЕНКО объяснила нам, почему же музейщики не радуются.

— А потому что не хотят во второй раз получить по лбу теми же граблями, — говорит Наталья. — История украинских музеев уже знает подобный опыт «одалживания», оказавшийся, увы, печальным. Все помнят пресловутый юбилей Переяславской Рады, под который создавали исторический музей в Переяславе-Хмельницком. Тогда в этот город было передано множество артефактов из других музеев, которые в Переяславе застряли навсегда.

В случае с «Арсеналом» тоже видна такая тенденция, подмечает Наталья.

— Ладно, сейчас это все заберут с клятвенным заверением вернуть. Но через полгода власть поменяется — и кто будет возвращать? А никто, новые «керманычи» скажут, дескать, знать не знаем, видеть не видели ваши экспонаты, и не мы их брали вообще, и не нам за это отвечать.

Понятно, угроза, что реликвии навсегда застрянут в Киеве, есть. Но это не самое страшное.
Гораздо хуже, если назад в музеи-доноры вернутся подделки. Их могут сделать и по дороге в «Арсенал», и по возвращении, если на период экспозиции экспонатам не обеспечат надежную охрану.

МУДРО в этом смысле поступили волыняне. Им для «Древа» нужно приготовить раздел об истории зарождения и деятельности УПА на Волыни. Директор Волынского краеведческого музея Анатолий Силюк заявил, что просьбу Василия Вовкуна «посодействовать в формировании экспозиции выставки «Древо Украины» его музей удовлетворит.

Но поскольку «Мистецький Арсенал» не подчиняется Минкультуры и пока не выработан механизм передачи экспонатов в другие ведомства на временное хранение, волыняне решили предоставить Киеву копии оригинальных фотографий воинов УПА, графических работ Нила Хасевича и оперативных документов…

Мудро-то мудро, но что же получается? Поступи так все — и «Арсенал» окажется жалким вместилищем копий. Так зачем же было столько денег в него вбухивать? Да и смотреть на копии туда никто не пойдет, особенно, иностранцы — копия ведь не передает духа эпохи в отличие от настоящего раритета.

В ОТЛИЧИЕ от западноукраинских коллег, музейщики из Переяслава-Хмельницкого хотят поступить честно — прислать в Киев самые дорогие свои вещи, как их и просили. Но есть тревога за музейное добро. Директор Национального исторического этнографического заповедника «Переяслав» Виктор ТКАЧЕНКО сказал «ВЕДОМОСТЯМ», что слишком уж много «непоняток».

— Мы, конечно, передадим экспонаты только по контракту, потребуем гарантий — но пока неизвестно, от кого: выставка должна открыться осенью, а мы еще даже не видели предварительного контракта. Хотя комиссия из «МА» к нам приезжала, их интересовали конкретные вещи, причем, наиценнейшие из коллекций. Интерес киевлян ко многим нашим вещам был мне непонятен. Например, к раритетам эпохи Киевской Руси — у нас они в единичных экземплярах, а в коллекциях киевских музеев их гораздо больше.

Для известных защитников региональных заведений культуры братьев КАПРАНОВЫХ, два года назад учредившим движение «Украина — зона культурного бедствия», письмо Минкульта тоже похоже на приказ начала грабежа региональных музеев. «Это будет выглядеть по-другому, если кто-то из министерства или из других ведомств возьмет на себя ответственность за выставку, выступит гарантом, подпишется под собранными вещами» — считают писатели.

А ПОКА пристальное внимание к наиценнейшим раритетам всех и настораживает.
— Централизация еще никому и никогда не пошла на пользу, — считают Виталий и Дмитрий. — Поэтому ситуация с «МА» отдает совдеповщиной и тоталитаризмом. Вот, например, у нас в Очакове есть прекрасный музей художника-мариниста Судковского. Если оттуда заберут его подлинные и самые культовые картины, кто в него пойдет? Никто, неинтересно.
Имеют ли право люди в больших городах забирать у провинциалов самое ценное из их музеев? — спрашивают братья Капрановы. И отвечают отрицательно.

— Чем больше культура будет децентрализованной, тем лучше. Наша задача, как культурных деятелей, убедить, что каждый маленький город — это в своем роде столица. Почему же у нас должна быть одна столица — административная? У нас ведь есть Львов — книжная, Рахов — столица брынзы, Херсон — арбузная…

Отток раритетов в столицу грозит музейщикам потерей не только туристов, но и работы…
— Отбирается же самое ценное из регионов, — говорит Наталья Иванченко, — и что же после этого остается? Жалкая картина обычного «затюканного» регионального музеишки. И в один прекрасный день сюда приходит дядя, представляется членом какой-то КРУ, предъявляет ксиву и просит показать экспозицию. Когда окажется, что она выеденного яйца не стоит, дядя пишет резолюцию: помещение у музея забрать, потому что вся его экспозиция вполне сможет вместиться в одной комнате.

А ВЕДЬ поначалу-то обещали «Арсеналом» разрешить проблемы с нехваткой выставочных площадей: дескать, ребята, не прячьте раритеты в подвалах, на наших 56 тыс. кв. метров места всем хватит!

Но глуп тот, кто считает, что раритеты не выставляются в музеях из-за нехватки места.
— Музейщики, кстати, до сих пор не легализовали своих коллекций — говорит Наталья Иванченко, — и не стремятся к этому. Например, лежит в одном маленьком районном музее Библия, которую подарил сам Петр I после Полтавской битвы. А ее боятся даже в экспозицию поставить: обязательно кто-то заинтересуется — или украдут, или на выставку реликвию попросят.
Пока не будет принят закон «О целостности музейных фондов», запрещающий менять и перемещать экспонаты, если они являются единицами музейных фондов — этой легализации и не будет, считает Наталья. А у нас пока нет даже государственного органа, как во всех нормальных странах, который регулировал бы проблемы в музейной сфере, — Департамента музеев. В Украине же проблемами музеев занимается маленький отдел в Минкультуры со считанными сотрудниками.

КАК ВСЕ-ТАКИ быть с «Арсеналом»? Лесь ТАНЮК, экс-председатель комитета ВР по вопросам культуры и духовности считает, что дело решится где-то «посредине» — ни тем, ни этим, а паника — преждевременна:

— В Украине должно быть одно такое место, как Лувр. И здесь не могут находиться никому не интересные копии или только вещи из фондов. Для этого и задумана постоянная выставка раритетов «Древо Украины». Конечно, директоров музеев можно понять, но все равно, некоторые из них похожи на хуторных куркулей: это мое, я буду этим владеть, даже если раритет никто и не увидит.
Братья Капрановы считают иначе.

— Коллекции музеев, подобных «Арсеналу», создаются годами, — говорят они. — Нельзя сделать такое в год – два — это сродни заставить девятерых женщин родить одного ребенка за месяц. Музейная коллекция — вещи, кропотливо собранные кем-то с определенной целью, идеей. Это не то, что я смог ДОСТАТЬ, а то, что я смог СОБРАТЬ. В противном случае коллекция — склад или архив. Если создается такой центр культуры, как «МА» — то, пожалуйста, есть коллекционеры, меценаты, которые могут покупать раритеты, длиться, в концеконцов, процесс возвращения культурных ценностей в Украину — почему бы их не выставлять именно здесь? И вообще коллекция — только тогда коллекция, когда у нее есть имя. Например, коллекция Третьякова, Ханенко… А безымянные коллекции — это опять же, склад.

Гораздо хуже, если назад в музеи-доноры вернутся подделки. Их могут сделать и по дороге в «Арсенал», и по возвращении, если на период экспозиции экспонатам не обеспечат надежную охрану.

Ведомости

Читайте также: