Милицейская генеральская должность в Москве стоит $1 миллион

В России (как и в Украине) уголовные дела возбуждаются и закрываются за деньги. Такса — от $2 тысячи за обычное хулиганство до $1,5 миллионов против какого-нибудь серьезного бизнесмена. О том, что творится в московской и российской милиции вообще, рассказывает председатель координационного совета профсоюза сотрудников милиции Москвы Михаил Пашкин.

«Чтоб служба окупилась»

вопрос: После трагедии 27 апреля к милиции внимание особое. Наша газета, например, вскрыла поражающие факты. Милицейские должности покупаются за деньги…

ответ: И что же тут поразительного? В Московском регионе генеральская должность и звание стоят около миллиона долларов. Откуда я это знаю? У нас в области тоже профсоюз есть. Так ребята рассказывали, что один из начальников отдела копил деньги на генерал-майора. Он, не стесняясь, говорил: 100 тысяч долларов набрал, а надо полмиллиона. Это в области. В столице, я думаю, вдвое дороже.

Но тот областной начальник настоящий беспредел в отделе устроил, мы обнародовали эти факты, и он потерял то, что накопил… Ну а генералу, естественно, нужно, эти деньги отбить. У него, к примеру, 10 отделов. Грубо говоря, чтобы должность за год окупилась, он с каждого начальника отдела 100 тысяч должен собрать. Ну а тем же тоже жить надо, так что им еще столько же себе, родимым, надо оставить. Такая арифметика. Может, я и ошибаюсь, но, видимо, только в меньшую сторону. Кстати, платят не все. Я знаю несколько генералов, которые точно никому ничего не платили.

в: Рядовые милиционеры соответственно отчисляют начальнику отдела?

о: Нет, на уровне отдела эта торговля должностями прекращается. Не будет же инспектор ППС должность покупать! Но нельзя отрицать, что коррупция есть и там. И здесь надо понимать, из-за чего сгнила вся система эмвэдэшная. Есть такой приказ — номер 650. Выпущен в 2005 году и даже в Минюсте не зарегистрирован.

То есть он не несет правовых последствий. Но это — важнейший документ для всех основных подразделений МВД, потому что в нем описывается, как оценивать их работу. По этому приказу в каждом следующем году должно быть раскрыто преступлений больше, чем в предыдущем. Динамика должна быть положительной. А если следователь или дознаватель увидит, что по конкретному уголовному делу нужно принимать решение о его прекращении — ну нет там состава или события преступления, то здесь динамика должна быть отрицательной. Хоть тресни.

Значит, невиновных нужно отправлять на скамью подсудимых. И если отдел не набирает 60 баллов, рассчитанных по специальной системе, где складываются с различными коэффициентами положительные и отрицательные баллы, то делаются оргвыводы, укрепляется — читай, меняется — руководство. Евсюков накануне происшествия личный состав построил и орал благим матом. Обещал всех уволить к чертовой матери, если не будет показателей. Потому что руководство округа менялось и риск лишиться должности был очень велик.

«Евсюкова надо было снять давно»

в: Какая связь между коррупцией среди низших чинов и системой оценки? Раньше ведь тоже планы были…

о: Планов раскрыть столько-то преступлений в советские времена не было никогда. Они появились в середине 90-х годов. И вот что стало получаться: если у участкового образцовый участок, если он все притоны вывел, всю шпану разогнал, то в будущем году у него никогда положительной динамики не будет. И те же участковые идут на кладбище, переписывают недавно умерших и оформляют на них какую-нибудь хулиганку. Якобы позавчера матом ругался, а вчера умер.

И проходят показатели. Иногда и на живых оформляют. И не только для себя стараются — эти «палки» они с успехом продают коллегам. Такса — от 2000 рублей и выше. А вы спрашиваете, где коррупция. Нередко начальники просто приказывают сотрудникам принести деньги на покупку этих «палок». Суммы разные. Максимальная, о чем мне рассказали члены профсоюза, — 2000 рублей с зарплаты. А некоторые инспекторы ГИБДД оставляют в дежурной части 100-200 долларов, чтобы вдруг найденные угнанные машины оформили на них. Нет машин — после дежурства забирают деньги назад.

Экипажу ППС из двух человек нужно 3-5 административно задержанных в смену и одно уголовное проявление за месяц. Не секрет, что рядовые сотрудники тоже берут взятки. Остановят человека без регистрации — 300-500 рублей. Это своего рода компенсация за возможность потери премии из-за невыполнения плана.

в: Уголовные преступления участковый как будет раскрывать? Он ведь не следователь…

о: Вот-вот, а динамика должна быть положительной. Представьте, в подвале нашли какой-то труп, который полгода там пролежал. Ясно, что никакой Шерлок Холмс не раскроет. Можно, конечно, весь отдел бросить на это… А можно взять патроны от мелкашки и какому-нибудь бомжу подбросить. Или наркотики, или оружие…

И сразу раскрываемость 75-80 процентов. В ОВД по Басманному району замначальника отдела дознания Ольга Швачко обнаружила несколько десятков липовых уголовных дел. Как она их называет, «левандос». Когда она написала об этом официальное заявление, которое потом подтвердилось, ее 18 декабря 2008 года выгнали из кабинета и только на прошлой неделе в присутствии представителей ГУВД и профсоюза она получила часть своих вещей.

Когда поймали так называемых «оборотней в погонах», такие факты вскрылись. Но надо было идти дальше. Потому что вся милиция этим занимается. Отсюда и пытки — из необходимости увеличивать раскрываемость любой ценой. Вот и пистолет у Евсюкова в розыске был — наверняка для того, чтобы кому-нибудь при необходимости подсунуть. Кстати, мы уже давно говорили, что Евсюкова надо снять. Он за полгода шестерых замов выгнал толковых.

Ему 31 год всего, опыта нет, какую работу он мог организовать? Только крик и закидоны, все на нервах. А насчет начальника управления по Южному административному округу Агеева, еще в 2005 году мы били во все колокола. Тогда три милиционера из ОВД «Орехово-Борисово» задержали трех таджиков с двумя мешками. Предполагали, что это травка. Так таджик позвонил, Агеев примчался в отдел с каким-то зампрефекта. Они потребовали таджика отпустить, даже погоны с этих милиционеров срывали. И отпустили, что поделаешь. Так и не узнали, что в мешках. И Агееву все с рук сошло. Теперь он в отставку ушел.

$10 тысяч с притона

в: Реальную раскрываемость преступлений как бы вы оценили?

о: Как во всем мире — 30-35 процентов. У нас милицейские генералы любят с зарубежными коллегами опытом обмениваться. Так у тех глаза на лоб лезут: как, удивляются, вам удается раскрывать так много? Знали бы, как…

в: И все-таки, возвращаясь к арифметике… Если начальник ОВД не собирает деньги с подчиненных, откуда он их берет? Те самые 100 тысяч долларов…

о: Собирает с коммерсантов. С тех, кто работает на его территории. В этом смысле милиция уже давно вытеснила тех бандитов, которые были в 90-х. В зависимости от размера бизнеса такса может быть от 5 до 10 тысяч долларов. Притоны с проститутками крышуют — тоже от 3 до 10 тысяч с каждого. Притонов по Москве порядка 200-300. Вот и считайте. У нас, кстати, было интересное дело. Четыре сотрудника УБОПа по заданию прокуратуры накрыли притон. Так через несколько минут примчались их же начальники и начали на них орать.

Вы что, дескать, здесь делаете! В общем, конфликт разгорелся нешуточный. Парни эти — члены нашего профсоюза. Написали все как было. А когда я попытался эту историю озвучить, они, вместо того, чтобы разобраться с теми, кто притоны крышует, пытаются привлечь меня за клевету. УБОПы расформировали, эти начальники получили хорошие должности в других подразделениях. Мы, кстати, составили список — кто какие притоны крышует. Отправили его в ФСБ. Но притоны так и работают.

Еще одна статья дохода — это уголовные дела. За деньги возбуждаются, за деньги закрываются. Суммы могут быть самые разные — от 2 тысяч долларов за какое-нибудь хулиганство до 1,5 миллиона за дело против какого-нибудь серьезного бизнесмена. Но последние дела — это скорее в подразделениях главка. Вы пройдите на Петровку, посмотрите, какие там машины стоят. Например, на Landrover Sport, который около 160 тысяч долларов стоит, ездит начальник отдела МУРа, который перешел в МУР из УБОПа. Естественно, он ездит по доверенности, а машина принадлежит его брату.

в: И что же, начальник отдела ходит по палаткам и дань собирает?

о: Не сам, конечно. Либо коммерсанты к нему приходят, либо какой-то доверенный человек их объезжает. Я знал одного шофера — тоже, кстати, офицера, — который для своего начальника это делал.

Нужны комиссары. Или шерифы

в: Безрадостную картину вы нарисовали…

о: Куда уж там… Хочу, чтобы вы поняли. В милиции полно честных, отличных ребят. Они работают по 14-17 часов в сутки. Рады бы работать честно, но… Мне кажется, надо срочно отменить вот эту систему оценки деятельности. Если человек хорошо работает, то количество преступлений на его участке снижается. И раскрываемость соответственно расти не может. Вообще, надо регистрацию преступлений отдать тому же Минюсту, чтобы не было вот этих «левандосов». И еще надо дать больше прав самим сотрудникам — чтобы они через своих представителей, например, могли осуществлять контроль финансовой деятельности руководителей. Чтобы без ведома такого представителя, без его подписи нельзя было наказать ни одного сотрудника. Почему вы улыбаетесь?

в: Очень кардинально, мне кажется…

о: Только так можно реформировать систему. Как Ленин — ввести комиссаров. В нашем случае это инспекция по личному составу. Чтобы без подписи инспектора начальник ОВД ни одного решения не мог провести. И должность этого инспектора сделать выборной. И вообще, начальника ОВД тоже пусть люди выбирают. Как шерифа в США.

Владимир Демченко, Известия

*****

«Сотрудники милиции сходят с ума потому, что работают в дурдоме»

После трагедии в московском супермаркете «Остров» на форумах сотрудников МВД развернулась дискуссия: что побудило майора Евсюкова пойти расстреливать мирных жителей. Что думают сами о себе люди в милицейских фуражках? Вот некоторые говорящие цитаты (грамматика, стиль, пунктуация сохранены).

Robocop
За погибших обидно, родственников их жаль… Дальше — досада на то, что опять контору полоскать будут, вроде — и есть за что: не проконтролировали, не доглядели, упустили, — а все одно, обидно… И хочется на что-то гнев и негодование выплеснуть — а на что? На кого? На кризис мировой? На вечную ментовскую запарку, от которой крыши рвет? На зажравшуюся столицу? Не на кого, блин… Тока напиться и забыться… ствол перед этим в оружейку сдать…

shevelevee
Я не удивлен тем, что подобная трагедия произошла. Глядя на окружающих меня сотрудников милиции, понимаю, что подлови любого из них в тяжелый момент на работе, добавь неприятности в личной жизни, умножь на долги, возведи в степень тех унижений, которые чинят нерадивые начальники… Залей это сверху алкоголем, спровоцируй конфликт, дай ему в руки пистолет… Будет то же самое, если подловить в самый пик депрессии… Это системное заболевание.

Joker
Важно, чтоб в МВД соответствующие выводы сделали. Фактически, майор хоть и завуалировано, но вовсеуслышанье поднял проблему ненормированного рабочего дня, переработок, соответствующих выплат… У кого из СМ (сотрудник милиции. – The New Times) в семье не было ссор на тему зарплаты или ненормированного рабочего дня?

LёNS
Лично я майора не осуждаю. Жаль, что все свалят только на психологический срыв в семье. То что в милиции давно атмосфера напряжена, известно только самим СМ, особенно достается тем, кто действительно желает работать не для галочки и палочки.

Trainer
Могла и действительно крыша съехать от давления руководства. В недавних новостях по НТВ как раз сказали, что незадолго до его ухода с работы селекторное совещание было. Ребята, никто из вас на селекторе не был? Не слышали, как там дерет начальство за все практически? И никому не объяснить, что ни одного преступления в районе не совершено, ответ один — давайте сводку с раскрытием. В нашем округе селекторное совещание проводится каждый день часов в 8 вечера, а то и в 9, под конец месяца иногда и позже, и руководство требует, чтобы непременно на селекторе присутствовал начальник ОВД. Только ответственные от УВД, которые селектор проводят, меняются по графику, а на земле начальник один. А семейные проблемы — тут как тут в данном случае.

Людоед
Простите за цинизм, но 10 пораженных целей на 13 выстрелов из ПМ — неплохой результат для нетрезвого руководителя. Поэтому, БСП УВД по ЮАО — респект. Печально только, что на месте посетителей супермаркета мог оказаться сам или кто-то из близких так как имею неизживаемую привычку в связи с дорожными пробками бродить по супермаркетам по ночам. А вытаскивать в таких случаях ксиву и кричать «Свои! Свои!» будет стыдно.

Извеков
Надо понять прежде всего, что негативное отношение к милиции от этого дичайшего случая может перейти через край. Основания для этого есть все и они на все 100% обоснованны. В ближайшее обозримое будущее ничего хорошего о себе мы не услышим. В замученной демократией Европе на этот час на улицах городов проходили бы митинги и шествия, а хулиганствующие элементы готовили заточки, бутылки с гремучьей смесью и т.п. Президент «бросал» бы к их ногам отставками высокопоставленных чиновников.

alexpolice
Я, например, из ЦАО. 17 лет в ОВД. Начинал с опера земельного. Парень очень толковый опер был. Ну просто, не хватило ему в свои 32 никаких сил, ни физических, ни психических. Когда ты ежедневно находишься на взводе, тебя №бут кто ни попадя, л\с фортеля выкидывает, показатели, показатели, показатели… Сон пропадает через неделю, а через месяц ты уже не адекватен. Жаль всех… Кроме тех, кто в силу своего положения довел систему до такого состояния. Господа офицеры, перестаньте хаять человека от нечего делать… Промолчите или поддержите его. Кому как ни вам должно быть понятно, что явилось причиной случившегося. Ей богу, стыдно за вас…
Если сейчас все сотрудники покопаются внутри себя, то я уверен, что не один из них не сможет со 100% уверенностью сказать: «Со мной такого никогда не случится». Мой наставник в свое время ушел, именно по четко сформулированной им причине: «У меня крыша едет, сам себя иногда боюсь, а вдруг не выдержу». До пенсии не доработал 1 год. Кто-то как решето пропускает через себя все дерьмо, которое ежеминутно льют тебе на голову, а кто-то накапливает это в себе… А потом вентиль не выдерживает.

Препод
СМ сходят с ума потому, что работают в дурдоме. Ты во всем в ответе. Всем обязан. Контроли, надзоры, суды, прокуратура, УСБ, ФСБ, подставы, правозащитники. Везде не прав. Везде говорят, что ты урод и тебе пора пирожками торговать. Никто не скажет спасибо, даже если ты этого заслуживаешь. Проблемы милиции — это только проблемы милиции. Властьимущим на это наплевать. Денег нет. Жилья нет. Сдохнешь, даже как герой, никто не вспомнит. Кто может это выдержать? И главное зачем? Где можно набрать железных феликсов тысяч 500?

 NewTimes

*****

Доходное место

Россияне и родная милиция живут в разных измерениях. Граждане полагают, что люди в форме должны их защищать. Милиция же видит в них ресурс для пополнения собственных доходов. Как зарабатывают деньги на том, что именуется «охраной правопорядка»?

18 тыс. правонарушений было совершено сотрудниками милиции за I квартал 2009 года. Это на 18% больше, чем было в 2008 году. Такие цифры приводит Департамент собственной безопасности МВД России. Данные о совершенных милиционерами преступлениях тоже внушительные: за прошлый год их было зафиксировано 4600. Главная проблема в том, утверждают эксперты, что никто не идет в милицию защищать граждан.

Идут либо за властью, либо за финансовым благополучием. Собеседник The New Times из бизнес-среды дает свою раскладку: «В милиции сейчас служит 20% нормальных, 20% подонков, а остальные 60% — болото». У оперативников московского РУВД своя оценка: «10% действительно пришли в органы внутренних дел работать, 40% воспринимают службу как возможность нажить состояние, а еще 50% теоретически готовы действовать по закону, но в нынешних условиях им приходится играть по устоявшимся правилам» (и бизнесмены, и оперативники говорили только и исключительно на условиях анонимности: «За такое свои же голову снесут»).

Экономгеография

«За мной пойдут паровозиком другие начальники», — сказал якобы после ареста майор Денис Евсюков, расстрелявший в супермаркете «Остров» на юге Москвы 9 человек. Эта фраза майора обошла все СМИ. Бывший глава ОВД «Царицыно» не ошибся: вслед за ним своих постов лишились начальник УВД Южного округа столицы Виктор Агеев и глава ГУВД Москвы Владимир Пронин. При попытке незаконной продажи оружия был задержан бывший инспектор по вооружению ОВД «Царицыно» Алексей Сафонов. Наконец, всплыла история о том, что карьерный рост майора Евсюкова был обеспечен не столько его профессиональными способностями, сколько семейными связями (его отец служил вместе с Владимиром Прониным еще в Курске).

Понятно, что столица — самый лакомый регион службы: сюда мечтают попасть люди в погонах со всей страны. Однако у этой цели есть вполне определенная цена.

«В начальники ОВД (отдел внутренних дел) Москвы можно попасть двумя путями, — говорит в интервью The New Times один из офицеров МВД. — Либо ты доверенное лицо руководства и делаешь с ним совместный бизнес, либо тебя на это место двигают определенные бизнес-структуры. Место главы ОВД может стоить от $100 тыс. (минимальная цена) до $1 млн. За назначение на такой район, как «Царицыно», придется заплатить не менее $500 тыс.» Цена района, по словам бывших оперативников, определяется множеством факторов: наличие рынков, заводов (а у них — складов), торговых центров, вокзалов, общежитий, пунктов обмена валют, мест компактного проживания приезжих.

«Центр, Южный округ, Юго-Восточный округ считаются очень выгодными зонами», — говорит собеседник The New Times. В Капотне, например, проживает много азербайджанцев. Выгодны такие районы, как Коньково или Щелково, а Черкизово — так вообще золотое дно. Неудачными считаются спальные районы. «Вот с кого и что ты соберешь, например, в Зюзине? А в Крылатское по своей воле вообще никто служить не пойдет. Много элитного жилья и таких же жильцов, от которых ноль прибыли и масса геморроя», — рассказал один из оперов.

Доходное место

Знающие люди в бизнес-сообществе утверждают: только с Царицыно в год можно собрать от $100 млн до $200 млн, а Центральный административный округ в плане «черных» сборов вполне сравним с корпорациями: $1,5–2 млрд. Оперативники уточняют: собрать можно, но собирает же далеко не одна милиция. «Учтите, что занести надо и в ФСБ, и прокурорам, и ветеринарному надзору, и в правительство Москвы, и пожарным, и налоговикам, — перечисляют собеседники The New Times. — Если не напрягаться, то ежемесячный доход в «хорошем» районе — $200–250 тыс.»

Поэтому многие оперативники не верят просачивающимся в СМИ сообщениям о том, что майор Евсюков (у него при аресте был найден «ствол», который с 2000 года находился в розыске) и его подчиненные зарабатывали на нелегальной торговле оружием. «Зачем тебе рисковать из-за каких-то $10 тыс. (столько стоит на черном рынке пистолет Макарова. — The New Times), если ты с любой рыночной палатки имеешь $4–5 тыс. в месяц, — рассуждает бывший офицер Лубянки. — Вот иметь запасной нелегальный ствол, как и запасную ксиву, сделанную на ксероксе, — это да, удобно. Потому что если табельное оружие или служебное удостоверение по пьянке потеряешь, то получишь служебный выговор, а поддельные потерять не жалко. К тому же если пьяным кого-нибудь завалишь, то левый ствол всегда можно выкинуть и не жалко будет, а застрелишь из табельного — наверняка придется отвечать».

Нелегальной торговлей оружием (как списанным, так и проходящим по статье «Вещественные доказательства») подрабатывают, как утверждают, в основном рядовые оперативники. Их же бизнес — сделать так, чтобы задержание не закончилось возбуждением уголовного дела. Один из крупных московских бизнесменов приводит следующие расценки: $1–10 тыс., чтобы в рядовой ситуации откупиться, пока тебя еще не доставили в отделение; если уже оказался в ОВД, цена вырастает до $25–30 тыс., если дело, что называется, закрутилось, его закрытие обойдется в $100–150 тыс.

«Естественно, это касается рядовых ситуаций, — уточняет собеседник. — Если дело касается, не дай бог, политики или на вас сделан заказ, то суммы значительно больше — если только откупиться вообще возможно». Источники The New Times в МВД называют иные суммы. По их словам, если речь идет о рядовой ситуации, то выпутаться за $5–10 тыс. вполне реально. Возрастают расценки, когда речь заходит об экономических преступлениях. Чаще всего это рейдерство, и тут в зависимости от масштабов захватываемого объекта цена, как утверждают, будет колебаться от $50 тыс. до $150 тыс.

Субботник в погонах

Однако не надо думать, что жизнь начальника отделения внутренних дел намазана исключительно красной икрой: из собранной ренты ему, как утверждают специалисты, остается не более половины. Остальное расходится. Надо поделиться с подчиненными, с руководством, с тем кланом, который способствовал назначению на хлебное место. «Никаких утвержденных ставок, в отличие от ГАИ, здесь нет, — говорит собеседник The New Times. — Известно, что за одну смену на трассе сотрудник ГАИ собирает около $1000, из них он должен отдать руководству $400–500. В милиции схема другая. Здесь надо действовать так, чтобы «не обидеть». А как не обидеть, решает уже сам начальник отделения». Решает он, впрочем, исходя из того, что вышестоящее руководство отлично понимает приблизительную сумму, которую можно собрать с района, следовательно, если принесешь слишком мало, могут возникнуть проблемы по службе.

«Особенность отношений в органах внутренних дел в том, — говорит эксперт, — что если кто-то поставил тебя на место руководителя ОВД, то этот кто-то не будет за тебя решать проблему взаимоотношений с прямым руководством из УВД. Будь ты трижды ставленник пусть даже самого Пронина, но с непосредственным руководством налаживать контакт придется именно тебе».

Контакт налаживается далеко не всегда через денежные выплаты. «Я служил в неблагополучном районе, собрать много там никогда не удавалось, поэтому наш начальник ОВД с руководством выстроил отношения по другому принципу, — говорит бывший оперативник одного из отделений Северо-Восточного округа столицы. — В районе было выявлено несколько надежных бань, где гарантированно не велась видео- и аудиозапись происходящего. Вышестоящее начальство просто приезжало раз или два в месяц, а задача начальника ОВД сводилась к тому, чтобы накрыть стол, обеспечить девушек. Это у нас называлось «устроить субботник».

Поскольку субботники периодически устраиваются во всех районах, соответственно и взаимоотношения милиции с борделями и проститутками-индивидуалками строятся не всегда на финансовой основе. Платой за продолжение деятельности на этой территории для проституток вполне может быть оказание бесплатных интим-услуг начальству в погонах, говорят оперативники.

Кому жить хорошо

По просьбе The New Times оперативники нескольких московских ОВД выстроили рейтинг карьерного успеха. «Если ты работаешь в отделе экономических преступлений, то, считай, жизнь удалась, — говорит эксперт. — В этой сфере по определению много денег крутится». Неплохо себя чувствуют сотрудники СКМ (Служба криминальной милиции) и ППС (Патрульно-постовая служба).

Следом идут уже более «бедные» категории, например, кадровики. Бюджеты здесь уже совсем иные, хотя именно от этих людей зависят назначения, наградные, взыскания. «За наградной ствол надо $250 тыс. выложить», — жалуется один из милиционеров. Еще хуже дела обстоят у сотрудников службы боевой подготовки, хозяйственной службы, организационно-инспекторских отделов. В таком месте заработать можно разве что на собственных коллегах. У хозяйственников — простор для махинаций с казенным бензином или запчастями для служебных автомобилей, а те же инспектора занимаются проверкой личного состава — и здесь поле для коррупции: либо плати, либо вкатят выговор. Свой бизнес налажен в изоляторах временного содержания (не заплатишь сотруднику — задержанный не получит передачи) и даже в пресс-службах (слив информации журналистам желтых изданий). В самом хвосте списка значатся сотрудники дежурных частей и информационных центров.

Система или личность

О безнадежности попыток исправить ныне действующую систему МВД говорят как сами милиционеры, так и эксперты (стр. 14). Понятно, что есть среди милиционеров и честные люди, и высокие профессионалы, и те, кто душой болеет за Отечество и порученное им дело. Беда в том, что сама система устроена таким образом, что в теневой бизнес так или иначе оказывается втянуто подавляющее большинство сотрудников внутренних дел. Вертикаль взятки практически не оставляет выбора: либо плати, а значит, бери, либо ищи другую работу.

«Интересно, сколько народу еще завалить потребуется, чтобы в системе что-то изменилось?» — написал на форуме сотрудников МВД, где живо обсуждалась история майора Евсюкова, один из его недавних коллег. И действительно — сколько?

Барабанов Илья, The New Times

Читайте также: