«Украинская банда» терроризирует Сакраменто

Выходцев с Украины в Америке почти миллион, и Калифорнию они отнюдь не жалуют. Большинство иммигрантов-украинцев живет в Нью-Йорке, Филадельфии и Чикаго, а в Лос-Анджелесе их, согласно переписи населения 2007 года, примерно 20,500. 

Вторым калифорнийским районом по количеству украинцев считают графство Сакраменто (17,647), и именно в нем власти обнаружили «украинскую уличную банду», а точнее, как написала 3 августа газета Sacramento Bee, «маленькую группу иммигрантов из Восточной Европы с историей пьяного насилия и краж».

Но главное не в этом, а в том, что борьбу с частью этой группы — тремя украинцами и одним молдаванином — повели с применением закона штата о борьбе с уличным терроризмом. Закон «Street Terrorism Enforcement and Protection Act» или STEP (что в переводе значит «шаг») стал важным шагом в борьбе за порядок на улицах. Как и RICO — федеральный закон о борьбе с организованной преступнос-тью — STEP значительно ужесточает наказание за преступления, совершенные в сговоре.

Закон этот был принят в Калифорнии 21 год назад и с тех пор применялся к таким крупным уличным бандам, как афроамериканские Bloods и Crips, латиноамериканские 38th Street и 18th Street, азиатские United Bamboo и Big Circle или банды белых расистов Sacramaniacs и Nazi Low Riders. По закону STEP судили преступные группы иммигрантов из России и Армении, но до украинцев STEP «дошагал» впервые.

Два десятка молодых украинцев сочли бандой, расправиться с которой нужно с помощью этого закона. Патриша Эсгро, судья Верховного суда штата Калифорния в Сакраменто, согласилась с доводами защиты, что подсудимые не составляют «классическую уличную банду», но отметила их «систему преступного поведения» и «фактор устрашения», характерные для банды. Судья также подчеркнула, что арестованные украинцы действовали группой, делали себе на руках символические татуировки в виде пяти точек, означающие отбытые тюремные сроки, и в общении друг с другом пользовались условными жестами, что характерно для уличной банды.

«Банда» жила и действовала в городке Ранчо-Кордова с населением 59 тыс. человек, которые не знали от нее покоя. За последние три года местная полиция получила сотню вызовов в связи с выходками этой банды. Заместитель районного прокурора Джон Граймс на предварительных слушаниях в суде заявил, что «это группа, которой нравилось работать стаей, у них ментальность стаи, и они появлялись в различных местах по двое — по трое», после чего «там начинались драки и насилие».

Сейчас под судом находятся 21-летние Александр Мельничук, Максим Емчук и Станислав Дежнюк, а также 23-летний Юрий Мишчук, которых обвиняют в грабеже, взломе, нанесении телесных повреждений и драках. Помимо этого Мишчука обвиняют в давлении на свидетеля. Все началось с того, что 9 января этого года был избит молодой иммигрант-украинец, который якобы украл у одного из членов «украинской уличной банды» деньги и «биг-маму», как называют транзисторную магнитолу с мощными динамиками.

Вора вытащили из квартиры на улицу, загнали в дом какой-то женщины и там, по рапорту полиции, нанесли ему минимум 45 ударов руками и ногами. Подсчет ударов, скорее всего, велся по синякам. В тот же день и на той же улице четверка подсудимых в кровь избила брата уже избитого украинца, а через пару месяцев, когда троих из них уже арестовали, четвертый встретил свидетеля обвинения и в назидание дал ему по голове. «Ты зачем упрятал ребят в тюрьму?» — якобы сказал он при этом и пригрозил «добавить» пивной бутылкой.

Еще трое членов «украинской банды» уже в тюрьме. 21-летний Евгений Сонник получил 4 года за то, что 13 ноября 2007 года избил пивной бутылкой работника закусочной In-N-Out Burger на Санрайс-бульваре, сломав ему нос и повредив ребра. 29-летнему Юрию Бабию дали 8 лет за то, что 16 сентября 2007 году у той же In-N-Out Burger он сел в чужую машину, велел водителю подъехать к бензоколонке и там заставил его заправить машину своего сообщника Сергея Атаманюка на 20 долларов. В тот же вечер Юрий Бабий украл в магазине бутылку водки и побил владельца магазина. 20-летний Атаманюк ждет приговора за грабеж и драку, совершенные в тот же вечер.

Суд присяжных над Мельничуком, Емчуком, Дежнюком и Мишчуком начался 11 августа, и перед началом слушаний выступил заместитель шерифа Берк Стирнс. Он сообщил судье Эсгро, что хорошо знает эту группу и все ее выходки. По его словам, мысль о том, что молодые хулиганы объединились в уличную банду, пришла ему в голову 12 октября 2006 года, когда десяток украинцев подрались с другой «этнической группой», причем четверо подсудимых участвовали в этой драке. Именно Стирнс заметил у членов «украинской уличной банды одинаковые татуировки и символические жесты.

После того, как троих осудили, а четверо попали под суд, сказал Берк Стирнс в интервью газете Sacramento Bee, активность украинской уличной банды в Ранчо-Кордова «считай что прекратилась». По его словам, «на улицах больше не нападают, полицейских больше не вызывают» и «похоже, что заключение этих ребят под стражу стало катализатором» порядка. Прокурор Стив Харролд назвал Стирнса «автором этого дела», но признание двух десятков мелких хулиганов-украинцев уличной бандой с точки зрения закона STEP вызвало некоторые сомнения общественников, правоведов и даже правоохранителей. Как-никак, в бандах Crips и Bloods тысячи членов и на их боевом счету наркоторговля и убийства, а тут в основном синяки.

Дэн Наталиан, президент Калифорнийской ассоциации следователей, занимающихся бандами (California Gang Investigators Associa-tion), сказал, что впервые слышит об «украинской банде». Дэвид Гарланд, адвокат одного из подсудимых, считает, что «статус банды присвоен для того, чтобы усилить впечатление от действий этих ребят». Флорин Курюк из местного Центра славянской общины (Slavic Community Center) тоже не считает молодых украинских хулиганов из Ранчо-Кордова бандитами. По его мнению, это группа «диких пацанов, которые прогуливали школу и врали родителям». Очевидно, Курю имел в виду детство членов «этой группы», которым сейчас за 20, но он отметил, что, если бы решение зависело от него, «они не попали бы в категорию организованной преступности».

«Их сравнивают с гангстерами, что неправда», — заявила Надя Емчук, мать Максима, и назвала сына хорошим мальчиком. На день ареста ее «хороший мальчик» отбывал испытательный срок за предыдущее нападение, а еще раньше его судили за кражу в крупных размерах. Василий Бабий, дядя Александра Мельничука, сказал, что вся семья в ужасе от того, что случилось с его племянником, который всегда «вел себя хорошо». Мельничук также находился под административным надзором за нападение на прохожего 3 ноября 1997 года. На суде Берк Стирнс сообщил, что этого прохожего избили до потери сознания, и в полиции он заявил, что напавшие на него «связаны с русской организованной преступностью».

Отец Станислава Дежнюка, пастор баптистской церкви, отказался от комментариев, но Стасик тоже вряд ли «хороший мальчик». В прошлом его судили за управление машиной в нетрезвом виде, бегство с места происшествия, проникновение со взломом и кражу автомобиля. Любопытно мнение Юрия Олейника, основателя и бывшего президента Клуба украинского наследия Северной Калифорнии (Ukrainian Heritage Club of Northern California).

Олейник тоже никогда не слышал про «украинскую уличную банду», но сообщение из Ранчо-Кордова его нисколько не удивляет. «Эти ребята приехали с новыми иммигрантами, — пояснил он, — и их держали в строгих рамках религии баптистов и пятидесятников». Эта религия, по словам Юрия Олейника, «доводит некоторых детей до того, что когда им нужно оканчивать школу и становиться независимыми, они бросаются в совершенно другую крайность».

Так это или не так, и виновата ли здесь религия, школа или семья, но четверых ребят с уголовным прошлым судят, как «организованных преступников, а на боевом счету нашей иммиграции появилась первая «украинская уличная банда», хотя преступная цена ей ломаный грош. Но улицы городка Ранчо-Кордова стали безопаснее, и это главное.

Александр Грант, RussianAdvertising 

Читайте также: