Янукович в Межигорье строит «Вервольф»?

…Это еще вопрос: где выше стены, гуще камеры слежения и больше вертухаев — на зоне молодости Виктора Федоровича или в его нынешнем поместье? 

Возле Януковича жить опасно. Могут убить. Или он сам — несясь на лимузине со скоростью вора, убегающего от погони, или соседи — в перестрелке. Меньше 150 в час по сельской улице, где более 60-ти непозволительно, кортеж Виктора Федоровича не ездит, рассказывают тамошние жители. Они-то уже привыкшие, знают приблизительно, когда их высокородный сосед проезжает — детей на улицу в те часы не выпускают.

 

Таким въезд к Януковичу был год назад

Таким въезд к Януковичу был год назад

А ежели на дороге появится какой-нибудь нездешний ротозей, то уж, как говорится, кто не спрятался, я не виноват. Еще до недавнего времени Лидера возили на двух близнецах-«мерседесах» с одинаковыми номерами (это дабы киллера запутать. — Авт.). Теперь же, когда стал кандидатом в президенты, кортеж сопровождают микроавтобус с радарной противоракетной установкой и гаишная машина. Это уже не танк, а бронепоезд.

Неспокойно в селе Новые Петровцы, что под Киевом, и по ночам. Во-первых, тяжелая строительная техника — груженые КамАЗы, фуры, трактора — заезжают и выезжают из имения Януковича в основном после захода солнца. Видать, Виктор Федорович скрывает масштабы строительства, которое затеял в бывшей государственной резиденции Межигорье. Так когда-то под Винницей гитлеровцы строили подземный бункер для фюрера. Чтобы не демаскировать строительство суперсекретного объекта, вся техника туда шла лишь под покровом ночи. Эка, у кого Лидер-то учится? А во-вторых, отчего соседям Януковича крепко не спится, — стреляют потому как.

Межигорье

Дело было неподалеку от имения Виктора Федоровича. Вы только представьте: целых четыре видеокамеры слежения на фасаде! Как на контрольно-пропускном пункте тюрьмы. И все ровно не спасло! Киллер пробрался в спальню и там сделал свое дело. А немногим ранее этот дом-крепость ночью брал штурмом «Беркут». Сосед напротив мне жаловался: «Ночью, в масках с автоматами, разбудили, говорят: «Понятыми будете?» Ага, сейчас! Они собираются войну здесь устраивать: смотрю, кроме автоматов, еще и гранатами обвешаны, а мне, значит, с ними идти, чтобы шальную пулю схлопотать? Нетушки, ищите дураков в другом месте». Понятых беркутовцы так и не нашли, но дом штурмовали. Такая канонада здесь стояла лишь в 44-м — когда Красная армия фашистов выбивала.

Как Щербицкий за пацанов болел

Василий Семенович начинал с повешенных немецких офицеров. Это было в Киеве, на площади Кирова (ныне Майдан Незалежности. — Авт.) в 44-м. Он, тогда еще зеленый боец 290-го полка войск НКВД (Народный комиссариат внутренних дел. — Авт.), охранял болтающихся в петле одиннадцать генералов Вермахта. Затем была служба в подразделении по охране ЦК КПУ, Верховного Совета Украины, и в конце сороковых (когда точно — не помнит, а что ж вы хотите от 84-летнего старика?) Семенович стал охранять правительственную резиденцию, или как они ее называли, «объект Межигорье». Сперва рядовым постовым — тогда на госдаче хозяйничал Никита Хрущев, — и закончил начальником охраны уже при Владимире Щербицком.

— Организовали мы как-то охоту для Хрущева, — вспоминает Василий Семенович, — дичи ведь в Межигорье было — на всю Красную книгу хватит. Все как обычно: солдат погнали в загон, столы с закусью — на поляне, котелок — на костре, все начальство с ружьями. И тут: ба-бах! Козочка неподалеку как подкошенная рухнула. «Ура! Это Никита Сергеевич попал! — закричала хрущевская челядь. — Молодец!» А Никита — я стоял рядом — сморщился и говорит: «От, едри их раз, еще ружья не зарядил, а козу уже убил!»

Помнит старик первого председателя парламента независимой Украины Владимира Ивашко. Жена Владимира Антоновича за хлебом ходила в сельмаг, а молоко покупала свеженадоенное, у пастухов. И все же из всех хозяев правительственной дачи самые теплые воспоминания у старого чекиста остались после Владимира Щербицкого. Аж два раза поднимал стакан за упокой души и «царствие ему небесное»!

— Помнится, пацаны любили футбол гонять рядом с дачей, — вообще-то Семенович на днях жену похоронил, не до смеха ему, но когда это вспоминал, таки улыбнулся. — Места маловато было — выбегали на дорогу. Вечером Владимир Васильевич едет домой, впереди машина милицейская. Подъезжает к байструкам — и что ты думаешь? Притормозит, медленно проедет, а то еще и из окна: «Какой счет?» спросит…

Всех и вся помянув, мы уже было попрощались, как бывалый служака вдруг перешел на шепот: «Ты мне сейчас завяжи глаза, пусти на объект, и я тебе каждый овраг, каждую тропинку покажу. И вот что я тебе скажу: не только дачу он там строит! Что-то еще. Что-то секретное. Такие, как нынче, меры секретности предпринимались в Межигорье один лишь раз: тогда Щербицкий приказал остатки монастыря — доски ветхие, там, кирпичи всякие — чтобы народ не прознал, не вывозить за территорию, а тайно зарыть на даче. Весь личный состав тогда вывезли, а копали только приближенные старшие офицеры… Ой, что-то секретное… Тс-с…»

Дорога Януковича или помойка?

Два дня, как бродяга-прокаженный из средних веков, которого изгнали из города, я слонялся под высоченными стенами когда-то правительственной резиденции, а ныне имения Виктора Федоровича Януковича. Искал лазейки внутрь, натыкался на охрану, лазал по деревьям, дабы что-то увидеть за забором… И хоть не служил 30 лет охранником госдачи, но пришел к такому же выводу, что и старый НКВДшник: стройка особняка — это только ширма.

Неспокойно в селе Новые Петровцы, что под Киевом, и по ночам. Тяжелая строительная техника — груженые КамАЗы, фуры, трактора — заезжают и выезжают из имения Януковича в основном после захода солнца. Видать, Виктор Федорович скрывает масштабы строительства, которое затеял в бывшей государственной резиденции Межигорье. Так когда-то под Винницей гитлеровцы строили подземный бункер для фюрера. Чтобы не демаскировать строительство суперсекретного объекта, вся техника туда шла лишь под покровом ночи. Эка, у кого Лидер-то учится?

Давайте-ка мы с вами наденем кто полковничью, а кто и генеральскую форму, получим допуск к секретной информации, войдем в комнату совещаний генштаба, склонимся над картой оперативного района, набьем трубки и проанализируем добытую разведкой (то бишь, мной) информацию. Итак, перед нами топографическая карта объекта «Межигорье». Что мы имеем, товарищи офицеры?

Первое: доставка материалов происходит в основном ночью. Хотя другие строящиеся власть имущие, скажем, в Конче-Заспе, прут грузовики с миланским мрамором среди бела дня — и хоть бы хны.

Второе: вместо двухметровой бетонной в Межигорье возведена новая пятиметровая, вроде тюремной «запретки», железная стена.

Третье: все строители — сугубо приезжие работяги. И то только на короткий период: потом расчет — и набор новой рабсилы. Кто Союз застал, помнит: утро, металлургический комбинат имени XXVII съезда КПСС, к проходной медленно тянется серый людской поток и поглощается вертушкой, как сточные воды — канализационной решеткой. Так и в Новых Петровцах по утрам: обочина дороги, по которой движется живой поток, уже превратилась в канализационный сток: пустые бутылки, пакеты из-под «мивины», остатки закуски, консервные банки, шкурки от сала и прочий мусор.

Четвертое: раньше Межигорье охраняла милиция, теперь — частное охранное агентство из Донецка. Я видел лица стражей, и век мне воли не видать, ежели у половины из них в кармане не скомкана справка об освобождении.

Пятое: подобно сторожевой вышке на зоне, во владениях Лидера маячит высокий башенный кран. Такие подъемники, базируемые на рельсовых платформах, не используются на строительстве даже трехэтажных коттеджей — из пушки не стреляют по воробьям. Башенные краны обычно задействуются при сооружении чего-то более масштабного — например, бункеров, складов, ангаров, хранилищ.

Шестое: строительство «не очень большого дома», по словам самого хозяина, ведется уже пятый год. За такое время, при возможностях-то Виктора Федоровича, можно построить целый коттеджный город размером с Енакиево.

Разведка доклад закончила. Подведем итоги, товарищи офицеры генштаба.

Мечта диктатора

Секретность, достойная строительства гитлеровского бункера либо подземной атомной пусковой установки. На кой, спрашивается? Для трех- или четырехэтажного особняка с колоннами и бассейном? Эка невидаль — у Петра Порошенко только для обслуги три этажа отгроханы. Тогда для чего? А давайте послушаем соседей нашего енакиевского барина.

Ночью, бывает, у КПП поместья выстраиваются очереди из фур «каких-то подозрительных, не похожих на те, что материалы возят. Запломбированные». Однажды, а дело было вскоре после объявления Юлией Тимошенко войны «одноруким бандитам», к контрольно-пропускному пункту подъехали четыре фуры, загруженные — внимание! — игровыми автоматами! На скорую руку крытых брезентом «одноруких» видел не один житель Новых Петровцев. По-быстрому прятали? А почему бы и нет? Ведь ЛУЧШЕГО МЕСТА нельзя и придумать! Под самой столицей — сто сорок гектаров охраняемой похлеще, чем тюрьма или воинская часть, территории!

Сто сорок! Гектаров! Под Киевом! Вы, пожалуйста, прокрутите эту цифру несколько раз в голове — чтобы как следует впечатлило. Это же кусок суши размером побольше, чем склады вооружения в Лозовой, чем любая тренировочная база спецназа, чем…! И этих «чем» не счесть. Четыре фуры «одноруких бандитов», говорите? Не смешите. Да там двуруких можно укрыть столько, что… Однако, как сказал на прощанье старый чекист, тс-с-с…

P. S. Жители Шацкого района Волыни не в шутку поговаривают, что во время своего последнего визита к ним президент Ющенко решал вопросы прихватизации красивейшего озера Люцимер, которое является частью Шацкого национального природного заповедника (напомним, теперешнее имение Януковича раньше тоже имело такой статус). А это, между прочим, не сто сорок, как у Виктора Федоровича, а добрых триста гектаров. Причем разговоры сии идут не от рыбаков, а от местных властей. Люди добрые, если так и дальше пойдет, то куда ОНИ нас с вами денут? В чернобыльскую зону, что ли?..

Виталий Цвид, газета «Новая»

Читайте также: