Эхо одного выстрела. Раненой из пневматики женщине все показалось?

Недавно мы писали об инциденте в Орле: женщину с ребенком обстреляли из пневматической винтовки, причем хулиганы не понесли наказания при попустительстве милиции. Сейчас появились новые подробности — документы и комментарии от прокуратуры, от пострадавшей женщины и даже от самого подозреваемого в хулиганстве. Новые свидетельства побудили нас вернуться к этой теме и попытаться понять, что же произошло на самом деле.

Вкратце история такова. 7 мая в Орле компания из четырех человек устроила пикник неподалеку от жилых домов. При себе у них была пневматическая винтовка — они говорят, что стреляли по мишеням-бутылкам. Мимо проходила другая группа людей, в том числе мать с ребенком на руках, они возвращались домой с огорода. Внезапно женщина почувствовала острую боль в плече, на теле появился кровоподтек — как от выстрела из "пневматики". Ее муж и свекровь бросились к компании "стрелков", вызвали милицию. Стражи порядка явились буквально через пять минут и задержали двух человек, изъяли пневматическую винтовку и пули к ней.

А потом начались странности. Пострадавшей Светлане Элифовой дважды отказывали в возбуждении уголовного дела против "человека с ружьем" Владимира Мамушева. Мотивировали это тем, что в деле нет объективных свидетелей, а также ключевого вещдока — пули, которой в нее попали.

Прокуратура два раза отменяла эти постановления и отправляла материалы на новую проверку. Но похоже, что все идет к одному — уголовного дела не будет, а хулигана не накажут. И вообще, еще поди докажи, что он хулиган: по словам Мамушева, он ни в кого не стрелял, а все обвинения против него — это провокация и клевета. Раненая Элифова либо сама все придумала, либо ей показалось, считает Мамушев. И планирует засудить ее за клевету: "Мне все равно, что у нее трое детей. Моя репутация — превыше всего!"

Версия Владимира Мамушева: они с другом мирно отдыхали, и тут на них напали "потерпевшие"

Познакомимся с Владимиром Мамушевым поближе. В целом, к Владимиру Ильичу совсем не клеится образ хулигана. По профессии он — учитель, мало того, занимает должность заместителя директора одной из средних школ Орла. Его друг Владислав Пурмель, вместе с которым они и попали в переделку со стрельбой, преподает в той же школе. Мамушев много лет работал вожатым в детских летних лагерях. Наконец, у него у самого дети — два маленьких сына, хотя на сегодня он в разводе.

Что же получается: Мамушеву так опротивели ребятишки и вся эта педагогика, что он решил стрельнуть в женщину с младенцем? А зачем тогда по доброй воле проводить с детьми весь год, включая лето в "пионерлагерях"? Нелогично. Кроме того, сам Владимир буквально клянется, что ни в кого не стрелял, ни нарочно, ни случайно. Говорит, что незадолго до инцидента дважды выстрелил по бутылкам, но совсем в другую сторону, а при виде проходящих людей положил винтовку на землю.

По словам Владимира, они с Владиславом Пурмелем, который приходится ему кумом, просто отдыхали в перелеске за домами, отмечали праздники (дело было 7-го мая). С ними были две девушки, с которыми они познакомились незадолго до этого у магазина, где закупали провизию для пикника. Говорит, что на момент "выстрела" выпить они еще не успели. А сам он уже больше шести лет не пьет вообще.

"Смотрим, идет ее компания с лопатами, — продолжает свой рассказ Мамушев. — Они обратили внимание, что мы просто так сидим на покрывале, рядом лежала винтовка. Они прошли метров на сто, за кустики, вдруг подбегает парень и какая-то пожилая женщина и начинают на нас кричать: вы в нас стреляли, мы с вами разберемся, вы тут квартиры продадите, чтобы все решить, у нас связи в милиции и так далее. Мы сначала вообще не понимаем, что произошло, а они на нас нападают с лопатами. Этот парень, сожитель Элифовой, чуть мне голову не отрубил, ударил по руке несколько раз, я кума закрыл собой, потом лопату отбил, воткнул в землю. Девчонки, которые были с нами, убежали — просто испугались за свою жизнь. А эта пожилая женщина, совсем неадекватная, кричит, что она нас всех может убить и ей ничего не будет, потому что она в состоянии аффекта! Ружье все лопатой изрубила, все покупки изрубила. Этот муж наскакивает: у нас связи, вы не захотели разрешить вопрос, копец вам"…

По словам Мамушева, драку чуть ли не разняли прибывшие милиционеры, а он зафиксировал полученные побои

Дальше, по рассказу Владимира Мамушева, прибыла милиция и на месте изъяла и оформила вещественные доказательства: изрубленную винтовку, новенькие пули и даже покрывало, на котором лежали все эти богатства. После этого участников происшествия, включая Элифову и ее свидетелей, доставили в отделение милиции и опросили. Ну а спустя пару недель началась чехарда с вынесением постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела (ОВУД), их отменой со стороны прокуратуры и вынесением новых отказов.

Кстати, Владимир принял встречные меры. Он обратился в травмпункт и зафиксировал травмы, якобы полученные им от гражданского мужа Элифовой. А потом подал заявление в милицию. Однако тоже получил отказ в возбуждении уголовного дела (этот документ доступен здесь). В постановлении признается "установленным факт причинения телесных повреждений гр. Финогеевым гр. Мамушеву", а именно — ушиба руки. Также говорится, что с места происшествия дознаватели изъяли два куска пластмассы неправильной формы (части винтовки). А значит, пишет автор постановления участковый Фомин, история с "разрубанием винтовки лопатой" тоже вполне правдоподобна. Кроме того, он намекает потерпевшему Мамушеву, что тот может жаловаться в суд в порядке частного обвинения. По части 1 ст. 116 УК РФ ("побои") это допускается.

Светлана Элифова и ее близкие утверждают, что никакой драки не было, никто "стрелявшим" не угрожал и их винтовку не рубил. Она так и лежит в милицейском хранилище вещдоков, вполне целая и работоспособная. А один из свидетелей говорит, что все лопаты были у него, а он стоял поодаль. Зыбкость "истории с лопатами" подтверждается еще и путаницей в первоначальных показаниях Мамушева и Пурмеля. Один из них говорил, что лопат было две, другой — что одна… А на самом деле — четыре.

Но у Мамушева есть и другие претензии к Элифовой и ее близким. Он говорит, что против него развязали целую клеветническую кампанию, задействовав в ней, кстати, и портал "Право.Ru". Ведь суд не осуждал Владимира ни за какое преступление, то есть, юридически он считается невиновным. Элифовой несколько раз выносили постановления об ОВУД. А она не только снова и снова обращается в милицию и прокуратуру, но еще и порочит его в прессе, а также пишет кляузы начальникам Мамушева в системе образования! В результате на него льется поток незаслуженных обвинений, под угрозой оказались его педагогическая карьера и доброе имя.

"Она пришла ко мне на работу, — возмущенно говорит Владимир. — Написала заявление, чтобы меня и Пурмеля уволили, так как мы не можем работать с детьми! Она написала в отдел образования… Уму непостижимо. Не знаю, чего они хотят. Никаких денег мы им не дадим, это они, наверное, уже поняли. Не такие у нас большие зарплаты, чтобы еще за что-то платить. И главное, за что?"

"Неудобные факты": почему трудно поверить в непричастность Мамушева

И все же обвинения против Мамушева появились совсем не на пустом месте. Действительно, по инциденту дважды выносились постановления об ОВУД, оба они на сегодня отменены прокуратурой. Но даже в этих документах многие неудобные факты были зафиксированы. Первое постановление от 19.05.2010 доступно здесь, второе постановление от 16.06.2010 — здесь.

В первой статье по этой истории мы писали о том, что милиционеры могут разваливать дело против Мамушева намеренно и даже небескорыстно. Что говорит в пользу этой версии?

1. Аргументы и методы дознавателей

Оба раза Элифовой отказывали в возбуждении дела против Мамушева, объясняя это тем, что в деле нет "объективных свидетелей" и важнейшего вещдока — пули, которой она была ранена. А значит, невозможно подтвердить, что в нее действительно стреляли из винтовки Мамушева, что стрелял именно он и стрелял намеренно.

Между тем, у инцидента было аж пятеро установленных свидетелей и двое неустановленных (сбежавшие девушки). Положим, можно усомниться в объективности друга Мамушева Владислава Пурмеля, а также близких Светланы Элифовой — ее гражданского мужа и его матери. Но какой резон лжесвидетельствовать их соседям по дачному участку, которые были вместе со Светланой в момент инцидента?

То же самое касается стреляной пули, которой в милицейских материалах нет, однако она постоянно там упоминается. Я бы сказал, что этой пули нет физически, но есть ее неупокоенный призрак. Милиционеры в своих объяснениях пишут, что муж Элифовой "показывал им какую-то сигаретную пачку" и говорил, что там — та самая пуля, но милиционерам ее почему-то не отдал. Свидетели говорят, что пулю видели, милиционерам отдали, а те ее оформили как вещдок. Это подтверждается неофициальной аудиозаписью (есть в распоряжении "Право.Ru"), которую Элифова вела во время опроса и процедуры изъятия вещдоков.

Кстати, эта процедура прошла не на месте происшествия, как положено, а в отделении милиции. За допущенные нарушения при сборе доказательств, из-за которых не удалось собрать достаточно материала для возбуждения уголовного дела, участковый Ланцов был привлечен к дисциплинарной ответственности, сообщили в пресс-службе УВД по Орловской области. То есть, в УВД косвенно признали, что возбудить уголовное дело было бы вполне возможно, но имеющихся доказательств для этого недостаточно. И вина за это ложится именно на сотрудников милиции.

2. Встречные атаки на Элифову

Нападение — лучшая защита. Поэтому над Светланой Элифовой тоже начали сгущаться тучи. Так, против ее мужа Финогеева подавал заявление сам Мамушев, которого якобы избили лопатой. В возбуждении дела было отказано, однако отказано хитро: сам факт побоев признается установленным. Кроме того, в последнем постановлении прокуратуры есть информация еще об одной атаке на Светлану: ее пытались привлечь к ответственности за "заведомо ложный донос". Именно так в милиции интерпретировали жалобу Светланы на то, что при оформлении доказательств по делу милиционеры "потеряли" стреляную пулю. Прокуратура не дала хода делу против Элифовой. Но нельзя исключить, что с помощью этих не сложившихся дел кто-то оказывает на Светлану давление. Для чего? Видимо, чтобы она отказалась от претензий и к милиционерам, и к возможным хулиганам.

3. Неопасная квалификация преступлений и халатность при сборе доказательств

С самого начала милиционеры вели дело так, словно хотели оградить подозреваемых от серьезных проблем. Например, Элифовой отказывали в возбуждении уголовного дела по статьям "хулиганство" и "побои" (ст. 213 и ст. 116 УК РФ).

Было бы нелепо обвинять милиционеров в злом умысле только из-за такой "неопасной" квалификации, это лишь деталь в общей картине. В конце концов, милиции каждый день приходится иметь дело с убийствами, грабежами, изнасилованиями — а тут какая-то царапина от выстрела из пневматики. Что, надо квалифицировать происшествие как покушение на убийство Элифовой или ее ребенка? Ясно, что нет. Может быть, именно поэтому участковые не проявили особого рвения при сборе доказательств на месте преступления, из-за чего в материалах не оказалось главной улики — той самой пули.

Прокуратура все перепроверит, но займутся этим те же самые милиционеры, которые дважды отказывались возбуждать уголовное дело

Мы решили уточнить в прокуратуре Орловской области, почему же Светлане Элифовой раз за разом отказывают в возбуждении уголовного дела против ее "обидчика". Вопросы подготовили серьезные, в чем-то даже риторические. Например, почему прокуратура проверяла информацию о возможных нарушениях участковых, опираясь только на их же объяснения (это следует из постановления от 16.06.2010)? Или почему тех доказательств и свидетельств, которые в материалах все-таки есть, недостаточно для возбуждения уголовного дела: зачем обязательно нужна стреляная пуля?

В ответ нам сообщили, что постановление от 16.06.2010 отменено "ввиду неполноты проверки, в частности: не были установлены все возможные очевидцы произошедшего и не опрошены определенные лица, находившиеся с Мамушевым и Пурмелем. Материал направлен прокуратурой района для проведения дополнительной проверки в отдел милиции №3 по Северному району УВД по г. Орлу".

То есть, прокуратура полагает, что надо разыскать сбежавших девушек, с которыми так и не успели толком познакомиться Владимир Мамушев и его друг. А заниматься этим должны те самые милиционеры из 3-го отделения милиции по Орлу, которые уже два раза искали и не нашли никаких следов преступления. Круг опять замкнулся.

Дело приобретает черты склоки, в которой забывается исходный повод

Иногда автору стоит прямо сказать, что он думает по поводу героев своей статьи. Хотя бы потому, что читатели могут воспринять текст, как доказательство вины. Мол, раз написали, что парень — хулиган, то наверно так и есть.

Я думаю следующее. Почти невероятно, чтобы разом совпали три вещи: что есть пневматическая винтовка, что из нее стреляли и что женщина в двух шагах от "стрельбища" получила ранение. Выстрел все-таки был. Что это: халатность, хулиганство или несчастный случай? Мне кажется, что хулиганство — самый правдоподобный вариант. Но стопроцентных доказательств вины Владимира Мамушева нет. Таким доказательством могла бы стать стреляная пуля. Ее можно было бы отправить на баллистическую экспертизу и подтвердить, что пуля вылетела, например, из ружья Мамушева. Нет пули — нет и дела.

А в остальном кажется, что стороны конфликта уже начинают забывать, с чего все начиналось, и увязают в новых дрязгах. Мамушев борется за свою репутацию, Элифова — за наказание милиционеров, милиционеры — за то, чтобы их не наказывали. Вот и устанавливай истину в таких условиях… Впрочем, Светлана и ее муж говорят, что их интересует только справедливость. Они понимают, что заметной денежной компенсации по такому делу быть не может, да они к ней и не стремятся. Им важно защитить своих детей, которые, возможно, будут ходить в школу по той самой дорожке, на которой ранили Светлану. Дорожке к той самой школе, где работает Владимир Мамушев.

Автор: Федор Богдановский, обозреватель "Право.Ru"

Читайте также: