Расследование «Вагнергейта» от Bellingcat. История дерзкой спецоперации Украины по перехвату самолета с российскими боевиками

Illustration (c): Ann Kiernan for Bellingcat.

Расследование Bellingcat и The Insider, которое заняло целый год, установило, что операция, которая в июле 2020 года привела к аресту 33 наемников, была сложной схемой Главного управления разведки Минобороны Украины (ГУР МОУ), которая проводилась при поддержке Департамента контрразведки Службы безопасности Украины (СБУ). Целью операции было обманным путем завербовать наемников через ныне не действующую частную военную компанию (ЧВК). Ее объектами стали десятки граждан Украины, России и Беларуси, которые, как считают украинские власти, совершили серьезные преступления, сражаясь на стороне поддерживаемых Россией вооруженных формирований на востоке Украины.

  • 29 июля 2020 года белорусские государственные СМИ сообщили, что спецслужбы страны арестовали 33 бойцов «частной военной компании Вагнера». Согласно сообщениям, это была лишь малая часть из числа более 200 боевиков, которые находились в Беларуси, чтобы дестабилизировать страну в преддверии президентских выборов. Все эти люди, чьи имена и даты рождения были опубликованы в первом сообщении от 29 июля, были гражданами России (при этом некоторые также имели двойное украинское и белорусское гражданство).
  • Эти аресты вызвали внутренние и международные кризисы в Беларуси, России и Украине. Беларусь сперва обвиняла Россию во вмешательстве в предстоящие выборы. Однако впоследствии эти страны, по-видимому, пришли к взаимопониманию, что привело к возвращению наемников в Россию и дальнейшему сотрудничеству в военной и экономической сферах.
  • Впоследствии выяснилось, что прибытие российских наемников в Беларусь не имело никакого отношения к выборам или попытке российского вмешательства в них, а на самом деле было частью провалившейся украинской спецоперации. Политические последствия этих событий продолжают ощущаться более года спустя. В скандал оказались вовлечены действующий и бывший президент Украины, а также украинские военные, органы госбезопасности и разведка.

Многие, но не все наемники, которые стали целью операции, воевали на Донбассе в рядах печально известной «ЧВК Вагнера». Другие сражались в рядах спонсируемых Россией «ополченцев», а третьи работали непосредственно на российских военных или силовиков. Большниство этих мужчин, ставшие целью операции, имели опыт службы в «группе Вагнера», как в Украине, так и впоследствии в Сирии, Ливии и Центральноафриканской Республике (ЦАР).

Операция началась еще в 2018 году как обычный сбор разведданыхх силами ГУР МОУ. К концу 2019 года, на волне успеха таких украинских операций, как задержание и вывоз на подконтрольную территорию бывшего командира сепаратистов Владимира Цемаха, проект стал более амбициозным. К началу 2020 года он превратился в дерзкую спецоперацию, целью которой стали сотни бывших наемников, маявшихся без дела в родных городах и деревнях в России в период коронавирусного локдауна. Тогда еще рассматривались различные варианты. В частности, предполагалось завершить операцию после успешного сбора разведданных или выманить наемников в третью страну (например, Венгрию, Польшу или страны Балтии) и запросить экстрадицию оттуда на территорию Украины.

В конце 2019 – начале 2020 года новые командиры специальных операций, имевшие успешный опыт задержаний подобных преступников, перешли из СБУ в ГУР МОУ. Это позволило спецоперации принять более конкретную (и еще более амбициозную) форму. Целью операции стало выманить, задержать и отдать под суд ключевую группу из нескольких десятков наемников. К этому времени в планировании проекта участвовала СБУ, которая создала список целей, чьи преступления можно было убедительно доказать и, соответственно, в отношении которых суд с высокой вероятностью вынес бы обвинительные приговоры.

По словам троих бывших сотрудников спецслужб, пообщавшихся с Bellingcat, в том числе бывшего директора ГУР МОУ Василия Бурбы, в начале июля 2020 года этот окончательный план был представлен политическому руководству Украины и получил его одобрение. План предполагал захват и задержание 33 наемников, для чего нужно было вынудить самолет с объектами операции по дороге к их фиктивному месту назначения совершить экстренную посадку на территории Украины. Выбор Минска в качестве пункта отправления был продиктован как соображениями необходимости (во время локдауна из России не вылетали никакие коммерческие рейсы), так и удобства. Рейс из Минска в Стамбул, который является пересадочным хабом для множества правдоподобных пунктов назначения, пролетал бы над территорией Украины в течение примерно 28 минут, чего было бы вполне достаточно, чтобы устроить экстренную посадку в киевском аэропорту Борисполь.

25 июля дерзкая операция, казалось, шла по плану — автобус с наемниками пересек границу из России в Беларусь.

Однако в последний момент было принято решение отложить активную часть операции на несколько дней. Новая дата отлета в Турцию была установлена на 30 июля, а группа наемников в ожидании отправки заселилась сначала в гостиницу в Минске, а потом на курорт за городом. Рано утром предпоследнего дня, который они должны были провести в гостинице, здание взяли штурмом белорусские спецназовцы. Они задержали наемников, тем самым ненамеренно сорвав украинскую спецоперацию.

Время и контекст событий, которые изложены в этом расследовании, были восстановлены на основе десятков интервью с участниками спецоперации, в том числе с российскими наемниками, которые попались на украинскую удочку, и бывшими сотрудниками украинских спецслужб, которые принимали участие в различных аспектах операции. Представители обеих групп решили поговорить с Bellingcat, чтобы развеять то, что они считали дезинформацией, которая распространялась как в России, так и в Украине.

Чтобы проверить слова этих людей, команда расследователей Bellingcat проанализировала и верифицировала сотни электронных файлов, в том числе заявки о приеме на работу, отправленные наемниками, фотографии военных орденов и медалей, рекомендательные письма от бывших командиров и справки о состоянии здоровья, которые они отправили своему новому фиктивному работодателю. Что крайне важно, мы проанализировали также сотни часов аудиозаписей, собранных в ходе подставной вербовки. Некоторые из этих документов и аудиофайлов были ранее слиты в украинские СМИ, однако их подлинность ранее не получала независимого подтверждения.

Команда Bellingcat также подтвердила основные элементы хронологии событий, обратившись к Временной следственной комиссии Верховной Рады Украины. Эта комиссия независимо от Bellingcat занимается расследованием обстоятельств вокруг предполагаемого провала этой же спецоперации.

Подробный разбор методик расследования, которые Bellingcat применяли, работая над этой историей, а также обоснование   решения сохранить анонимность некоторых источников вы можете найти в отдельной статье.

Истоки спецоперации

Согласно интервью с четыремя бывшими сотрудниками украинских спецслужб и бывшим президентом Украины Петром Порошенко, операция уходит своими корнями в начале 2014 года, когда Украина начала разведывательные и антитеррористические операции. И украинская военная разведка (ГУР МОУ), и орган внутренней госбезопасности (СБУ) начали собирать данные и составлять досье на российских боевиков (в том числе наемников), которые воевали на востоке страны. СБУ, которая также имеет функции расследования уголовных преступлений, начала составлять уголовные дела на отдельных боевиков, которые, как считалось, совершили серьезные преступления.

К середине 2018 году украинские спецслужбы имели детальное представление о структуре, практиках и составе российских ЧВК, в первую очередь так называемой «ЧВК Вагнера», которая аффилирована и финансируется близким к Кремлю бизнесменом Евгением Пригожиным. Когда «ЧВК Вагнера» стала перебрасывать наемников из Украины в другие горячие точки, например Сирию, Ливию, ЦАР, Мозамбик и другие страны Африки, украинские спецслужбы узнали больше о практиках вербовки, продвижения по службе и ротации наемников, а также их взаимодействия с российскими силовиками.

Согласно вышеупомянутым бывшим сотрудникам спецслужб, два аспекта этой информации стали крайне важными для будущей спецоперации. Во-первых, наемники ЧВК проходили ротацию между заданиями. Следующего задания приходилось ждать, сидя дома в родных городах и деревнях, иногда месяцами или даже годами. Это вынуждало их искать альтернативный заработок. Во-вторых, российский рынок ЧВК не является ни однородным, ни централизованным: да, «группа Вагнера» Евгения Пригожина с 2014 года отвечала за подавляющее большинство операций за рубежом и была практически единственной, которой доверяли боевые задания, однако имеется также несколько более мелких компаний, которые российские силовики либо контролируют, либо мирятся с их существованием. Эти компании чаще всего оказывают небоевые услуги — например, охраняют ценные грузы или зарубежные объекты российских компаний.

На основе этих сведений к началу 2019 года в общих чертах сложилась смелая схема операции. Целью ее было захватить небольшое число российских наемников, которые находились в поисках работы и чьи преступления на востоке Украины можно было доказать. Их предполагалось выманить в место, где их можно будет задержать, экстрадировать и передать в украинские суды. Первоначально обсуждались такие идеи, как предложение выманить от двух до пяти безработных наемников в тренировочный лагерь в Венгрии на фиктивный курс повышения квалификации, который на рынке ЧВК необходим для более высокой заработной платы. Рассматривались и другие концепции схожих масштабов, где конечным пунктом маршрута были бы страны Балтии.

Амбиции нарастают

27 июня 2019 года в ходе совместной операции ГУР МОУ и СБУ на подконтрольной России территории на востоке Украины был успешно выкраден гражданин Украины Владимир Цемах, обвиняемый в убийствах в 2014 году, когда он был командиром боевиков в городе Снежное. В период, когда он командовал противовоздушной обороной Снежного, поставленная из России установка «Бук», размещенная неподалеку от города, сбила рейс MH17, в результате чего все 298 человек на борту погибли. Это делало Цемаха важным свидетелем и, возможно, соучастником сбития, что делает его захват еще более примечательным достижением украинских спецслужб (впоследствии Цемаха передали России в рамках обмена пленными, несмотря на запросы голландских и австралийских властей передать его Совместной следственной группе, которая занимается расследованием сбития).

Несмотря на то, что украинские спецслужбы в ходе операции понесли потери (один сотрудник погиб, подорвавшись на мине, а другой был серьезно ранен), эта операция подняла боевой дух и амбиции ГУР МОУ и Пятого Управления (отдела, ответственного за Киев и окрестности) Департамента контрразведки СБУ.

Импровизированная совместная группа разведчиков сумела провести операцию по слежке и задержанию в глубине подконтрольной России территории. Команде удалось вывезти подозреваемого под воздействием седативных препаратов через подконтрольный России пункт перехода на линии соприкосновения, усадив его в инвалидную коляску и сделав вид, что он — их больной родственник, которому срочно нужна медицинская помощь на подконтрольной территории Украины. Пожалуй, важнее всего то, что эта операция показала, что российские спецслужбы пристально не следят за местоположением и безопасностью потенциальных важных свидетелей и/или целей для задержания.

По словам бывших сотрудников ГУР МОУ, успех задержания Цемаха и знания об уязвимостях российских спецслужб, которые были получены в результате этой операции, заставили команду пересмотреть ранее составленные планы. Теперь речь шла о более амбициозной спецоперации, целью которой должны были стать десятки или даже сотни подозреваемых.

Операция «Авеню» 1.0

К сентябрю 2019 года ГУР МОУ собрала личные данные, в том числе статус занятости, местоположение и контакты более тысячи бывших наемников. большинство из которых в период с 2014 до 2018 года принимали участие в войне на востоке Украины. Украинская разведка уже знала, кто станет целью операции. Оставался вопрос «как?».

Согласно тем же бывшим сотрудникам спецслужб, примерно в это время на сеансе «мозгового штурма» в ГУР МОУ предложили смелую идею. Она заключалась в том, чтобы создать фиктивную ЧВК для вербовки бывших наемников, первоначальной целью которой был бы сбор из первых рук данных и, возможно, признаний в совершении преступлений на территории Украины. В качестве второй фазы операции рабочая группа ГУР МОУ изучала возможность выманить меньшую группу наемников из списка наиболее подходящих целей на иностранное «задание» и обеспечить их захват за пределами России. Впрочем, второй этап операции не был решенным делом: даже первоначальная фаза сбора разведданных казалась очень привлекательной и достаточно амбициозной.

Чтобы добиться цели операции, специальная команда из шести человек стала разрабатывать легенду и подробный план. Чтобы минимизировать риск провала операции, они работали изолированно. Легенда должна была включать три элемента: заслуживающую доверия ЧВК для вербовки, правдоподобное иностранное задание и убедительного «куратора» проекта якобы из российских спецслужб.

Фиктивная ЧВК «МАР»

Чтобы иметь хоть какую-то надежду соблазнить наемников на новый контракт, команде требовался правдоподобный подставной работодатель.

Поэтому команда приняла смелое решение тайно использовать реальную, но прекратившую деятельность ЧВК, которая была основана в Санкт-Петербурге в 2012 году, но впоследствии прекратила свою деятельность. «ЧВК МАР» могла похвастаться участием в нескольких операциях «в интересах России» на востоке Украины в 2014 году. Самопровозглашенное правительство «ДНР» (одного из поддерживаемых Россией сепаратистских образований на востоке Украины) даже хвалило МАР за «поставку гуманитарной помощи». Сайт ЧВК был активен по состоянию на конец 2019 года. Там говорилось, что компания будет выполнять «задачи, которые в силу обстоятельств не может выполнить регулярная армия». Громкие публичные заявления основателя компании Алексея Марущенко (в 2015 году он заявлял, что компания отправила 70 человек на Донбасс и планирует отправить гораздо больше в Сирию и Ливию) помогли «МАР» приобрести несоразмерную популярность среди желающих пойти в наемники. В то же время международные расследователи вроде Conflict Intelligence Team приводили ЧВК «МАР» как пример «групп-пустышек». На страницах ЧВК в социальных сетях пользователи жаловалось, что ее контактный телефон и адрес электронной почты не отвечают на заявки о трудоустройстве.

Все это сделало ЧВК «МАР» идеальной наживкой для планируемой спецоперации.

Основатель ЧВК «Мар» Алексей Марущенко (второй слева). Источник

Чтобы перехватывать запросы от наемников, в сентябре 2019 года команда ГУР МОУ зарегистрировала похожий домен и клонированный сайт chvk-mar.org (оригинальный сайт располагался по адресу chvk-mar.ru). Так они получили и домен электронной почты для переписки с кандидатами в наемники.

Фейковая «Роснефть»

Теперь команде предстояло придумать правдоподобное место назначения для фейкового задания. К концу 2019 года «ЧВК Вагнера» стала единственной прокси-армией, которую Россия использовала за рубежом. Это означало, что архитекторы спецоперации должны были соблюдать выверенный баланс. С одной стороны, им нужно было придумать потенциально опасное задание, для которого потребовался бы боевой опыт наемников. Кроме того, это задание должно было выглядеть законным и отвечать интересам Российского государства, чтобы не вызывать подозрений у соискателей. Результатом стала миссия по охране нефтяных объектов на Ближнем Востоке, владельцем которых якобы являлся российский государственный нефтяной гигант «Роснефть». По состоянию на конец 2019 года «Роснефть» действительно эксплуатировала нефтяные скважины на Ближнем Востоке, а российские частные военные компании, как сообщается, имели деловые контракты с нефтяными компаниями в Сирии. Действующие в Ираке нефтяные скважины «Роснефти» находились поблизости от фронтов и, разумеется, нуждались в защите. Команда решила использовать «Роснефть» в качестве фиктивного клиента для будущего задания по охране объектов. Для этого команда зарегистрировала (вновь через российского регистратора доменов) домен-приманку office-rosneft.org. Этот домен использовался для переписки по электронной почте с кандидатами.

Анализ DNS-истории доменов chvk-mar.org и office-rosneft.org показывает, что они были зарегистрированы с разницей в девять дней в конце сентября 2019 года, что соответствует хронологии, изложенной бывшими сотрудниками спецслужб, которые дали интервью Bellingcat.

 

 

Фиктивный «Сергей Петрович»

Каждой сказке нужен главный герой. Поэтому команда планирования ГУР МОУ воспользовалась услугами спецназовца с реальным боевым опытом. Этот человек, известный под псевдонимом «Сергей Петрович», хорошо ориентировался в конфликте на Донбассе, а также в жаргоне и культурном контексте российских наемников. Он вызвался играть роль фейкового рекрутера и «куратора» проекта якобы со стороны российских спецслужб.

Команде Bellingcat не удалось поговорить с этим человеком, поскольку расследователи знали только его подставную личность. Информация о роли этого человека в спецоперации была получена из интервью с бывшими сотрудниками, а также посредством анализа сотен аудиозаписей «собеседований», которые «Сергей Петрович» провел с десятками кандидатов в наемники.

«Крот» в ГРУ

Еще одним важным источником, задействованным в проекте, согласно бывшим сотрудникам спецслужб, стал бывший офицер среднего звена, служивший в ГРУ (российской внешней военной разведке), которого украинская военная разведка раскрыла и завербовала в ходе его работы в «ДНР» за несколько лет до этого. В 2019 году, когда он уже вернулся в Россию и вышел в отставку, его кураторы из ГУР МОУ предложили ему попытаться еще раз устроиться в российские Вооруженные силы. Таким образом команда планирования получила в распоряжение своего человека в стане врага, который мог как предоставлять информацию, так и предупреждать о рисках. Имелась надежда, что он может пригодиться, чтобы еще более легитимизировать вербовку.

Как и в случае с «Сергеем Петровичем», команде Bellingcat не удалось ни вступить в контакт с этим офицером ГРУ, ни узнать его реальную личность. Информация об его роли в спецоперации исходит только из интервью с бывшими сотрудниками спецслужб.

Фиктивный кастинг 1.0

Заручившись поддержкой вызывающего доверие сотрудника российской разведки, команда наконец смогла начать спецоперацию. Контакты на вышеупомянутом клоне сайта ЧВК «МАР» были заменены на электронные адреса и телефонные номера, подконтрольные ГУР МОУ. Чтобы побудить кандидатов к запросам, на российских секретных сайтах, известных тем, что там ранее вербовали наемников, были размещены несколько туманно сформулированных предложений о работе.

25 сентября 2019 года на популярной российской онлайн-доске объявлений Avito.ru в разделе вакансий в сфере безопасности в Санкт-Петербурге пользователь “Alekseev” опубликовал объявление (вот его оригиналвот архивная версия).

Из контекста заявок и записей собеседований, проанализированных Bellingcat, можно заключить, что «Алексеев» был якобы «директором по персоналу» фиктивной ЧВК «МАР».

Первое объявление о приёме на работу для спецоперации на Avito, подписанное “Alekseev”

В объявлении была указана заработная плата в 225 000 рублей (около 3200 долл. США/2900 евро), что намекало на охрану объектов за рубежом. Среди требований для кандидатов также был опыт обращения с оружием и соответствующие сертификаты о прохождении курсов, что, по-видимому, было нужно, чтобы отфильтровать соискателей без боевого опыта.

На странице работодателя видим, что в январе и апреле 2020 года он получил два критических комментария. Оба пользователя жаловались, что их попросили отправить документы с заявкой «менеджеру», но ответа они не получили. В ответе от 31 марта 2020 года «Алексеев» отмечал, что набор уже завершился, и выражал сожаление об отрицательных отзывах.

 

 

Согласно интервью с бывшими сотрудниками ГУР МОУ, эти комментарии появились из-за того, что фиктивная вербовка привлекла слишком много кандидатов, которые не подходили для ее целей. У некоторых имелся боевой опыт, но они никогда не воевали на Донбассе и потому не представляли интереса тдля украинской военной разведки. Действительно, электронные письма от соискателей на электронную почту [email protected], подконтрольную ГУР МОУ (письмами поделились с командой Bellingcat), показали, что хотя они не принимали участия в операциях на востоке Украины, по крайней мере некоторые из них воевали в Афганистане и Чечне.

Пример электронного письма, отправленного соискателем (А. А. Хасановым), к которому приложены множество документов, подтверждающих прохождение военной службы

По словам собеседников Bellingcat, получив слишком много ненужных заявок в основном от людей, не представлявших особого интереса для разведки, оперативная команда решила сменить стратегию. Потребовался более индивидуальный подход, который позволил бы получить больше целей (и, возможно, среди них оказались бы более полезные).

Помощь от «Шамана»

В апреле 2020 года ключевой украинский сотрудник спецслужб, ранее служивший в Департаменте контрразведки СБУ, который курировал операцию по захвату Цемаха, возглавил операцию «Авеню» — такое кодовое название получила спецоперация по задержанию наемников (впоследствии украинские СМИ окрестили операцию и ее последствия «Вагнергейт»). Этот офицер, в отличие от команды, задумавшей проект “Авеню”, ранее служил в органах госбезопасности, и его приход придал более активную составляющую операции, которая ранее была в основном разведывательной.

После изучения имеющихся заявок и других собранных разведданных «Сергею Петровичу» поручили провести собеседования с некоторыми наиболее перспективными кандидатами. Его задачей было установить, можно ли использовать кого-то из них как прокси-вербовщиков для других важных целей. Эта методика напоминает практику «снежного кома», которую используют для интервью ученые-социологи. Для этого, пояснили оперативники, «Петровичу» выдали специальный телефон без SIM-карты и с программой маскировки звонящего, которая была настроена на отображение сирийского номера телефона — наемникам сообщали, что их куратор в настоящее время находится в Сирии.

Двое из соискателей, которые подали заявки в сентябре 2019 года, по-видимому, отвечали этим критериям. Один из них, Артем Миляев 1981 года рождения, выглядел особо многообещающе. Миляев писал не только, что приобрел боевой опыт в Чечне, на Донбассе и в Сирии, но и отмечал, что был заместителем командира штурмовой бригады «ДНР», где под его началом служили более ста бойцов. В первом разговоре с «менеджером по кадрам» он предложил провести набор среди его бывших подчиненных. Он был известен его боевым товарищам (и, соответственно, украинской разведке) под позывным «Шаман».

В апреле 2020 года «Сергей Петрович» снова связался с «Шаманом», воспользовавшись подставным сирийским номером, и спросил, сколько человек из его группы в 120 наемников можно нанять для проекта ЧВК «МАР». Миляев ответил, что ему нужно будет перепроверить их и созвониться с каждым. Он пояснил, что прошло слишком много времени, по-видимому, с тех пор, как в конце 2019 года он впервые предложил воспользоваться своей сетью для вербовки, и что не меньше половины могли уже поступить к «Музыкантам» и уехать на другое задание. «Музыканты» — жаргонное название «ЧВК Вагнера», которое часто используется в разговорах, изученных Bellingcat. Значение этого и других кодовых слов, используемых наемниками, подтвердили российские собеседники Bellingcat.

Затем «Сергей Петрович» спросил, есть ли в группе опытные снайперы. «Шаман» ответил, что ему известны пять снайперов, которые работали в Сирии со снайперскими винтовками калибра 0.338. Они также обсуждали потребность в других опытных бойцах, в том числе наводчиках артиллерии и операторах крупнокалиберных пулеметов.

Также «Шаман» спрашивал «Петровича» о «моменте денег», и уточнял, будут ли выплаты производиться наличными или на банковские карты. «Сергей Петрович» отвечал Миляеву, что все финансовые вопросы следует отправлять на электронную почту отдела кадров.

Несколько дней спустя «Сергей Петрович» снова позвонил Миляеву, по-видимому уже после того, как последний написал в «отдел кадров» о своей готовности и предоставил список потенциальных кандидатов. В разговоре «Шаман» сообщил, что готов служить, и предоставил список из десяти бойцов, где указал их имена, специализации, владение языками и наличие прививок. Миляев попросил, чтобы «Петрович» лично позвонил каждому бойцу, чтобы они «увидели, откуда вы звоните» (имея в виду сирийский номер) и таким образом удостоверились, что операция вызывает доверие. Миляев спросил «Петровича», сколько еще есть доступных вакансий, на что «Петрович» ответил, что можно нанять до 50 человек, если у них есть необходимый опыт.

В конце разговора «Петрович» и Миляев оговорили процесс работы с соискателями. Последний должен был направлять «Петровичу» списки бойцов по 10 человек, а «Петрович» затем должен был звонить каждому из них, ссылаясь на «Шамана». После отбора каждого кандидата они должны были обращаться к Миляеву, который собирал бы их резюме и сопроводительные документы по электронной почте.

В течение следующих двух месяцев «Петрович» звонил Миляеву более 40 раз (записи всех звонков поступили в распоряжении и были изучены Bellingcat). В каждом новом звонке слышно, как «Петрович» готовит «Шамана» якобы к роли командира в новой операции, обещая ему свободный выбор заместителей и структуры подразделения. «Петрович» также разрешил «Шаману» взять его собственный телефон (остальным бойцам этого не позволили). На записях также слышно, как «Петрович» побуждает Миляева вербовать бойцов с недавним боевым опытом, особенно снайперов, операторов ПВО и наводчиков артиллерии. Все эти навыки, опять же, вероятно позволили бы сузить список кандидатов до тех, кто могли в ходе пребывания на востоке Украины совершить преступления, за которые их можно было бы осудить.

К началу мая 2020 года «Сергей Петрович» рассказал Миляеву, что всего для проекта потребуется три взвода примерно по 50 бойцов в каждом, у каждого из которых будет командир, подчиненный Миляеву. «Петрович» также поставил Миляеву задачу собрать первый взвод, который должен был отбыть в течение нескольких недель. Они согласовали материальную стимуляцию «Шаману» — ему причиталось 2000 рублей (24 евро/$28) за каждую заполненную заявку.

Поток заявок

Решение команды планирования ГУР МОУ отдать вербовку на аутсорсинг «Шаману» вскоре принесло свои плоды. К концу мая фиктивная ЧВК получила десятки новых заявок, причем все соискатели ссылались на рекомендацию «Шамана». Формы, которые отправляли соискателям, были составлены так, чтобы быть похожими на те, что ранее использовались настоящей ЧВК «МАР» — на каждой была печать этой ЧВК с фамилией и инициалами «Директора по кадрам Алексеева» — той же фамилией, что использовалась на сайте поиска работы. Эти формы — которые в итоге заполнили более 200 соискателей — содержали полные личные данные, в том числе текущий адрес, номера телефонов и адреса электронной почты, рост, вес и размер обуви, образование и боевой опыт. Команда Bellingcat ознакомилась со всеми этими формами.

Пример формы заявки ЧВК “МАР”, заполненный наёмником. На печати, подтверждающей получение, есть имя и инициалы “А. С. Алексеев”.

После «одобрения» соискателей по результатам телефонного собеседования с куратором им говорили прислать подробное (военное) резюме, а также копии документов, подтверждающих боевой опыт, рекомендательные письма от командиров, сканы свидетельств об орденах и медалях «Шаману», сопроводив их простым сообщением: «Скажи ему, что тебя одобрили».

Соискатели так и поступали. К началу июня 2020 года на два электронных адреса, подконтрольных ГУР МОУ, пришли сотни страниц подробных, собственноручно написанных признаний в участии во военных действиях в Восточной Европе, на Ближнем Востоке и в Африке, а также имена командиров, фотографии медалей, выданных Кремлем, и даже ранее неизвестные видео- и фотоматериалы о сбитии украинского военного вертолета над Донбассом в 2014 году.

 

Скриншоты из видео с телефона, показывающие последствия крушения украинского вертолета, присланные Денисом Харитоновым (справа на втором фото)

Скриншоты из видео с телефона, показывающие последствия крушения украинского вертолета, присланные Денисом Харитоновым (справа на втором фото)

В резюме соискателей также содержались прямые признания и подробности того, как развивалась российская гибридная война в Украине. Некоторые боевики писали, что прибыли на Донбасс в 2014 году «под видом ополченцев», а другие описывали свое присутствие там непосредственно в составе регулярных российских частей. Что важно, ГУР МОУ начала замечать среди соискателей имена из списка людей, которых их коллеги из СБУ разыскивали за серьезные преступления на востоке Украины в 2014 и 2015 годах.

Случайный выбор биографий, отправленных в ЧВК МАР, можно увидеть ниже.

Автобиография, отправленная Артемом Шацким в ЧВК МАР, в котором он признается, что служил в батальоне «Заря», ополчении, которое воевало в 2014 году на востоке Украины за «ЛНР», сепаратистское образование поддерживаемое Россией. Он также признает, что служил в российской мотострелковой бригаде в Луганской области Украины в 2015 году.

 

Автобиография, отправленная Виталием Таранцом в ЧВК МАР, и поддельный адрес электронной почты Роснефти. В автобиографии написано, что он служил офицером в артиллерийской части и участвовал в битве за Дебальцево в 2015 году.

В автобиографии, отправленной О. Ткаченко в ЧВК МАР, он признается о шестимесячном развертывании в Сирии.

Фотография подтверждения награды, отправленного Александром Руденко в ЧВК МАР. Это подтверждает, что он получил медаль «За возвращение Крыма» от Министерства обороны России 7 мая 2014 года. Его заявленная должность свидетельствует о том, что он играл военную роль в незаконной оккупации полуострова.

Некоторые соискатели также рассказывали подробности о том, как российские власти оказывали поддержку якобы частной «ЧВК Вагнера» и руководили ее операциями. В ходе фиктивного собеседования с подполковником Александром Кривенко — пожалуй, самым высокопоставленным офицером, которого удалось завербовать команде ГУР МОУ — он рассказал, что в 2014 году местный военкомат поручил ему сформировать батальон для участия в боях на востоке Украины. Он также рассказал «Петровичу», что впоследствии возглавлял боевую подготовку у «вагнеровцев» и в этом статусе побывал в Сирии и Центральноафриканской Республике, где служил советником начальника генштаба страны. В частности, он описывает ранее неизвестную учебную программу для главы Генштаба ЦАР в Академии имени Фрунзе в Москве. Кривенко, который на тот момент служил в «ЧВК Вагнера», отмечает, что также посещал этот курс.

В ожидании Петровича

Сотни телефонных созвонов между «Петровичем», Миляевым и завербованными наемниками показывают, что к концу мая 2020 года фиктивная маленькая частная армия (в которой насчитывалось 180 человек, подразделенных на три взвода) зажила собственной организационной жизнью. Наемники конкурировали за лучшие посты в своих взводах; некоторые пытались обойти «Шамана» и получить повышение непосредственно от «Петровича»; многие жаловались, что приходится слишком долго ждать начала операции и первых зарплат. В одном из звонков от 31 мая 2020 года «Шаман» предупреждает «Петровича» опасаться определенного кандидата, которого «куратор» назначил командиром взвода, поскольку он якобы склонен к предательству и интригам. Один из будущих наемников, который был недоволен своей личной ситуацией, даже угрожал пожаловаться в Федеральную службу безопасности (ФСБ) России (рассекреченные разведданные, предоставленные Временной следственной комиссии Верховной Рады Украины, говорят о том, что этот человек действительно сообщил в ФСБ о продолжавшейся вербовке, однако нет никаких свидетельств того, что спецслужба отреагировала на это сообщение.

Многие наемники хотели лично встретиться со своими командирами и «Сергеем Петровичем» — появилось несколько фиктивных планов устроить сходки в Москве и Санкт-Петербурге. Поэтому ГУР МОУ приходилось выдумывать все более неправдоподобные предлоги, чтобы откладывать эти встречи. К счастью для организаторов операции, в начале и середине 2020 года российские власти ввели несколько коронавирусных локдаунов. Это предоставило правдоподобные оправдания задержки как встречи с «начальником», так и даты отбытия на задание. По состоянию на май 2020 года все российские аэропорты были закрыты для коммерческих рейсов до дальнейшего распоряжения.

Сам Миляев уже терял терпение, поскольку был вынужден успокаивать тревогу сотен предполагаемых подчиненных, а сам так и не встретился с куратором и не получал сколько-нибудь серьезного дохода. Хотя ему пообещали по 2000 рублей за соискателя, ему еще предстояло получить эти деньги, так что «Петрович» был должен ему 320 000 рублей (около 5000 долларов США). Чтобы избежать риска бунта на самом верху, в начале июня команда ГУР МОУ решила выплатить ему накопленные комиссии. В результате «Шаман» получил новую мотивацию.

Однако спецоперация стала представлять логистическую проблему: в условиях, когда 180 наемников требовали отправки «на задание» и нуждались в постоянном внимании, жизнь «Сергея Петровича» превратилась в 24-часовой «телефон доверия»: ему приходилось поддерживать мотивацию людей в семи разных часовых поясах и не позволять им записываться в реально существующие конкурирующие наемнические организации.

Проект «Авеню» следовало либо похоронить, либо вдохнуть в него новую жизнь.

Смерть Сергея Петровича

2 июня 2020 года «Сергей Петрович» якобы погиб в бою на задании в Сирии. По крайней мере, об этом потрясенному «Шаману» сообщил по электронной почте «проектный менеджер Роснефти».

В течение следующих двух недель 180 наемников судорожно пытались выяснить, что эта трагедия означает для их перспектив трудоустройства. Затем Миляеву поступил звонок с венесуэльского номера. Собеседник представился как «Артур Павлович» — новый куратор, который сменил «Петровича». Как и «Петрович», «Павлович» был сотрудником ГУР МОУ; его личность не была нам раскрыта, поскольку он продолжает работать под прикрытием.

Твит Министерства иностранных дел России, где россиян предупреждают о приближении урагана «Мария» к нескольким странам Карибского бассейна. Там указан официальный номер посольства в Каракасе — тот же, которым якобы пользовался «Павлович».

В отличие от «Петровича», команда ГУР МОУ решила поместить «Павловича» не в Сирию, а в Венесуэлу, где «Роснефть» также занимается бурением. Номер, который использовал «Павлович» (измененный с помощью соответствующего приложения), принадлежал консульской службе российского посольства в столице Венесуэлы Каракасе. Новый «куратор» сообщил хорошие новости: «Роснефти» требовалось примерно столько же опытных бойцов для охраны их объектов в этой южноамериканской стране от бандитов.

Решение убить «Петровича» приняли члены команды ГУР МОУ, пытаясь усмирить растущее недовольство в рядах фиктивной бригады наемников. Им также нужно было выиграть время, чтобы решить, продолжать ли спецоперацию и как именно это сделать. Смена куратора, как они полагали, была бы веским основанием для новой задержки. 

Новый куратор якобы унаследовал список из сотен бойцов, и ему нужно было перепроверить каждого, а также, возможно, внести изменения в план операции. Если тем временем ГУР МОУ приняло бы решение окончательно свернуть спецоперацию, то новый куратор позволил бы выйти из нее, сохранив лицо, чтобы наемники (и, возможно, российские спецслужбы) не узнали, что их ввели в заблуждение.

По словам опрошенных бывших сотрудников разведки (которые подтверждает Временная следственная комиссия), к этому моменту в команде возникли разногласия между теми, кто хотели свернуть проект, и другими (во главе с бывшим сотрудником контрразведки СБУ), которые хотели все же осуществить активную фазу операции. В итоге сторонники активного сценария взяли верх, и проект «Авеню» перешел в новую фазу: активной операции по задержанию.

Кроме того, согласно данным, которыми поделилась с нами Временная следственная комиссия, смерть «Сергея Петровича» ознаменовала официальное окончание проекта по сбору разведданных, который начался в 2018 году.

Переход к активной фазе

Команда ГУР МОУ использовала это время (которое, как они знали, не должно было превышать одного месяца, чтобы не растерять большинство наемников, готовых отправиться на другие задания, вероятнее всего с «музыкантами» Вагнера), чтобы оценить осуществимость спецоперации. Для этого требовалось изучить различные сценарии и, что еще важнее, проверить, имеется ли политическая поддержка для такого амбициозного предприятия.

Последние исследования

Имея 180 потенциальных целей, из которых можно было бы сделать выборку лиц, представляющих наибольший интерес для прокуратуры, команда склонилась к массовому захвату нескольких десятков человек. Теоретически это можно было осуществить, принудив к посадке самолет, перевозящий боевиков над Украиной. Однако это требовало очень специфического стечения обстоятельств, чего было особо сложно добиться, учитывая препятствия для авиаперелетов в середине 2020 года — российские аэропорты фактически находились на локдауне, а авиаперелеты в остальной Европе также сократились.

Команда обратилась за советом к опытному турагенту, чтобы выяснить, есть ли реальные возможности вылета из России. Стало понятно, что для большинства россиян, желающих улететь в летний отпуск, оставался только один вариант: поехать на машине или на автобусе в аэропорт Минска в Беларуси, а оттуда вылететь в Стамбул — пересадочный хаб, откуда можно было долететь до места отдыха.

Однако даже поездка в Минск стала непростым делом. В обычное время между Россией и Беларусью нет пограничного контроля, однако коронавирусные локдауны привели к проверкам на границе. Кроме того, выезд из России в Беларусь разрешался только на трех основаниях: прохождение лечения, рабочая поездка для трудоустройства в белорусской государственной компании, а также транзитная поездка.

Вариант транзита через Беларусь показался наиболее практичным. Команда ГУР МОУ решила послать пробного пассажира (агента ГУР МОУ, проживавшего в России) из Москвы в Минск на междугороднем автобусе. Никаких препятствий не ожидалось, ведь у прибывающих наемников должны были быть с собой билеты на рейс из аэропорта Минска. Соответственно, пробный пассажир заказал вылет из аэропорта Минска на следующий день после прибытия в Беларусь. Однако его не пропустили через погранпункт. Вместо этого его высадили из автобуса и направили в придорожный киоск, где продавалась страховка для переездов. Там ему предложили пакет из страховки и готового соглашения о трудоустройстве в белорусской государственной компании по общей цене в 1000 рублей ($15). Как показали недавние аресты в Беларуси, эта коррупционная схема с тех пор стала известна как популярное решение проблемы закрытых границ. Когда «пробный пассажир» показал пограничникам свежезаполненное «соглашение о трудоустройстве», его пропустили в Беларусь.

Команда ГУР МОУ отметила «фиктивное трудоустройство» как реалистичный механизм въезда в Беларусь для наемников. И тем не менее, согласно бывшим сотрудникам, с которыми поговорила команда Bellingcat, пересечение российско-белорусской границы считалось наиболее рискованным этапом всей операции. Для того, чтобы без происшествий вывезти наемников с территории России, необходимо было, чтобы никто из команды не попал в поле зрения российских спецслужб.

Планирование захвата самолета

При условии, что команде ГУР МОУ удастся переправить наемников через границу, ключевым элементом дальнейшей операции должна была стать принудительная посадка самолета. Эта часть плана требовала крайне тщательного изучения и подготовки. Ее не только надо было провести безопасно для коммерческого рейса и его пассажиров, но и методика должна была позволить отрицать причастность спецслужб и при этом сохранить хотя бы видимость соблюдения международного права.


Проблематичные параллели

В мае 2021 года мировая общественность была возмущена, когда белорусский блогер и оппозиционный активист Роман Протасевич был арестован после того, как самолет Ryanair, на котором он летел из Афин в Вильнюс, заставили сесть в Минске. Когда самолет находился в воздушном пространстве Беларуси, поступило фейковое сообщение о бомбе на борту. После того, как самолет сел, Протасевич был задержан.

Глава Ryanair Майкл О’Лири описал этот инцидент как «угон самолета при поддержке государства», а министр иностранных дел Ирландии заявил NPR что это было «неправильно» и «незаконно». Это также вызвало волну возмущения и новые санкции ЕС и США против Минска.

В интервью украинскому телеканалу 1+1 24 июня 2021 года президент Украины Владимир Зеленский косвенно признал неоднозначность обстоятельств украинской операции, проведя параллель с арестом Протасевича. При этом он утверждал, что идея нашумевшей операции была инициативой «других стран».

«И то, что этого не произошло — еще раз проводя параллель с тем, что произошло в Беларуси — я считаю, слава богу, что мы проявили субъектность по этому важному вопросу» — подытожил президент.


В этот период, в середине июня 2020 года, по словам бывших сотрудников спецслужб, команда ГУР МОУ решила привлечь в качестве эксперта коллегу-военного, приставленного к украинскому центру контроля за воздушным движением («УкраАэроРух»). В этом расширенном составе команда обсуждала различные сценарии достижения поставленных целей.

Рейс из Минска в Стамбул выглядел удобно: самолет на этом маршруте провел бы около 28 минут в воздушном пространстве Украины, чего как раз хватило бы, чтобы провести процедуру экстренной посадки под ложным предлогом.

Однако, чтобы план сработал, следовало использовать каждую секунду из этих 28 минут.

Изучив Чикагскую конвенцию о международной гражданской авиации, команда пришла к выводу, что имелось только два сценария, которые позволили бы Украине законно посадить самолет на своей территории. Первым сценарием была медицинская экстренная ситуация: если пассажиру на борту самолета требовалась немедленная медицинская помощь, например при сердечном приступе, пилот обязан был посадить самолет в ближайшем аэропорту. Технически, ближайшим аэропортом после входа в украинское воздушное пространство стал бы один из двух киевских аэропортов. Однако от украинской границы до аэропорта Минска не сильно дальше, поэтому имелся риск, что пилот решит вернуться в Беларусь. Это сделало медицинскую чрезвычайную ситуацию слишком рискованной с точки зрения успеха операции.

Другим сценарием было взрывное устройство на борту. При этом сценарии после того, как соответствующий диспетчерский узел узнает об угрозе, он может по собственному усмотрению указать самолету сесть в любом аэропорту на выбор диспетчера — ведь потенциальный риск взрыва касается не только пассажиров, но и местных жителей на земле. Кроме того, по международному праву украинские органы контроля за воздушным движением могли приказать пилоту не сообщать пассажирам о чрезвычайной ситуации и даже об изменении маршрута полета. Этот вариант выглядел более удобным и менее рискованным, поэтому команда ГУР МОУ остановилась на нем.

Предупреждения для пилотов о полетах над воздушным пространством Украины в случае аварийных посадок. Источник

Для этого сценария был составлен предварительный план операции. Этот план требовал, чтобы кто-то, физически находясь в аэропорту Минска, позвонил в украинский авиационный орган и предупредил, что имеет серьезные основания полагать, что на борту соответствующего самолета заложена бомба. В данном случае легенда должна была заключаться в том, что этот человек услышал, как двое мужчин-пассажиров в кафе в аэропорту говорили о своей враждебности к Украине и, по-видимому, обсуждали теракт на борту самолета. Звонок должен был поступить, как только самолет войдет в воздушное пространство Украины.
Чтобы минимизировать риск утечки и максимизировать возможность правдоподобного отрицания причастности Украины, команда ГУР МОУ решила подключить к операции только небольшую группу коллег из правоохранительных органов.

Политический «зеленый свет»

Ко второй половине июня 2020 года в распоряжении команды ГУР МОУ было 180 наемников, жаждущих выехать из России, как они считали, на хорошо оплачиваемое задание за рубежом, которое должно было продлиться несколько месяцев. После смены «куратора» изменилась и легенда операции — в отличие от «Сергея Петровича», «Артур Павлович» отвечал за безопасность нефтяных скважин «Роснефти» в Венесуэле, поэтому бывших боевиков готовили к отправке в эту южноамериканскую страну.

Однако сотрудники разведки понимали, что захватить всех 180 человек вряд ли получится — хотя бы потому, что многие россияне стали летать в летние отпуска через Минск, и билеты в Турцию стало трудно достать. Это также было бы непродуктивно: многе наемники, подписавшиеся на задание, практически не представляли интереса для украинских правоохранителей, поскольку у них либо вообще не было, либо было очень мало боевого опыта на Донбассе, как и доказанных преступлений, за которые их могли бы привлечь к ответственности. Кроме того, о преступлениях многих из них было известно только из их собственных заявлений в процессе вербовки, некоторые из которых вполне могли быть преувеличены. По оценке команды ГУР МОУ, они могли реалистично расчитывать захватить максимум около 40 наемников, которые якобы летели бы как «первый взвод», предназначенный для размещения в Венесуэле.

Для этого «Артур Павлович» перетасовал структуру командования 180 наемников, разделив их на четыре взвода примерно по 45 бойцов в каждом. «Шаман» должен был сохранить командование ротой из 180 человек, но при этом командовал бы и первым взводом. Другие высокопоставленные бойцы, в том числе подполковник Кривенко, должны были возглавить другие взводы. Согласно легенде, взводы должны были отправляться в Венесуэлу поочередно с перерывами в несколько дней. По идее, реально вылететь (и попасть в руки украинским спецслужбам) мог только первый взвод, поэтому внимание сосредоточилось на отборе этой группы.

ГУР МОУ потребовалась помощь от СБУ, чтобы составить список наемников, наиболее важных для Украины с уголовной точки зрения. Однако они не могли напрямую поставить такую задачу органу госбезопасности — это предстояло сделать через Офис президента Украины.

Это была не единственная причина, по которой ГУР МОУ понадобилось привлечь Офис президента. Они готовили спецоперацию с высокими ставками, проведение которой могло значительно обострить напряженность между Украиной и Россией. Для этого нужно было одобрение политического руководства Украины.

Согласно опрошенным бывшим сотрудникам ГУР МОУ, президенту Украины впервые сообщили о предлагаемой спецоперации 15 июня 2020 года во время регулярного понедельничного брифинга с главами спецслужб. Опрошенные нами сотрудники рассказали, что 26 июня 2020 года президент Владимир Зеленский одобрил операцию и попросил подготовить подробный план. Этот план-концепция был подготовлен и одобрен 1 июля 2020 года.

Команда Bellingcat попросила Офис президента Украины и действующего директора ГУР МОУ Кирилла Буданова подтвердить или опровергнуть утверждения бывших сотрудников спецслужбы, что предложенный план был одобрен президентом Украины. Господин Буданов ответил, что, хотя его ведомство не может комментировать конкретные случаи из соображений секретности, однако директору не нужно официальное одобрение Офиса президента. При этом он подтвердил, что директор ГУР МОУ регулярно посещает Офис президента и сообщает президенту как Верховному главнокомандующему о выполнении спецслужбой своих задач. На момент публикации мы не получили ответа из Офиса президента.

Как рассказывают бывшие сотрудники разведки, с момента, когда активная фаза плана была одобрена министром обороны и представлена президенту, Зеленского регулярно информировали о ходе операции «Авеню». Это делали двое старших офицеров, ответственных за проект: директор ГУР МОУ Василий Бурба и заместитель директора СБУ Руслан Баранецкий.

Привлечение СБУ

Получив политическое одобрение, команда ГУР МОУ могла начать делиться данными и координировать планы с коллегами из Службы безопасности Украины. СБУ выполняет функции как контрразведки, так и расследования особо серьезных преступлений, вроде терроризма. Соответственно, предполагаемые преступления, совершенные в ходе военных действий на востоке Украины, подпадают под юрисдикцию службы. У расследователей СБУ имеются терабайты данных на донбасских боевиков, в том числе сотни тысяч перехваченных телефонных переговоров. Эти расследователи, как полагали в ГУР МОУ, лучше всего подошли бы для оценки важности каждого из наемников с точки зрения уголовного преследования. Они также могли подтвердить некоторые признания, попытавшись сопоставить их с перехваченными переговорами.

Чтобы исключить случайности и цифровые утечки, команда ГУР МОУ решила не передавать СБУ никаких данных в цифровом формате. Вместо этого, по словам опрошенных сотрудников, в последние дни июня 2020 года глава команды ГУР МОУ лично передал доверенному коллеге из СБУ несколько больших сумок с папками, в которых были личные дела каждого наемника.

Уже вскоре коллеги из СБУ сообщили ГУР МОУ, что те сидят на золотой жиле — не только потому что большинство описаний участия в боях на востоке Украины подтверждались перехваченными переговорами, но и поскольку многие фигуранты списка ГУР МОУ уже числились с списках особо опасных террористов, составленных СБУ. Среди них были бойцы, принимавшие участие в ключевых боях под Иловайском и Дебальцево, которые стоили жизни сотням украинских военных. Другие принимали участие в сбитии украинского военно-транспортного самолета в июне 2014 года под Луганском. Этот самолет перевозил 49 военных — все они погибли. Кроме того, важно, что по крайней мере двое наемников утверждали, что использовали сложные поставленные из России средства ПВО в районе Снежного в определенные дни, что могло сделать их важными свидетели на суде по делу о сбитии MH17. Один из наемников даже говорил, что в начале июля 2014 года сопровождал через российско-украинскую границу установку «Бук» — средство ПВО того же типа, каким был сбит MH17. Он также назвал высокопоставленного российского генерала, который, по его словам, курировал переброску установки через границу.

Команда СБУ быстро подготовила собственный краткий список лиц, представляющих интерес. В него вошло 28 человек. Эта цифра была удобной для команды ГУР МОУ: они предполагали расширить этот список до примерно 45 человек, добавив туда наемников без опыта войны в Украине, чтобы члены взвода ничего не заподозрили, вдруг выяснив, что все они поголовно оказались ветеранами Донбасса.

Выдержка из списка СБУ, раздел озаглавлен: «Лица, которые являются причастными или могут подтвердить сбитие украинских воздушных судов Российской Федерацией»

Маскировка операции

В конце июня 2020 года ГУР МОУ и СБУ были уверены в важности спецоперации и действовали совместно. Однако, чтобы обеспечить долгосрочный успех операции, необходимо было сделать так, чтобы причастность украинских спецслужб можно было отрицать, то есть утверждать, что СБУ, как правоохранительный орган, не принимала официального участия в операции, которая предполагала принудительную посадку пассажирского самолета — а значит, не имело место никакого нарушения международного права. Всё должно было выглядеть так, как будто спецслужба просто приняла меры, чтобы арестовать интересующих ее лиц, когда те случайно оказались на территории Украины.

Для достижения этой тактической цели обе команды придумали изощренную уловку: анонимный информатор должен был сообщить на горячую линию СБУ об операции по незаконной вербовке наемников и предоставить спецслужбе электронную почту [email protected], в том числе логин и пароль к ней. Отреагировав на сообщение, СБУ якобы оказалась в святая святых виртуальной ЧВК, и смогла скачать все тысячи страниц документов, доказывающих вину боевиков, в том числе резюме, фотографии и видео. СБУ также могла бы отслеживать подготовку к отбытию наемников из России, а также билеты и планы полетов.

Поэтому СБУ могла бы среагировать, как только они выяснили бы, что самолет с этими интересующими их лицами сел в аэропорту Борисполь под Киевом (по удивительному совпадению, после сообщения о бомбе).
СБУ могла бы получить одобренные судом ордена на арест этих наемников и поместить их в списки розыска в украинских пограничных и полицейских базах данных. Это привело бы к тому, что, когда самолет сел бы в Украине, а пограничники стали бы проверять пассажиров, все цели активировали бы оповещения об арестных списках. Сразу после ареста задержанным предъявили бы обвинения.

Скан отчета директору Следственного отдела СБУ от 13 июля 2020 года, где ему сообщается о незаконной вербовке, которую осуществляет некий «Сергей Петрович» от лица ЧВК «МАР», а также о списке из 47 наемников, которые готовились первыми отбыть из России на задание.

Поездка начинается

Тем временем в России шла лихорадочная подготовка к предстоящему путешествию в Венесуэлу. «Артур Павлович», новый фиктивный куратор, якобы находящийся в Венесуэле, дал «Шаману» указание собирать первый передовой взвод из 47 человек. Команда ГУР МОУ также передала Шаману «командировочные» и суточные на бойцов первого взвода. Чтобы замаскировать происхождение денег, средства были переведены в Россию посредством сети агентов ГУР МОУ, в том числе граждан чеченского происхождения, а впоследствии переданы получателям с территории России с помощью российских сервисов денежных переводов.
Однако найти все 48 билетов на один рейс из Минска в Стамбул в июле оказалось проблематично.

Воспользовавшись помощью украинского турагента, завербованного командой, удалось найти 34 билета на рейс, вылетавший в Турцию 25 июля, а еще 13 билетов были найдены на рейс, вылетавший два дня спустя.
Была отобрана первоначальная группа из 34 наемников (вновь с сохранением высокого соотношения «лиц, представляющих интерес» к тем, кто не имели отношения к войне на Донбассе). Она должна была вылетать 25 июля. Остальными сказали, что они полетят следующим рейсом.

Итак, 15 июля были куплены 34 билета на рейс Минск-Стамбул, который должен был вылететь через 10 дней. Дата возвращения была запланирована на 19 октября, билеты были заказаны на прямой рейс Стамбул-Москва (он должен был вылететь, если позволят Covid-ограничения). Это соответствовало легенде, согласно которой первая «командировка» должна была продлиться три месяца. Из соображений правдоподобия были закуплены и билеты туда и обратно для второй группы из 14 наемников, хотя было маловероятно, что они когда-либо будут использованы.

«Шаман», который должен был отправиться во главе первой партии, создал чат в WhatsАpp под названием «1-я группа», который служил платформой для 34 участников поездки. Он дал членам группы указание собраться на центральном автовокзале Москвы в 8 утра 24 июля, откуда они должны были отправиться на автобусе в Минск. Они должны были прибыть в Минск поздно вечером и сразу направиться в аэропорт, откуда они должны были вылететь следующим утром в 10:50.

Тридцать три участника первой группы добрались до Москвы вовремя, хотя один из них (Игорь Тараканов) в последний момент решил отказаться от задания и не явился на место сбора. Миляев выдал каждому суточные, фиктивные соглашения о трудоустройстве в белорусской компании, распечатки электронных билетов и копию страховки группы. Все выглядело организованно и профессионально. Выдача суточных, по-видимому, развеяла некоторые опасения, накопившиеся за много недель задержек и изменений планов.

Автобус с наемниками выехал на Минск примерно в полдень.

Изменение планов

Наемники не знали, что к моменту, когда они выехали в Беларусь, план вылета из Минска уже изменился, а их билеты в Стамбул были отменены.

За день до отправки наемников двое старших сотрудников спецслужб, ответственных за проект «Авеню» (Бурба из ГУР МОУ и Баранецкий из СБУ) прибыли в Офис президента. Об этом рассказал как сам Бурба, так и бывшие сотрудники разведки, которые говорили, что он позвонил им сразу после встречи. Бурба и Баранецкий намеревались сделать последний доклад о грядущей спецоперации. Однако, как Бурба рассказал Bellingcat, Зеленский в тот момент был занят, и они не смогли встретиться с ним лично.

По словам Бурбы, глава Офиса президента Андрей Ермак предложил отложить операцию на неделю. Днем ранее президент Зеленский достиг договоренности с Россией и поддерживаемыми Россией сепаратистами о перемирии на Донбассе. Об этом достижении он объявил на совместной пресс-конференции с тогдашней президенткой Швейцарии Симонеттой Соммаруга. Это перемирие, которое все еще требовало одобрения «Нормандской четверки» (России, Франции, Германии и Украины), которая занимается урегулированием конфликта на Донбассе, должно было вступить в силу 27 июля 2020 года. По словам Бурбы, в Офисе президента считали, что если спецоперация пройдет, как запланировано, и завершится задержаниями 25 июля, то перемирие закончится, не успев начаться.

Команде Bellingcat не удалось независимо подтвердить этот разговор. Офис президента не прокомментировал наше расследования.

Бурба рассказал, что ответил, что отложить операцию на неделю невозможно, поскольку это приведет либо к утрате доверия со стороны наемников, либо к подозрениям со стороны белорусских или российских спецслужб, либо к тому и другому сразу. По словам Бурбы, далее представители Офиса президента, пытаясь найти компромисс с командой ГУР МОУ, предложили сократить задержку операции до четырех дней. Дату вылета и захвата наемников предстояло перенести на среду, 29 июля 2020 года. В этом случае перемирие по крайней мере успело бы вступить в силу. Как рассказал нам Бурба, спецслужбисты считали, что шанс найти новые билеты в такой короткий срок невелик, однако пообещали узнать, что можно сделать.

Команда Bellingcat не смогла независимо подтвердить этот второй разговор, как и первый.

На следующее утро, когда первая группа из 33 наемников уже выезжала из Москвы, команде ГУР МОУ удалось успешно перебронировать билеты не на среду, 29 июля, а на четверг, 30 июля. Билеты второй группы из 13 наемников поменяли на субботу, 1 августа. Позже тем же утром, по словам Бурбы, он сообщил в Офис президента, что план все равно будет осуществлен, но с задержкой на пять дней.

Враги внутренние и внешние

Однако в дни, когда 33 наемника сели на автобус и отправились в путь, в Беларуси было неспокойно. Менее чем через 2 недели, 9 августа, должны были состояться президентские выборы, и поэтому политическая ситуация была напряженной. Опасаясь внутренних и внешних врагов, действующий президент Беларуси Александр Лукашенко охотился за теми, в ком видел противников. Белорусский орган госбезопасности (КГБ) уже арестовал главного оппозиционера Сергея Тихановского всего через два дня после того, как тот объявил о своем выдвижении на пост президента. Однако 15 июля в президентскую гонку вступила его жена Светлана Тихановская. В мире распространялось сочувствие и поддержка оппозиции.

Паранойя Лукашенко касалась не только якобы попыток Запада свергнуть его. Как сообщается, он также опасался предательского вмешательства со стороны своего единственного союзника — Кремля. На встрече с белорусскими журналистами не под запись 9 июля Лукашенко, как сообщается, говорил, что в стране задержали четверых офицеров ГРУ, и что те «координировали действия с [лидером оппозиции] Сергеем Тихановским. На видео речи перед офицерами спецназа Беларуси 24 июля (ныне удалена с сайта президента, однако архивная версия до сих пор доступна) он говорил о неназванных внешних силах, которые могут попытаться устроить «Майдан», используя «профессиональных военных», работающих за большие деньги в частных военных компаниях и имеющих опыт «провокаций в тех или иных государствах».

Днем 24 июля 2020 года, когда Лукашенко произносил эту речь, именно такая группа опытных наемников прибыла на границу Беларуси.

Согласно членам группы наемников, которые были опрошены Bellingcat, их первая попытка пересечь границу по фиктивным контрактам не увенчалась успехом. Хотя у них были документы, практически идентичные тем, по которым ранее попал в Беларусь пробный пассажир ГУР МОУ, им сообщили, что их документы не в порядке. Белорусские пограничники спрашивали, куда они едут; некоторые наемники в шутку отвечали, что все едут навестить больную бабушку в Минске.

Однако после краткого ожидания на границе стало понятно, что та же коррупционная процедура, которую использовал пробный пассажир, сработает и в этот раз. Всем 33 наемникам продали «правильные» соглашения о трудойстройстве за 1000 рублей каждое и, наконец, пропустили в Беларусь.

33 трезвых мужчины в Минске

Когда они оказались на территории Беларуси и уже направлялись в Минск, «Артур Павлович» сообщил Миляеву об изменении планов и направил автобус к трехзвездочной гостинице в Минске, где турагент забронировал им номера на первый из пяти дней ожидания. Поначалу. узнав о задержке, наемники возмутились. Однако после того, как «Шаман» получил подтверждение от «Павловича», что дни ожидания в Минске зачтутся как оплачиваемые рабочие дни, они успокоились и последовали инструкциям соблюдать военную дисциплину, не пить алкоголь и не шататься по городу.

Однако поскольку гостиница в центре города была забита, наемники смогли провести там только два дня. 27 июля 32 из 33 прибывших переехали в санаторий «Беларусочка», располагавшийся за городом. Еще один наемник, единственный у которого был белорусский паспорт, остался у родственников в Минске.

Адрес регистрации одного из наемников, Владимира Ли, в обеих гостиницах. Данные предоставлены хактивистской группой «Белорусские Кибер-Партизаны»

В течение следующих трех дней наемники соблюдали строгую дисциплину и инструкции «Шамана». Сотрудник гостиницы впоследствии рассказывал белорусским СМИ: «приезжие обратили на себя внимание нехарактерным для российских туристов поведением <…> Спиртного не употребляли, увеселительных заведений не посещали».

Скриншот чата наемников в WhatsApp. Согласно инструкциям «Шамана», все должны были оставаться в гостинице и выходить только с разрешения старших командиров («Моздока» и «Шамана»). С 14 до 15 часов был обед, в 20:00 ужин, в 22:30 перекличка и т.п. Источник: скриншот репортажа государственного телеканала «Беларусь-1» по следам арестов 29 июля 2020 года.

Арест

Один из наемников, опрошенных Bellingcat, рассказал, что примерно в 7:00 28 июля он и его товарищи заметили необычный микроавтобус, припаркованный возле санатория «Беларусочка». Они немедленно узнали в нем автомобиль для слежки КГБ. Они не придали этому большого значения, решив, что белорусские спецслужбы просто приглядывают за наемниками, чтобы удостовериться, что те покинут страну, не устроив никаких проблем. В конце концов, как сказал нам собеседник, «учитывая повсеместное присутствие КГБ в Беларуси, они точно должны были знать, что нам заказали вылет через два дня, 30 июля».

Однако вечером того же дня произошли события, ставшие для 32 наемников крайне неприятным сюрпризом. Перед рассветом, в 4:30 утра, санаторий взяла штурмом команда спецназа «Альфа» КГБ Беларуси. В номера наемников через балконы выстрелили светошумовыми гранатами. Члены штурмовой группы, одетые в балаклавы, наставили на россиян оружие и заковали их в наручники. Затем они заставили их лечь на кровати лицом вниз и закрыли их головы подушками, пока (по словам по крайней мере одного наемника, который в интервью RT заявлял, что видел, что происходит, из-под подушки) они рылись в багаже и одежде россиян в поисках оружия.

Никакого оружия они не нашли. После долгого ожидания прибыл ОМОН и отвез россиян в отделение милиции. 33-й наемник (который остановился у родственников) был задержан позднее тем же утром.

Наемников 22 часа держали в отделении милиции в наручниках, на коленях и лицом к стене.

Белорусские спецслужбы задерживают наёмников в санатории под Минском. Кадры из репортажа государственного телеканала “Беларусь-1” об арестах, 29 июля 2020

Незадолго до полуночи 29 июля им зачитали документы об аресте и предъявили обвинения. Затем наемников перевезли в центральное отделение милиции, где их допрашивали, по-видимому, сотрудники КГБ. У задержанных спрашивали, знают ли они Сергея Тихановского и Николая Статкевича (еще одного белорусского оппозиционера и кандидата в президенты, которого посадили в конце мая). Наемники отвечали, что не знают этих людей. По словам одного из наемников, поговорившего с Bellingcat, допрашивавшие их люди выглядели уверенными, что имеют дело с участниками будущего переворота, и даже спрашивали, возможно ли, что наемники не знали, что их собираются использовать для свержения правительства. Другие участники группы описывали события похожим образом в вышеупомянутом репортаже RT.

Несмотря на их искренние отрицания вины, наемников обвинили в подготовке государственного переворота и массовых беспорядков совместно с арестованными оппозиционерами Тихановским и Статкевичем.

АЛТУХОВ А.В., ВОЛГИН А.В. КОЖЕВНИКОВ А.Ю., ЛИ В. А., МАСЛОВ С. А. МИЛЯЕВ В. А. И ИНЫЕ ЛИЦА, ДЕЙСТВУЯ УМЫШЛЕННО, ГРУППОЙ ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ, НАХОДЯСЬ НА ТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ, В ТОМ ЧИСЛЕ Г. МИНСКА И МИНСКОЙ ОБЛАСТИ, РАСПРЕДЕЛИВ РОЛИ И СОГЛАСОВАВ ДЕЙСТВИЯ, В ПЕРИОД С НЕ ПОЗДНЕЕ МАЯ 2020 Г. ПО НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ, ПРОВОДИЛИ МЕРОПРИЯТИЯ ПО ПРИГОТОВЛЕНИЮ К УЧАСТИЮ В МАССОВЫХ БЕСПОРЯДКАХ, СОПРОВОЖДАЮЩИХСЯ НАСИЛИЕМ НАД ЛИЧНОСТЬЮ, ПОГРОМАМИ, ПОДЖОГАМИ, УНИЧТОЖЕНИЕМ ИМУЩЕСТВА ИЛИ ВООРУЖЕННЫМ СОПРОТИВЛЕНИЕМ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМ ВЛАСТИ.

— Выдержка из базы данных уголовных производств Беларуси, предоставлено хактивистской группой «Белорусские Кибер-Партизаны»

Документы об аресте и обвинениях, представленные 33 наемникам; копия выдана одному из наемников. который передал ее Bellingcat

Разыскиваются в Украине

В день арестов белорусское государственное телевидение опубликовало нашумевшие кадры задержания. Лукашенко сделал публичное заявление, обвинив российских наемников в том, что они прибыли для вмешательства в предстоящие выборы, и собрал Совет безопасности на экстренное заседание. В течение следующих дней он использовал 33 задержанных наемников как разменную монету в переговорах и с украинскими властями, и с Кремлем, намекая, что ему все равно, какой стране они в итоге достанутся, и пригласив каждую сторону обосновать просьбу передать им задержанных.

Согласно интервью и слитым документам, как только пришли новости об аресте, украинские власти сменили тактику. Они решили убедить белорусские власти передать задержанных Украине. Это требовало как официальной линии — подготовки всех юридически необходимых обвинений и документов по экстрадиции — так и неформального диалога с Минском в попытке убедить Лукашенко передать всех или хотя бы некоторых задержанных.

Официальный подход предполагал предъявление задержанным обвинений и последующее информирование Беларуси по официальным каналам, что эти люди разыскиваются за совершение тяжких преступлений на территории Украины. Были также направлены запросы об экстрадиции. Согласно интервью с членами группы наемников, некоторые из 33 (но не все) получили уведомления о предъявлении обвинений в Украине по зарегистрированной почте на их домашний адрес. Эти обвинения были датированы 29 июля 2020 года — днем арестов в Минске.

30 июля 2020 года министр иностранных дел Беларуси вызвал украинского временного поверенного в Минск, проинформировал его об арестах и запросил информацию о возможных преступлениях, которые эти люди совершили на территории Украины.

3 августа Генеральный прокурор Украины подал Беларуси запрос на временное задержание 28 из 33 наемников до получения официального запроса об экстрадиции. Этот запрос был подан восемь дней спустя, 11 августа 2020 года.

Тем временем украинские власти начали неформальное взаимодействие с Беларусью по крайней мере по двум фронтам. По словам одного из опрошенных членов команды ГУР МОУ, Служба безопасности Украины передала своим белорусским коллегам информацию о наемничьем прошлом 33 человек, а также других людей, «нанятых» ЧВК «МАР». Вероятно, что эта информация стала источником заявлений минских властей 30 июля, что они разыскивают еще до 200 человек, по их словам, из «ЧВК Вагнера», на территории Беларуси.

Кроме того, президент Украины Владимир Зеленский лично лоббировал экстрадицию этих людей в Украину в ходе телефонного разговора с Лукашенко 5 августа 2020 года.

Разыскиваются в России

Российские власти поначалу, по-видимому, опешили от арестов и обвинений, которые выдвинул Лукашенко в их адрес. Первоначальная реакция со стороны Кремля и лояльных Кремлю СМИ говорит о непонимании, что эти 33 человека делали в Минске. 30 июля после суток молчания пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков прокомментировал аресты, отвергнув обвинения в адрес России в попытке дестабилизации ситуации в Беларуси и попросил у Минска «исчерпывающую информацию» о том, в чем обвиняют россиян. В заявлении, опубликованном на сайте Министерства иностранных дел России, посол Москвы в Минске утверждал, что россияне были сотрудниками частной охранной компании, которые ожидали самолета для вылета в третью страну. 31 июля Путин созвал Совет безопасности РФ, чтобы обсудить ситуацию, однако в пресс-релизе Кремля по итогам заседания содержались лишь общие слова и почти не было информации о том, что там на самом деле обсуждалось.

Несколько граждан России, которые командовали так называемыми «добровольческими» отрядами на востоке Украины, сделали заявления в поддержку задержанных наемников. Признавая, что некоторые из них сражались под их началом на Донбассе, они предполагали, что задержанные направлялись в третью страну на задание для ЧВК. Даже телеграм-канал о военном деле, популярный среди бывших наемников, пояснил пребывание россиян в Беларуси сложным маршрутом из Москвы в Каракас в условиях ограничений на перелеты из-за пандемии.

По-видимому, даже 3 августа представители Кремля еще не знали истинных причин такого положения 33 россиян, поскольку и Песков, и российский консул в Минске заявляли, что эти люди были сотрудниками частной охранной компании, которые «направлялись в третью страну» и просто не попали на рейс.

Белорусские чиновники безапелляционно отметали эти первоначальные российские заявления. Никакая российская ЧВК не стала бы организовывать перелет в третью страну через Беларусь без предварительного согласования со стороны их кураторов «из ФСБ или ГРУ» с коллегами в Минске, парировал председатель Совета безопасности Беларуси Андрей Равков.

Как до этого украинские власти, 5 августа 2020 года генеральный прокурор Российской Федерации подал официальный запрос в прокуратору Беларуси на передачу 32 задержанных россиян (не считая наемника, который имел белорусское гражданство) в Москву.

Развязка

К 6 августа 2020 года президент Беларуси, похоже, еще не решил, чей запрос следует удовлетворить. Он даже пригласил генеральных прокуроров Украины и России в Беларусь, чтобы решить вопрос с генеральным прокурором Беларуси на основе «международных договоров и соглашений».

Однако, по-видимому, на его окончательный выбор повлияли дальнейшие события.

Хотя поначалу российские власти и спецслужбы, по-видимому, не понимали, как 33 российских наемника оказались в Минске, неделю спустя они, судя по всему, раскрыли это дело. Воспользовавшись безоговорочным доступом к логам российских интернет-провайдеров, российское ФСБ обнаружило украинский след по крайней мере части операции. В частности, речь шла о логе IP оригинального объявления на работе на Avito, а также об украинской регистрации одного из турагентств, заказавших билеты для наемников. Обнаруженная информация была опубликована в прокремлевской газете «Комсомольская Правда», которая открыто указывала источником российские спецслужбы и опубликовала интервью с замаскированным сотрудником ФСБ. В тот же день за это дело взялся Следственный комитет России.

На следующий день Владимир Путин позвонил Александру Лукашенко, чтобы обсудить ситуацию с задержанными. Однако Лукашенко выглядел непоколебимым. Еще 9 августа (в день президентских выборов в Беларуси) он повторял, что не доверяет российской версии о роли «третьей страны» в прибытии наемников.

Однако события, последовавшие за выборами, стали беспрецедентными в истории Беларуси. По всей стране начались массовые протесты и антиправительственные митинги против результатов выборов, которые многие беларусы считали сфальсифицированными.

Неизвестно, что за челночная дипломатия и переговоры имели место между Москвой и Минском в течение следующих нескольких дней. Неизвестно также, предлагала ли и оказывала ли Россия помощь Лукашенко в подавлении массовых протестов. Однако в течение недели после выборов по крайней мере три самолета российских военных и/или ФСБ совершали заранее не объявленные полеты в Минск — в том числе два рейса 12 августа.

14 августа Генеральный прокурор России сообщил, что Беларусь отпустила 32 граждан России, и что они находятся на территории Российской Федерации. Это сообщение, впоследствии удаленное с сайта Генпрокуратуры (архивная копия достуна здесь), по-видимому, оказалось преждевременным. Наемники, опрошенные Bellingcat, говорили, что их отпустили в Россию только 16 августа, вывезя в некий населенный пункт под Москвой и поместив в 14-дневный карантин. В течение этих двух недель, по словам наемников, 32 россиян регулярно допрашивали сотрудники ФСБ, которые пытались составить для себя картину событий, произошедших с тех пор, как первый наемник откликнулся на объявление о работе на российском сайте почти годом ранее.

Расследование команды Bellingcat и The Insider.

Основным исследователем со стороны Bellingcat был Христо Грозев, при участии Питера ван Гюйса, Арика Толера и Йордана Цалова.

Читайте также: