«Укрсоцбанк» занялся избиением младенцев. Во чреве матери…

«Укрсоцбанк» занялся избиением младенцев. Во чреве матери… 

«Известен факт, что для любого работодателя уход сотрудницы в декрет никогда не являлся очень радостным событием, прежде всего, с финансовой точки зрения. Но, поскольку беременные работающие женщины находятся под полной защитой закона, работодатель оставляет, как правило, эмоции при себе и выполняет перед «декретчицей» свои обязательства. Ведь в этом вопросе важна не только бюрократическая составляющая, но и моральный аспект – все под одним Богом ходим. Но есть руководители, которым плевать и на Закон Украины, и на Закон Божий, а цена жизни маленького человечка, которого носит в себе подчиненная, равна для них декретным, которые становятся таким людям поперек горла. Именно таким малодушным существом оказался мой руководитель — директор дочерней структуры Укрсоцбанка КУА «Укрсоц-недвижимость» Александр Терехов. Благодаря его «стараниям» моя беременность уже второй раз находится под угрозой, и неизвестно, как далеко он собирается зайти в попытках лишить меня обеспеченного государством декретного отпуска и выплат. Тем более, что непорядочность в отношении выполнения финансовых обязательств перед сотрудниками Терехов уже доказал по отношению к моим подчиненным.

Конфликт с руководителем у меня начался с его решения сократить меня и двоих моих подчиненных из отдела продаж недвижимости. Кстати, несмотря на высокий уровень продаж, притом достигнутый в самый кризисный период. Просто, вновь назначенный да должность директора компании Терехов решил сменить команду. Ситуация типичная для многих структур. Дизайнеру отдела настоятельно рекомендовали писать «по-собственному». Сотрудница настояла на законной процедуре увольнения, после чего директор решил увольнять нас «в связи с сокращением штата». Менеджеру по продажам и в этой ситуации «повезло» – сократить решили, но положенные согласно трудовому договору выплаты Терехов производить отказывался. Естественно, как руководителю отдела, мне пришлось отстаивать права своего подчиненного перед высшим руководством Укрсоцбанка, пойдя на открытый конфликт с директором КУА «Укрсоц-недвижимость». На тот момент я была уже в положении, но на работе об этом еще не знали. После всех этих разбирательств и эпопеи с уведомлением о моем сокращении, в медзаключении о беременности уже на раннем сроке обозначилось слово «угроза». Однако директор на время успокоился, ожидая скорого сокращения меня из штата. Но когда вместо заявления на увольнение я принесла справку о беременности, против меня начался настоящий террор. Бухгалтер, выполняющая в компании и функции отдела кадров, поспешила заверить, что они (т.е. она и Терехов) все равно найдут способ меня уволить. После этого, очевидно, из-за собственной юридической безграмотности, устроила опрос сотрудников не только нашей компании, но и находящихся в кабинетах по соседству, на тему: как уволить беременную. В итоге, без моего ведома и согласия информация о моем положении была донесена до каждого в офисе, притом, со свойственной бухгалтеру компании желчностью (узнала об этом от своих коллег). Уже на этом этапе было понятно, что предстоит формат общения применимый отнюдь не к компании с высокими европейскими стандартами, которые пытается проповедовать группа UniCredit, а, скорее, к базарному выяснению отношений с обильным поливанием грязью уязвимой в данной ситуации сотрудницы. Продолжение не заставило себя ждать. Не найдя законных методов давления, директор сообщил, что справка о беременности из частной медицинской клиники вызывает у него сомнения и потребовал справку о взятии меня на учет в женскую консультацию. Требование абсолютно незаконное, поскольку для предъявления на работу требуется подтверждение именно факта беременности, а когда становиться на учет – личное дело каждой будущей мамы. Тем не менее, чтобы не ссориться, я согласилась выполнить это требование, предоставив справку из своей ЖК и наивно полагая, что на этом «обмусоливание» столь деликатного и личного вопроса на работе прекратится. Но оказалось, что едва получив документ, обозначающий, где я наблюдаюсь, Терехов начал реализовывать свое маниакальное желание буквально уничтожить моего будущего ребенка. Параллельно с запросом в ЖК относительно достоверности поданных мной документов, он, не дожидаясь ответа, отправил в ЖК некоего представителя компании (по описанию врачей, никого из сотрудников я не узнала в приходившем), который явился к главврачу с претензией, что в больнице выдаются фальшивые справки о беременности. Т.е. Терехов, изначально сделав свои выводы (неизвестно на каком основании), послал подобного себе нелюдя, чтобы запугать и доставить проблемы и врачам, которые меня наблюдают. Когда в больнице подтвердили, что я состою у них на учете, последовало следующее требование: предоставить доказательства, что за прошедшую неделю (от момента подачи мной документов на работу) я не сделала аборт! Аргумент врачей, что на моем сроке это уголовно наказуемо, представителей группы с европейскими ценностями не удовлетворил. Какими нормами закона или человечности руководствовались эти люди, я не знаю, но они просто вынудили главврача больницы лично провести мне УЗИ в присутствии двух других врачей ЖК. Слава Богу, Терехов не потребовал и своего присутствия на этой процедуре. Нужно ли говорить, что в больнице я автоматически обрела статус проблемного нежеланного пациента, а ведь мне наблюдаться там еще полгода, и докторам эти разборки абсолютно не нужны. Именно поэтому мне даже не назвали фамилию приходившего к ним человека (если слово «человек» вообще можно применять в данном случае) – их задача лечить людей, а не заниматься отстаиванием их юридических прав и свобод. Эта история обернулась для меня очередной угрозой и госпитализацией. Находясь сейчас на больничном исключительно благодаря «стараниям» бессовестного зарвавшегося клерка, я думаю о том, какие сюрпризы ждут меня после выхода из больницы. Есть ли барьер, перед которым этот человек остановится? Очевидно, что маленькая жизнь, которой он отчаянно пытается навредить, ничего для него не значит.

Но есть, надежда, что для иностранного руководства, которое поставило этого человека вершить судьбы, что-то значит репутация их же структуры. И хотя бы ради этой репутации кто-то «сверху» скажет директору КУА «Укрсоц-недвижимость» Терехову: «Стоп»!

Алёна К., читатель «УК»
 

Читайте также: