Как искать правду в украинских судах. В особенности — по государственным тендерам

Как искать правду в украинских судах. В особенности — по государственным тендерам

Искать правду в суде, а тем более в суде Нижнегорского района АР Крым, дело бесполезное. По своей наивности не мог предположить, что театр абсурда может достигнуть такого масштаба.

В сентябре 2007года я, Сарибан Валерий Викторович, будучи директором фирмы «Валерия», выиграл тендер на «Реконструкцию тепловых сетей м котельных с тепловыми пунктами № 1, 2 ЦРБ в п. Нижнегорский Нижнегорского района АРК» на 950 тыс. грн., с ноября 2007г. по ноябрь 2008г. успешно завершил строительство и запустил в работу две котельные больницы на газовом топливе.

Большая стройка не может обходиться без проблем, и эти проблемы начались с самого начала строительства. Заказчик — Центральная районная больница Нижнегорска — не смогла оплатить аванс в соответствии с договором подряда в размере 30% от суммы договора, не пропускало казначейство. Начать строительство в отсутствии финансирования и обещания руководства заказчика, что до конца 2007г. будет выделено около 90% средств, было невозможно. И мне пришлось найти подрядчика, который за свой счет и риск был готов начать строительство при условии последующей оплаты.

Стройка началась, и в условиях недостаточной проработки проекта приходилось на ходу менять и пересогласовывать технические решения.

В начале декабря 2007г. руководство больницы обратилось с просьбой подготовить акты формы 2 на 850 тыс. грн. — для того, чтобы казначейство профинансировало ЦРБ. Руководствуясь исключительно целями сохранения денежных средств для района, выполнения реконструкции тепловых пунктов, а так же в связи с просьбой заказчика и руководства Нижнегорского района, я подготовил и подписал в середине декабря 2007г. формы 2 в ожидаемых цифрах на конец декабря 2007г.

27 декабря 2007г. на р/с фирмы «Валерия» поступают средства в объеме 850 тыс. грн., а уже 7 января 2008г. приходит в ЦРБ проверка КРУ с одним из основных вопросов освоения выделенных средств на реконструкцию.

Конечно, освоить все 100% выделенных на декабрь 2007г. средств не успели. Тут и погодные условия помешали, и заказчик не смог подготовить необходимые площадки для реконструкции. Однако основная масса работ была выполнена.

Дальнейшая реконструкция объекта выполнялась уже под пристальным надзором прокуратуры, ОБЭП, КРУ. В ноябре строительно-монтажные работы закончились, и объект по акту Государственной комиссии был сдан в эксплуатацию. Еще до окончания строительства в отношении зам. главного врача Ребрикова А. прокуратурой Нижнегорска было возбуждено дело, и он понес наказание за подписание декабрьских актов 2007г. формы 2 до их выполнения. А в отношении руководства фирмы «Валерия» прокуратурой было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

В процессе строительства формы, составленные в декабре 2007г., были откорректированы, в связи с изменениями выполненными в ходе строительства, и приведены в соответствие с фактическим выполнением.

Прошло три года, котельные отработали «как часы», без проблем, и тут начинается цирк. Начальник ОБЭП Нижнегорска капитан Буркун А. обнаруживает в глубине своего шкафа копии формы 2, подписанных еще в декабре 2007г. между фирмой «Валерия» и ЦРБ. Чувствуя упущенные выгоды, он в 2008г. начинает раскручивать маховик истории в обратную строну. За подписью прокурора Прокуратуры Нижнегорского района АР Крым Могорычева А., Буркун А. готовит письмо в Крымский НИИ судебных экспертиз о проведении экспертного исследования по декабрьским формам 2 2007г. Совершенно не понимая, что творит, он подсовывает институту негодные формы, во-первых, не на весь объект, а на его часть, а, во-вторых, в последствии откорректированных заказчиком и подрядчиком.

В результате 24 июня 2010г. на объект прибывает эксперт СИТИ Дидура А., специально подготовленный для «скользких» дел. И за один день, не имея проекта, четкого понимания того, что вообще строилось на объекте, а так же без измерительного прибора. Только по своему умозрительному пониманию производит обмеры и подсчеты всего, что попадается на глаза. Впоследствии чего появляется негодное экспертное исследование № 1179 от 27 августа 2010г., которое попадает прямехонько к начальнику ОБЭП, капитану Буркуну.

Капитан лихорадочно начинает искать телефон директора фирмы «Валерия», но к тому времени он у меня уже поменялся. Поиски увенчались успехом уже через два месяца, и в конце октября 2010г. в телефонном режиме капитан Буркун А. объявил мне о том, что на объекте недовыполнено работ на 67 тыс. грн. и на меня заведено уголовное дело по ч.2 ст. 364 и ч.2 ст.366 УК Украины, и ему срочно нужно со мной встретится. Я не выразил особого желания с ним встречаться и попросил придать официоз нашему разговору в виде повестки. Он все равно настаивал, и через несколько дней мы встретились. Он передал мне письмо из прокуратуры о предоставлении копий учредительных документов и приказов. А так же добавил, что моим делом уже занимается человек, но он сейчас в Киеве, и через несколько дней будет принято решение о моей судьбе.

Через три дня мне позвонили на мобильный с закрытого номера и объявили «приговор» — семь тысяч (!) долларов за невозбуждение уголовного дела. Моя реакция на условие вымогателей была молниеносной, и мне пригрозили, что через два дня за мной приедут с наручниками.

Я отправил по почте запрашиваемые прокуратурой копии документов и стал ждать…

В начале ноября 2010г. со мной так же в телефонном режиме связался следователь Нижнегорской прокуратуры Гилев А. с требованием, опять же, встретиться, опять же, без повестки, как свидетеля по уголовному делу, возбужденному по факту. Встречу начал с угроз посадить за решетку, кричал, хотел показать ключи от моей камеры (!), и все это происходило при нанятом мной защитнике Ткаченко С. Показать уголовное дело и экспертизу не смог, объяснив, что они где-то «в пути». Когда следователь понял, что угрозы на меня не действуют, приступил якобы к допросу, который тут же свернул. Пообещал, что вызовет меня уже в следующем 2011г., когда у него на руках будет экспертиза.

И вот тут начинается лишение меня права на защиту. Умышленно не определив мой статус, как «подозреваемого» или «обвиняемого», он обеспечил недействительность ст. 197 УПК Украины «Права обвиняемого при назначении и проведении экспертизы», лишив меня всех прав, предусмотренных данной статьей закона. В результате следователь назначил экспертизу, поручив ее эксперту некомпетентному в газоснабжении и строительстве инженерных сетей, поставил перед экспертом некорректные вопросы, не обеспечив эксперта необходимыми документами. И, кроме того, указал провести экспертизу без выезда на объект, по материалам уже проведенного, негодного, экспертного исследования.

Некомпетентный эксперт Дидура А. так и не смог правильно оформить «Заключение эксперта», выполнил его в виде заключения экспертного исследования с еще большими недостатками, чем предыдущее. Хотя, нужно отдать эксперту должное, он приостанавливал проведение экспертизы на месяц и запрашивал у следствия дополнительные материалы, но так и не получив ничего, закончил проведение экспертизы без проекта и других документов. По методикам, позволившим ему, не выходя из кабинета, в 2011г. определить недовыполненные работы в 2007-2008г.

Новое «Заключение экспертного исследования № 3654» появилось 17 февраля 2011г. Первую часть которого он добросовестно передрал с «Заключения экспертного исследования № 1179» от 27 августа 2010г. на 67 тыс. грн. за 2007г., а после добавил материалы 2008г. на сумму 59444,4 грн. И засунул это все в первую часть Выводов заключения экспертного исследования. Вторая часть выводов «Экспертного исследования № 3654» вообще не имела право на существование, потому что эксперт, не имея глубоких знаний строительных норм и правил, сделал абсолютно неправильные выводы о их нарушениях. Не знаю, какими знаниями обладал эксперт, сделавший выводы о нарушениях ДБН на действующем объекте, принятом государственной комиссией и постоянно контролируемом органами Госгорпромнадзора.

После получения «Заключение экспертного исследования № 3654» от 17 февраля 2011г. следователь прокуратуры Гилев А. начал «шить» мне дело. По-другому это назвать нельзя, т.к. следствия, как такового, прокуратурой вообще не проводилось. Вложив в дело все изъятые у заказчика и подрядчика документы, пользуясь своей бурной фантазией, следователь буквально высосал из «Заключения экспертного исследования» обвинение и переквалифицировал часть 2 на часть 1 по обеим статьям 364 и 366 УК Украины. И вот здесь уже вторично следствие лишает меня права на защиту.

На мои неоднократные заявления и ходатайства следователю и прокурору о негодности экспертизы, о необходимости осмотра места происшествия, о выдаче копий заключений экспертных исследований, о некомпетентности эксперта и о необходимости проведения новой комплексной экспертизы, прокуратура отвечала отказом. В два счета из добропорядочного человека сделали преступника. Ни одной улики, кроме негодного «Заключения экспертного исследования», у прокуратуры не оказалось. Прокуратура так и не выяснила, да и не собиралась выяснять, кто на объекте был материальноответственным лицом и отвечал за сохранность объекта в течении трех лет эксплуатации, кто имел доступ к объекту, как проводилось ежегодная инвентаризация объекта.

Пользуясь служебным положением и абсолютной безнаказанностью, следователь Нижнегорской прокуратуры Гилев А. незаконно отстранил защитника Ткаченко С. от «моего» дела, пытаясь издеваться надо мной, совершенно безосновательно обвинил меня в отказе от ознакомления с материалами уголовного дела, быстренько состряпал абсурдное обвинительное заключение и при попустительстве прокурора Могорычева А. спихнул нерасследованное дело в суд.

Я неоднократно обращался с заявлениями в прокуратуру АР Крым о незаконных действиях и о бездействии следователя и прокурора нижнегорской прокуратуры, о передаче дела в Симферополь, но получал формальные отписки под копирку.

Напрасно я думал, что после передачи дела в суд театр абсурда закончится, он только разыгрывался. Фемида в Нижнегорском районном суде оказалась с открытыми глазами, но со связанными руками.

С самого начала судебного разбирательства, предварительного слушанья дела судья Нижнегорского районного суда Брындя М. повела процесс в угоду обвинения.

После открытия предварительного слушанья и моего заявления о необходимости назначения мне защитника на всех этапах судебного разбирательства, в том числе и на предварительном слушании, не рассмотрев ходатайства и заявления подготовленные мной на заседание, свернула предварительные слушания и назначила дело к рассмотрению суде. При отсутствии в деле постановления о признании пострадавшим лицом, отсутствия в деле гражданского иска, отсутствии в деле заключения эксперта, отсутствие расчета прямого материального ущерба. Это был третий этап нарушения моих конституционных прав на защиту уже в стенах суда. Назначенный мне адвокат откровенно мешал моей защите, пользуясь моей юридической неграмотностью, неправильно истолковывала суть законов даже в присутствии судьи. Только на пятом заседании суда мне с огромным усилием удалось отстранить назначенного судьей адвоката от участия в деле.

Из всех — около тридцати — ходатайств и заявлений суд удовлетворил только три: о ведении аудиозаписи процесса, о выдаче копий Выводов экспертных исследований и о проведении осмотра места происшествия в присутствии понятых, — остальные были отклонены по требованию обвинителя.

Так отклонили мое ходатайство о назначении комплексной строительно-технической бухгалтерской экспертизы при участии квалифицированных экспертов, отклонили ходатайство о приглашении понятых, учувствовавших в осмотре места происшествия, для дачи показаний в суде, изобличающих вранье эксперта, ходатайство о представлении в суд измерительного прибора, которым якобы пользовался эксперт, в связи с обоснованными сомнениями в том, что измерения вообще проводились.

Примечательный момент: после проведения осмотра места происшествия, на котором выявилось полная ложь эксперта, он был уволен из Института судебных экспертиз и лишен удостоверения. Таким образом ведомство пытается увести от ответственности своего работника. Несомненно: после окончания скандального процесса он будет восстановлен на работе.

Даже тот факт, что при осмотре места происшествия было выявлено практически все, что эксперт не обнаружил, не помешал прокурору Могорычеву А. заявить, что протокол осмотра места происшествия подтверждает правильность экспертизы. Вот вам и прямая ложь из уст чинуши в защиту чести мундира, отсутствие желания признавать ошибки.

Судья, не смотря на протесты мои и моего защитника, завершила судебное заседание и провела прения. Прокурор просит два года лишения свободы и арест в зале суда. Несложно предвидеть неправосудное решение судьи Нижнегорского районного суда Брынди М. — оно будет принято по требованию прокурора. Надежд на правосудие никаких.

Если добропорядочным гражданам правового государства Украины для признания гражданства нужно некоторое время посидеть в тюрьме, я готов исполнить свой гражданский долг.

Председатель симферопольского караимского общества (СНККО Симферопольско национально-культурное караимское общество «Карайвар»), заместитель председателя Федерации крымских караимов, директор фирмы «Валерия»

Сарибан Валерий Виторович, читатель «УК»

Читайте также: