Будни харьковских прокуроров: «крышевание» воров и участие в «разборках»

Представьте ситуацию. Место — Харьков, Полтавский шлях..Еду себе по делам, все правила дорожного движения соблюдаю, стараюсь никуда не спешить. И вдруг — ну прям настоящий боевик! Фура в сопровождении машин с ментовскими номерами подрезается каким-то «крутелой». Обалдел от такого зрелища… Но и это было только начало, как оказалось. Из крутой тачки выскакивает настоящий прокурор. Может, не догадался бы, что он прокурор, но в форме же. И орет, как резаный, «ксивой» размахивает. Вообще-то я человек не очень любопытный, а тут интересно стало. Тем более, что вижу — из ментовской машины сын друга, с которым мы когда-то служили, выходит. Пытается что-то прокурорскому объяснить, а тот ну просто от злости подпрыгивает!

Представьте ситуацию. Место — Харьков, Полтавский шлях..Еду себе по делам, все правила дорожного движения соблюдаю, стараюсь никуда не спешить. И вдруг — ну прям настоящий боевик! Фура в сопровождении машин с ментовскими номерами подрезается каким-то «крутелой». Обалдел от такого зрелища… Но и это было только начало, как оказалось. Из крутой тачки выскакивает настоящий прокурор. Может, не догадался бы, что он прокурор, но в форме же. И орет, как резаный, «ксивой» размахивает. Вообще-то я человек не очень любопытный, а тут интересно стало. Тем более, что вижу — из ментовской машины сын друга, с которым мы когда-то служили, выходит. Пытается что-то прокурорскому объяснить, а тот ну просто от злости подпрыгивает!

Пока там шли «качели», я потихоньку сына дружбана в сторонку отозвал. Курим, смотрим. Слово за слово, пацан и рассказал о прокурорском беспределе. Мне аж жалко стало, что «калаша» нет, как в Афгане. Таких гадов надо бы, как духов, «рассчитывать» в честной перестрелке. И когда они уже наконец нажрутся?

Рассказал сын «земели» — опер, что фура, под которую бросился на своей тачке прокурор, везла ворованные трубы. Опера ночь не спали, ждали развязки. Информация была, что демонтированные трубы то ли водоканала, то ли водотреста, вместо того, чтобы на склад — на металлолом повезут, вот ребята и морочились. Проверяли. Засаду устраивали, слежку. Как только машина поехала в непонятном направлении — тормознули, представились, документы попросили предъявить. Никаких документов не оказалось. Как они говорят, «приняли левака», сопровождали на базу, чтобы сдать трубы под ответственное хранение и дальше уже разбираться. А тут — прокурор, межрайонный, вылетел на встречную полосу. Заявил, что поступил сигнал: без суда и следствия захватили фуру с трубами. Бросился спасать водилу с грузом от типа ментовского беспредела. Ему попытались культурно объяснить, что сигнал липовый, а вор — настоящий. Ни в какую слушать не хочет, отпускайте — и все. Я тут, мол, прокурор описываю ее и забираю. Потом подмогу вызвал из областной прокуратуры…

Пока мы курили с пацаном-опером, возле фуры шли разборки. Ну тот, что из областной прокуратуры, оказался поумнее. Покрутился, покрутился, потрепался о том, о сем и уехал. А тот, который в форме — районный, еще долго слюной брызгал и руками размахивал.

Не знаю, чем там все это дело кончилось, поехал по своим делам. Не представляю, как чувствовали себя опера; думаю, гадостно, если даже у меня — человека далекого от милиции и прокуратуры — на душе было, как после большой пьянки. Ну просто трясло от возмущения. Если так ведут себя прокуроры, то что же говорить о сявках и прочей блатоте?

Александр, читатель «УК»; Харьков 
 

Читайте также: