«Укргаздобыча»: условия для воровства лучше не придумать

То, что народ созрел до понимания, что вилы – главное оружие в борьбе с коррупцией и беззаконием самой власти, уже прорывается в высказываниях людей в прямом эфире. 

То, что народ созрел до понимания, что вилы – главное оружие в борьбе с коррупцией и беззаконием самой власти, уже прорывается в высказываниях людей в прямом эфире.

«Белевцова Валерия Александровича,
ул. Спортивная
Червоный Донец, Балаклейский район,
Харьковская область

Помните, не так давно зам. Генерального прокурора Корнякова, захлебываясь от восторга, поведала Украине о «снегурочках Ивченко»? И что? А ничего! Стал премьером Янукович, с ним пришла в НАК «Нефтегаз Украины» команда Юрия Бойко. Эти ребята не стали размениваться на глупости. «Обули» Компанию, а вместе с ней и государство на сотни миллионов, и теперь смеются от избытка безнаказанности. Юра Бойко позволяет себе иронизировать и поучать с экрана телевизора, в предвкушении возврата к бездонному нефтегазовому корыту, как надо руководить нефтегазовой отраслью. Уверенности ему не занимать: все среднее звено руководителей Компании и ее «дочек» осталось прежним. А ничего, кроме воровства, они в принципе успешно делать не умеют.

Условия для воровства лучше не придумать. Генеральный прокурор и вся его рать под брендом «никакой политики» в упор не видят и не желают видеть экономические преступления в стране. И в зародыше подавляют все попытки бороться с этим явлением. Хотя по ситуации не отказывают себе в удовольствии получать материальные и нематериальные выгоды от тех, в чьих интересах замять уголовное преследование.

Так получилось, что мне лично пришлось пройти практически через все институции государства, которые призваны бороться с экономическими преступлениями, коррупцией и защищать права граждан Украины. Что сказать? Всех бранных эпитетов, которые есть в языке, не жаль использовать в отношении буквально каждого государственного органа страны. Может быть, кто не знает, но никто из перечня таких государственных деятелей как Президент страны, Генеральный прокурор, Премьер-министр, любой из министров, тот же обудсмен — обращений граждан не читает, разбирательств по ним не проводит и, естественно, мер никаких не принимает. Люди просто теряют время, питают ненужные иллюзии, когда направляют им свои жалобы и заявления. Письма читают рядовые, и поэтому безответственные, клерки в перерывах между кофе-чаепитием, единственная функция которых определить: куда по вертикали — «вниз» (что чаще), или — «по горизонтали» дальше (что значительно реже) переслать очередную жалобу. Они же готовят стандартные отписки, которые за подписью всяких там зав., зам. отделов, канцелярий, секретариата и получают отчаявшиеся от беззакония граждане. В конце-концов, в результате бумажной круговерти жалоба попадает в тот орган или тому должностному лицу, чьи действия или чье бездействие обжаловалось. При этом используется стандартный прием, когда ответ за результатом рассмотрения жалобы предлагают дать только в адрес гражданина, то есть, эти жалобы вышестоящим органом на контроль никогда (иного я не встречал) не берутся. И отсюда этому вышестоящему органу совершенно наплевать, как будет рассмотрена жалоба, и какой ответ получит гражданин.

Круг замкнулся. Единственным органом, при всех справедливых нареканиях на его роботу, кто реально и с соблюдением определенной процедуры рассматривает требования граждан, остался суд. Но и он в условиях полного государственного бардака и паралича все хуже отправляет правосудие. Справедливое, подчеркиваю, именно справедливое решение (так как качественное состояние законодательной базы ужасное) ему дается с трудом, скорее как приятное исключение.

Теперь о том, что конкретно произошло в моем случае. С 1981 года я работал на газодобывающем предприятии, которое периодически вследствие реорганизации меняло статус и название. Постоянно возглавлял юридическую службу. С 1995 года – начальник юридического отдела газопромыслового управления «Шебелинкагаздобыча», которое в качестве филиала входит в состав Дочерней компании «Укргаздобыча» НАК «Нефтегаз Украины». Общий стаж непрерывной работы на предприятии составляет 28 лет. Последние несколько лет филиал с понятными перерывами (директор – активный функционер от Партии регионов) возглавляет Фесенко Юрий Леонидович.

В 2007 году он сумел, несмотря на победу на выборах БЮТ, остаться на должности директора, а после некоторой перетряски его кадров к 2009 году вернул на прежние позиции весь свой партийно-кадровый потенциал и не только в филиале, но и фактически в ДК «Укргаздобыча». Активное давление на меня он начал в апреле 2007 года, когда объявил мне первый выговор (признан незаконным решением суда Балаклейского района Харьковской области от 25.02.2008 г. по делу №2-13/08, которое вступило в законную силу). В апреле 2008 г. Фесенко Ю.Л. объявил мне второй выговор (признан незаконным решением суда от 2 октября 2009 г. по делу №2-34/09). В 2008 году он направляет письма в ДК «Укргаздобыча», где под надуманным предлогом неэффективной работы юридического отдела инициирует ликвидацию отдела (об этом мне стало известно уже в ходе рассмотрения дела в суде). Получает добро и с 1 января 2009 г. юридический отдел исключают из организационной структуры аппарата управления филиала, а с 6 апреля 2009 г. меня увольняют с работы по п. 1 ст. 40 Кодекса законов о труде Украины в связи с сокращением штата работников (за два половиною года до достижения пенсионного возраста).

При этом все бывшие юрисконсульты отдела, кто не уволился по собственному желанию по уважительным причинам (один нашел более оплачиваемую работу, другая переехала вместе с мужем на новое место жительства в г. Харьков), были переведены на должности специалистов в отдел кадров, отдел безопасности филиала. Но фактически продолжили выполнять свои обычные обязанности юрисконсультов: представлять интересы Компании в судах, вести претензионно-исковую работу, визировать договора, приказы и т.д. Мне было либо отказано в переводе на эти и другие вакантные должности, либо предложено явно неподходящую работу ( сторожем, водителем или требующую технического образования ). Все эти обстоятельства нашли свое подтверждение в суде.

Фесенко Ю.Л. неоднократно и однозначно высказывал мне, что его не устраивает во мне только одно, что я выполняю свои обязанности как прокурор, так как излишне придирчив при визировании документов. Хотя я думаю, что его не устраивало и то, что я не скрывал своего неприятия превращение ГПУ «Шебелинкагаздобыча» в некий филиал Партии регионов. Непосредственным поводом, которое ускорило развязку, стало мое обращение в прокуратуру в июле 2007 года, против его желания, по фактам хищения денежных средств на участке совместной деятельности филиала на сумму три с половиной миллиона гривен путем перечисления денежных средств коммерческим структурам по сфабрикованным документам.

Уже и органы КРУ подтвердили при проверке факты хищения денежных средств предприятия на указанную сумму, а прокурор района все оттягивал возбуждение уголовного дела. Я направил с десяток обращений во все правоохранительные органы, в том числе и в Генеральную прокуратуру. В ответ либо отписки либо ничего. И только через полтора года после моего обращения в порядке ст. 95 Уголовно-процессуального кодекса Украины о наличии признаков хищения денежных средств государственного предприятия организованною группою и в особенно крупном размере, прокурор Балаклейского района Харьковской области Корсун Р.О. соизволил, наконец-то, возбудить уголовное дело № 28090005 по ч. 2 ст. 364 Уголовного кодекса Украины (злоупотребление властью либо служебным положением, повлекшим тяжкие последствия) по фактам хищения государственных средств на участке совместной деятельности ГПУ «Шебелинкагаздобыча». Сделал он это 16 января 2009 г. в последний день работы в этой должности (был переведен на работу прокурором в другой район Харьковской области).

В органы КРУ, правоохранительные органы, НАК «Нефтегаз Украины», Минтопнерго, ДК «Укргаздобыча», Кабмин направлялись и мои обращения и других граждан о признаках многочисленных корыстных злоупотреблений в финансово-хозяйственной деятельности филиала. Все эти факты нашли свое подтверждение по результатам проверок и КРУ и ведомственных ревизоров, хотя в выводах все, насколько возможно, смягчено и завуалировано. Разумеется, никакой принципиальной оценки даже на уровне дисциплинарной ответственности дано не было. Все ограничилось формулировкой: указать на недостатки. Материалы не были переданы правоохранительным органам, а последние и не стремились их истребовать. Как всегда, заявителям были направлены отписки, содержащие, порой, откровенную глупость.

Решением суда Балаклейского района Харьковской области от 2 октября 2009 года по делу №2-34/09 удовлетворен мой иск о восстановлении на работе на должности начальника юридического отдела ГПУ «Шебелинкагаздобыча» с 6 апреля 2009 года, взыскана заработная плата за время вынужденного прогула, а также удовлетворены другие требования, связанные с нарушением трудовых прав. В части восстановления на работе, а также взыскания среднего заработка за один месяц, решение, как это предусмотрено законом, допущено до немедленного исполнения. Однако идет уже третий месяц как и директор филиала Фесенко Ю.Л. и директор ДК «Укргаздобыча» Чеберда О.И., грубо нарушая закон, отказываются исполнять решение суда. И вдохновляет их на это уверенность в собственной безнаказанности.

Вначале решение суда попытался исполнить отдел ГИС Балаклейского районного управления юстиции Харьковской области, куда мной были направлены исполнительные листы. В соответствии со ст. 20 Закона «Об исполнительном производстве» принудительное исполнение проводится за выбором взыскателя по месту нахождения постоянно действующего органа юридического лица либо его имущества (в данном случае филиала).

Исполнение решения, которое обязывает должника совершить определенные действия (в данном случае издать приказ по филиалу о восстановлении на работе и допустить работника до фактического исполнения обязанностей) проводится государственным исполнителем по месту совершения таких действий. Ст. 7 этого Закона предусмотрено, что решение о восстановлении на работе незаконно уволенного работника исполняется немедленно. Исполнение решения считается законченным с момента фактического допуска указанного работника до исполнения прежних обязанностей на основании соответствующего акта органа, что принял незаконное решение об увольнении работника. Решение о восстановлении на работе исполняется собственником или уполномоченным им органом (должностным лицом), то есть в данном случае этим лицом является директор филиала Фесенко Ю.Л.

В течение почти месяца отдел ГИС Балаклейского РУЮ Харьковской области успел даже составить акт о неисполнении решения суда, подлежащее немедленному исполнению, и вынести постановление о привлечении директора филиала Фесенко Ю.Л. к административной ответственности. Однако после первой же жалобы юрисконсульта филиала Лещенко Л.С. как представителя должника о том, что решение должно принудительно исполняться в Киеве, отменил все свои постановления об открытии исполнительного производства, прекратил исполнительные действия и возвратил мне исполнительные листы. Балаклейский районный суд Харьковской области вместо того, чтобы рассмотреть мою жалобу на действия исполнительной службы в установленный законом 10-дневный срок, уже трижды отложил ее рассмотрение (жалоба не рассмотрена с 29.10.2009 г.).

В этой ситуации 11 ноября 2009 г. я предъявил исполнительные листы к исполнению в отдел ГИС Шевченковского управления юстиции в городе Киеве, передав их лично в канцелярию этого отдела под роспись. Прошло больше месяца. Государственный исполнитель соизволила лишь 16.11.09 г. вынести постановления об открытии исполнительного производства, и то с опозданием на несколько дней — в нарушение ч. 4 ст. 25 Закона «Об исполнительном производстве». Копи этих постановлений направлены мне только 03 декабря 2009 г. с опозданием на 16 дней, что есть грубым нарушением ч. 6 ст. 24 этого Закона. Хотя закон предусматривает особый порядок исполнения решений, подлежащих немедленному исполнению, старший государственный исполнитель Мороз Леся Евгеньевна предоставляет ДК «Укргаздобыча» (ул. Кудрявская, 26/28 ) максимально допустимый срок для добровольного исполнения – 7 дней (причем, с момента получения, хотя Закон этого не устанавливает) и направляет копии постановлений должнику по почте.

Все. Дальше она ничего не предпринимает, а просто ждет, как она выразилась по телефону, «возвратки», т.е. уведомления о вручении должнику письма с постановлениями. На 9 декабря этого года, когда с ней состоялся очередной телефонный разговор, она еще продолжала ожидать пресловутую «возвратку». Все вопросы к ней о том, почему не вышла на место исполнения, не сдала постановления непосредственно в канцелярию ДК «Укргаздобыча», почему не использовала достаточные права, предоставленные Законом, а в конечном итоге не исполнила обязанности по немедленному исполнению решения суда, госпожа Мороз Л.Е. пропустила мимо ушей. Ограничившись фразой, что по закону она обязана провести исполнительные действия в двухмесячный срок, т.е. спешить ей, собственно, незачем.

21.11.2009 г. я направил жалобу начальнику отдела ГИС Шевченковского РУЮ в городе Киеве на бездеятельность государственного исполнителя Мороз Л.Е. Согласно почтовому уведомлению жалоба получена 25.11.2009 г. В соответствии с ч. 4 ст. 95 Закона «Об исполнительном производстве» жалоба должна быть рассмотрена в 10-дневный срок. Срок прошел, ответ не получен, жалоба не рассмотрена.

Мной также были направлены обращения в прокуратуру Шевченковского района в городе Киеве (21.11.2009 г.) – ответ не получен, в Департамент государственной исполнительной службы Министерства юстиции (11.11.2009 г.) – письмом от 18.11.2009 года дана форменная отписка. На рассмотрении в Министерстве юстиции находится депутатское обращение Народного депутата Украины Тищенко А.И. №2029379 от 5.11.2009 г. в отношении неисполнения судебного решения – ответа нет.

11.12.2009 г. я сдал в канцелярию Балаклейского районного суда Харьковской области жалобу на бездеятельность государственного исполнителя отдела ГИС Шевченковского РУЮ в городе Киеве Мороз Л.Е. и начальника этого отдела. Но думаю, что по срокам рассмотрения эту жалобу ждет та же судьба, что и у нерассмотренной жалобы на действия должностных лиц отдела ГИС Балаклейского РУЮ в Харьковской области.

Подытоживая написанное, хочу сказать еще вот о чем. Как известно, классики марксизма-ленинизма определяли революционную ситуацию положением, когда верхи не могут управлять по-старому, а низы не хотят жить по-старому. От революции в самом худшем ее понимании нас отделяет самая малость: любое резкое обострение незавидного экономического положения страны может вызвать массовое недовольство людей, легко переходящее в бунт, где мало никому не покажется. А то, что народ как бы созрел до понимания, что вилы – главное оружие в борьбе с коррупцией и беззаконием самой власти, уже прорывается в высказываниях людей в прямом эфире.

Валерий Белевцов, читатель «УК»

Читайте также: