Как титульный спонсор чемпионата Украины по футболу расправляется со своими сотрудниками

С декабря 2008-го по август 2009-го я работал в гипермаркете ООО «Эпицентр К» (город Макеевка, улица 250 лет Донбасса, 74) исполняющим обязанности заместителя руководителя службы безопасности ООО «Эпицентр К»- начальника службы безопасности (СБ) гипермаркета г. Донецк. 

С декабря 2008-го по август 2009-го я работал в гипермаркете ООО «Эпицентр К» (город Макеевка, улица 250 лет Донбасса, 74) исполняющим обязанности заместителя руководителя службы безопасности ООО «Эпицентр К»- начальника службы безопасности (СБ) гипермаркета г. Донецк. 

25 августа 2009 года директор гипермаркета Гальчук Геннадий Петрович в беседе сообщил, что руководство ООО «Эпицентр К» приняло решение назначить на должность начальника службы безопасности гипермаркета неизвестного мне гражданина, поэтому он предлагает написать заявление об увольнении.

Я имею на иждивении несовершеннолетнюю дочь (Елизавета, 1996 г.р.), которая после развода с женой, на основании нотариально заверенного договора, должна проживать со мной. Потеряв работу, я не смог бы содержать ни ее, ни себя. Однако Гальчук Г.П. настаивал на своем, угрожая в случае отказа написать заявление применением ко мне мер дисциплинарного, административного, уголовного характера.

26 августа 2009 года руководитель СБ ООО «Эпицентр К» Черноног И.А. в целях сохранения работы порекомендовал мне написать заявление о понижении в должности на заместителя начальника службы безопасности гипермаркета. Мне не было доведено, что заработная плата и условия труда будут значительно отличаться от предыдущих. 29 августа 2009 г. на должность начальника службы безопасности гипермаркета был назначен Гриценко Александр Иванович.

Гальчук Г.П. продолжал настаивать о моем увольнении. В середине сентября 2009 г. он в беседе сообщил, что в гипермаркете украдено товара на сумму более чем двести тысяч гривен, поэтому он предлагает указанную сумму отдать ему, а он не будет принимать никаких мер в отношении меня, даст мне возможность уволиться по собственному желанию. Я довел ему, что о краже ничего не знаю, а факт недостачи надо подтверждать проверкой.

Некоторые сотрудники гипермаркета сообщили мне, что начальник СБ гипермар-кета Гриценко А.И., якобы выполняя поручение Гальчука Г.П., просит их дать ложные показания о хищениях мною товара и о том, что я, якобы, вымагал и присваивал их зарплатные деньги.

21.09.2009 г. я написал заявление о вымогательстве и грубом нарушении трудового законодательства со стороны Гальчука Г.П. в прокуратуру г. Макеевки и Управление МВДУ г. Макеевки. Никаких мер по настоящее время ими не принято.

20.09.2009 г. я не былдопущен к работе Гриценко А.И.23.09.2009 г. Гальчук Г.П. сообщил, что начато служебное расследование в отношении меня, однако уже имеются данные, на основании которых я буду привлечен к уголовной ответственности, но он предлагает мне уволиться по собственному желанию. Это — шантаж. Я ответил отказом.

С 21.09.2009 г. по 9.10.2009 г. я находился на больничном; о том, что я заболел, предупредил Гриценко А.И. В последующем я узнал, что указанный период был задокументирован актами как прогулы, несмотря на то, что больничные листы заказным письмом направил в гипермаркет. В данных актах указана недостоверная информация; члены комиссии подписывали их, боясь угрозы Гальчука Г.П. их увольнением.

16.10.2009. приказом директора гипермаркета Гальчука Г.П. я уволен за прогулы, хотя на работе находился, о чем могут подтвердить свидетели. Незаконное увольнение я обжаловал перед прокуратурой Центрально-городского района г. Макеевки (с просьбой провести прокурорскую проверку, указывая, что в действиях Гальчука Г.П. есть признаки состава преступлений ст.ст. 172, 175 УК Украины). Прокурорская проверка проведена не была. Прокурор порекомендовал мне обратиться в суд. Незаконное увольнение я обжаловал в Буденовском районном суде г. Донецка.

12.02.2009 г. я был подвержен принудительному приводу со стороны прокуратуры Центрально-городского района г. Макеевки. Старший следователь указанной прокуратуры Федоренко Н.И. сообщил, что на основании заявления директора гипермаркета Гальчука Г.П. в отношении меня возбуждено уголовное дело № 26-29980 в отношении приписок, которые привели к нанесению ущерба на сумму 19 122 гривен. В постановлении же от 10.03.2010 г. указанна сумма 4 000 гривен. Старший следователь прокуратуры Федоренко Н.И. на вопрос о «плавающем» размере суммы, ответил, что это он устанавливает размер, т.е ревизия, бухгалтерская проверка проведена не была. В качестве доказательства следователь использует журнал неустановленной формы, в котором инспектора СБ записывали… предложения о расстановке постов на следующие сутки.

В постановлении о возбуждении уголовного дела от 11.01.2010 г. указано, что «данный факт полностью подтверждаеться:
1) актом б/н от 20.11.2009 г.;
2) сравнение данных табелей учета рабочего времени и ведомостей оплаты труда;
3) объяснениями работников.

В действиях старшего следователя прокуратуры Федоренко Н.И. при вынесении постановлении о возбуждении уголовного дела от 11.01.2010 г. усматриваются признаки дожностного преступления, т.к. он не проверил:

1) Почему директор гипермаркета Гальчук Г.П. в состав комиссии назначил заместителя начальника СБ (на тот период в должности менее 1 месяца, участия в проведе-нии служебных проверок, тем более финансовых, не имеет), инспектора отдела кадров, юриста, но почему-то не назначил бухгалтера? Почему не установлено, что я не имел никакого отношения к распределению денег, выделенных на зарплату сотрудников? Этим занимается директор и бухгалтер… Почему не проведена ревизия или бухгалтерская проверка, которая бы подтвердила или опровергла присвоение денег? В связи с нехваткой персонала некоторые сотрудники выходили вне графика работы — как я мог не провести учет этого рабочего времени! Сотрудникам начислялась зарплата за отработанные часы.

2) Я действительно вел табель учета рабочего времени. Указанный документ велся в электронном виде, таблица XL, при заполнении данные автоматически переносились в проект ведомости оплаты труда (тоже таблица XL), поэтому данные, указанные в табеле учета времени, идентичны данным, указанным в ведомости оплаты труда. Саму же ведомость оплаты труда, после проверки и утверждения директором Гальчуком Г.П., распечатывала менеджер по персоналу Сушко Е. Я ставил свою подпись только после подписи Гальчуком Г.П. Также ведомость согласовывается руководителем СБ ООО «Эпицентр К», т.е. я мог предположительно внести изменения в проект документа (ведомость), а не в сам документ, что отрицает наказание по ст. 366.

3) Уголовно-процессуальное законодательство одной из форм доказательств имеет показания свидетелей. Что такое «объяснения работников»? Эти лица — не свидетели?

Зарплата начислялась на карточки сотрудников СБ, я ознакамливал всех сотрудни-ков под роспись с размером заработной платы и количеством отработанных часов. Если кому-то из них бухгалтерия начислила зарплату большую по размеру, то почему он не сообщил об этом ранее, а присвоил денежные средства? Ущерб ООО нанесен указанными сотрудниками, то почему в отношении них не написаны заявления Гальчуком Г.П. о присвоении (хищении) денежных средств? Почему эти сотрудники не привлечены к уголовной ответственности?

На мои неоднократные жалобы прокуратура Донецкой области не реагирует…

Андрей Полухин, читатель «УК»

Читайте также: